«Crashgate» Гран При Сингапура-2008 или афера на троих

13 сентября 2017 в 16:46

28 сентября 2008 года состоялся один из самых скандальных Гран При в истории Формулы 1.

Большие Призы впервые приехали в Сингапур, где в Центральном регионе, который на самом деле располагается на юге страны, организаторы соорудили роскошную городскую трассу Марина-Бэй, принявшую первую в истории спорта ночную гонку под светом прожекторов.

Этот Гран При был полон драмы. В дебюте уик-энда Фернандо Алонсо демонстрировал феноменальный темп на Renault R28, а эксперты во главе с британскими комментаторами Джеймсом Алленом и Мартином Брандлом прогнозировали испанцу старт с первых двух рядов решетки в Сингапуре.

Однако в квалификации испанца подвела топливная система на R28, из-за чего он вынужден был довольствоваться 15-м местом.

В голове пелотона после старта с поул-позиции пилот Ferrari Фелипе Масса уверенно контролировал ход событий, но на 14-м круге его преимущество было нивелировано: напарник Алонсо по Renault Нельсон Пике-младший врезался в стену в 17-м повороте, что спровоцировало появление на трассе машины безопасности.

Авария случилась спустя два круга после того, как в боксах побывал его напарник по Renault Фернандо Алонсо. Многие удивились такому совпадению, но не придали особого значения эпизоду: в тот момент казалось, что Алонсо, наконец, улыбнулась удача после всех отказов техники, которые обрушились на него в том году.

А вот для Массы выезд на трассу машины безопасности обернулся настоящим кошмаром: Фелипе заехал в боксы на дозаправку, но во второй раз в сезоне сигнальная система в боксах Ferrari сработала до того, как механики вытянули топливный шланг из горловины бака.

Бразилец сорвался с места вместе со шлангом и механиком, который получил травмы в результате инцидента. Он остановил машину в самом конце пит-лейна: механики добежали до автомобиля и с трудом, но все же вытащили шланг из отверстия, позволив пилоту вернуться на трассу. Тем не менее тогда уже все понимали, что день Фелипе испорчен.

AP Photo/Oliver Multhaup
AP Photo/Oliver Multhaup

Первую в истории Ф1 ночную гонку запомнили как одну из самых зрелищных в сезоне-2008 благодаря умопомрачительному развитию событий в заезде и организации уик-энда по высшему разряду, а Берни Экклстоун назвал Гран При Сингапура новой жемчужиной в короне Ф1.

Уик-эндом остались довольны все, кроме Луки ди Монтедземоло, назвавшего конфигурацию круга в Сингапуре клоунадой, а не трассой, и Массы, который сразу после гонки отправился выяснять отношения с руководителем Renault Флавио Бриаторе, заподозрив того в нечестной игре.

В Ф1 неоднократно возникали ситуации, когда гонщики были убеждены в заговоре против себя, но в 99% случаев это были просто эмоции. Однако чутье Массу не подвело.

Кампания-2008 закончилась для бразильца поражением от Хэмилтона, вырвавшего чемпионский титул в предпоследнем повороте дождевого Гран При Бразилии благодаря обгону Тимо Глока, и о сингапурском чуде Renault постепенно начали забывать.

По прошествии экватора кампании-2009 французский коллектив принял решение отказаться от услуг Пике вследствие неудовлетворительных результатов: в 2009-м Нельсон не принес команде из Энстоуна ни одного очка, в то время как у Алонсо было 13 зачетных пунктов.

В начале августа Нельсон подтвердил свой уход из Renault, а уже в конце месяца в бразильской прессе появилась информация о том, что Пике приказали врезаться в барьер в прошлогодней гонке в Сингапуре.

FIA сразу же организовала расследование, в ходе которого выяснилось, что курировали схему намеренной аварии руководитель команды Флавио Бриаторе и директор инженерного отдела коллектива Пэт Симондс.

Суть заговора состояла в том, что Алонсо должен начинать гонку с малым количества топлива в баках, после чего отправиться на пит-стоп, где его заправят на длинный отрезок, а дальше на арену выходил Пике с его актерским мастерством. План сработал как по нотам.

Позднее были обнародованы командные радиопереговоры с мостика Renault во время аварии Пике, где Бриаторе с особым цинизмом бранит своего протеже за якобы ненамеренный сход.

После того, как FIA обвинила Бриаторе и Симондса в нечестной игре, в Renault поспешили попрощаться с обоими фигурантами дела. Через неделю после обвинения французская команда, находившаяся и так в непростом финансовом положении, получила еще один удар под дых: главные спонсоры ING и Mutua Madrilena покинули французов. По иронии судьбы исход спонсоров случился как раз накануне Гран При Сингапура.

По сути, Флавио так и не признал свою вину, из-за чего получил пожизненный бан. В суде итальянец добился сокращения срока дисквалификации до пяти лет, но так и не вернулся в Ф1.

Симондс вернулся в Большие Призы с Williams в 2013-м, а в декабре 2016 года покинул пост технического директора команды из Гроува. С марта 2017 года Пэт работает экспертом на телеканале Sky Sports.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Нельсон Пике признал, что не был в курсе, замешан ли Алонсо в этой схеме, однако предположил, что у испанца априори должны были возникнуть вопросы о том, почему при старте с 15-го места для него выбрали тактику короткого первого отрезка на трассе, где почти невозможно обгонять.

Вина Фернандо так и не была доказана: FIA не получила доказательств относительно того, что испанец или его механики что-либо знали о схеме. После вынесения вердикта Масса заявил, что Алонсо, несомненно, был в курсе дела, хотя через некоторое время констатировал, что его обвинения основывались лишь на догадках.

Пике-младший за свое чистосердечное признание был оправдан, избежав наказания, однако именно бразилец понес наибольший имиджевый урон из всех.

У Нельсона был талант, скорость, большие связи, но молодой гонщик лишился всего в один миг – сначала он согласился на обман (а по версии Симондса, и вовсе сам предложил такую схему действий), затем на протяжении года смиренно носил в себе эту тайну, после чего решил отомстить Бриаторе, сдав бывшего менеджера с потрохами за то, что тот выгнал его из команды за неудовлетворительные результаты.

После того, как дело было закрыто, Нельсон говорил, что к нему проявляют интерес команды Ф1, но в реальности ситуация обстояла иначе. Ни одна из команд не желала иметь дело с жуликом, и в возрасте 24-х лет он отправился за океан в NASCAR.

Нельсон вернулся в европейские гонки только в 2014-м, выиграв дебютную кампанию в истории Формулы Е.

© Renault
Фото: Renault

Послесловие

По ходу пересмотра Гран При Сингапура-2008 не покидает чувство отвращения, обманутости и безысходности от того, что изменить уже ничего нельзя. Болельщики на трибунах, телезрители, комментаторы и команды смиренно следили за событиями в гонке, даже не подозревая, что на 14-м круге их дружно и без угрызений совести обвели вокруг пальца три афериста из команды Renault.

Вряд ли кто-нибудь из нас захочет стать свидетелем чего-либо подобного в будущем. Любой спорт должен оставаться чистым, справедливым и беспристрастным, однако этого удается добиться далеко не всегда.

Но если все же кто-нибудь из действующих лиц еще раз осмелится посягнуть на принципы честной конкуренции, то хотелось бы видеть более суровые наказания и длительные дисквалификации.

Кроме того, руководству Ф1 и FIA необходимо уметь самостоятельно выявлять подобные случаи нечестной игры, а не ждать, пока совершивший проступок человек решит сам прийти к ним с повинной.

Автор материала: Егор Моторченко