Когда гонщики Ф1 могли говорить всё, что хотели...

Эд Стро
12 сентября 2016 в 9:51

В современной Формуле 1 пилоты зачастую боятся открыто высказывать свое мнение по тому или иному вопросу. Но так было не всегда. Давайте вспомним, как обстояли с этим дела в сезоне-2000, и что тогда говорили гонщики. А перенесет нас в эти воспоминания Эд Стро...

Чем запомнился 2000-й год в Больших Призах? К примеру, средним пальцем, показанным на тот момент двукратному чемпиону мира… Публичным резким высказыванием со стороны действующего чемпиона в адрес напарника по команде… Сомнениями претендента на титул в том, что его партнер по команде может ему хоть что-то противопоставить по скорости…

Это всего лишь несколько из многочисленных заголовков в спортивных газетах того года. И было это всего 16 лет назад, а кажется, что прошла целая вечность – настолько стерильной и дезинфицированной является современная Формула 1.

Листая страницы журнала Autosport 2000 года, удивляешься, насколько часто гонщики тех времен открыто высказывали свое мнение об оппонентах, о напарниках, а иногда даже о собственных ошибках.

Трудно забыть, как на Гран При Франции Дэвид Култхард показал средний палец Михаэлю Шумахеру в шпильке Adelaide на 39-м круге гонки, когда немец заставил шотландца взять шире при попытке выйти в лидеры.

В итоге Дэвид все же выиграл ту гонку, в которой Михаэль сошел из-за отказа двигателя, но зрителям больше запомнилась не его победа, а его жест.

«Я должен извиниться за тот свой поступок, это было не слишком спортивно, – сказал позже Култхард. – Но мои эмоции просто зашкаливали. Мне казалось, что я очень чисто заходил по внешней, а Михаэль меня просто выпихнул.

Кто-то скажет, что он был вправе это делать из-за приоритетной позиции на трассе, но мне кажется, что идеальная траектория прохождения поворота не предусматривает умышленного выдавливания соперника с трассы.

Это меня очень разозлило, и поэтому я показал тот жест. Но уже через пять минут я остыл».

Это был лишь один из моментов той гонки, в памяти болельщиков составивший единое целое с великолепной победой шотландца в заезде.

Одна из главных проблем автоспорта состоит в том, что зрители не видят эмоций гонщиков, запрятанных глубоко в кокпиты, и этот инцидент, а также его дальнейшие обсуждения, продолжавшиеся целый год, стал неотъемлемой частью богатого на высказывания сезона-2000.

Вряд ли Култхарду стоило впоследствии так беспокоиться о своем поступке. В самом деле, это был невероятно эмоциональный момент на трассе при попытке обгона, который иначе едва ли кому-то запомнился бы.

Когда Дэвид все же обошел Михаэля по внутренней на одном из следующих кругов, их машины даже соприкоснулись колесами, что было просто потрясающе, вне зависимости от того, за кого вы болеете.

В современной Формуле 1 жесты гонщиков – большая редкость. Понятно, что сейчас кокпиты стали гораздо уже, и пилотам трудно поднять руку с руля без потери скорости, но это не помешало Фернандо Алонсо не без доли сарказма отпраздновать свое девятое место на финише гонки в Бахрейне за рулем Ferrari в 2014-м.

Однако, как и в случае с недавними попытками ограничить радиопереговоры, всем понятно, что проявление эмоций пилотами – будь то жесты или слова по радио – помогает болельщикам лучше понять их эмоциональное и психологическое состояние за рулем.

Но поскольку в машине гонщики буквально прикованы к креслу системой защиты, вполне можно перенести словесные баталии и вне кокпитов – никто не обидится.

В официальных пресс-релизах после гонки все пилоты высказываются демонстративно политкорректно, чего требует внутрикомандная этика. В коллективах для этого проводятся специальные брифинги со специалистом по общению с прессой, который разъясняет пилотам, как им следует относиться к той или иной ситуации на трассе и вне ее.

И хотя время от времени мы все же слышим эмоциональные выпады пилотов в адрес соперников после гонки, делаются эти заявления с изрядной опаской и долей осторожности. Можно предположить, что немалую роль в этом сыграло развитие социальных медиа.

В 2000-м, как мы помним, Мика Хаккинен открыто предположил, что даже в своей пиковой форме и лучших кондициях его напарник по команде Дэвид Култхард не сможет его опередить на трассе. В то время эта цитата могла в лучшем случае появиться на страницах прессы на следующий день. Сегодня же словесные перепалки проходят едва ли не в прямом эфире и с непосредственным участием болельщиков, вооруженных разнообразными гаджетами и раздувающих мелкие эпизоды до масштабов глобальной катастрофы.

Диалог, приведенный ниже, появился в Autosport 25 мая 2000 года – после Гран При Европы.

«Дэвид старался изо всех сил и ехал на пределе, но все равно он остался позади, и точка, – сказал Хаккинен. – Даже если он выиграет несколько гонок, он не станет от этого быстрее».

После этого появилось возражение со стороны Култхарда: «Он вправе высказывать свое мнение. Но я его не разделяю.

К тому же, я весьма расстроен. После всего, что я для него сделал, я просто не могу поверить, что он такое говорит».

Замените Хаккинена и Култхарда на Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга – какова была бы реакция общественности?

Можно также вспомнить Жака Вильнёва, взаимоотношения которого с напарником по команде BAR Рикардо Зонтой никогда не были особенно теплыми. Столкновение с Зонтой в Хоккенхайме канадец использовал для того, чтобы в очередной раз наброситься на бразильца.

«Я с самого старта сезона держался и не говорил в прессе, что не уважаю Зонту, – сказал тогда Жак. – Так вот теперь я это говорю. У меня нет ни капли уважения к этому человеку.

Буквально в каждой гонке он чудит, поскольку старается ехать за гранью своих возможностей. Пока он остается позади меня, как это обычно и бывает, меня это особо не беспокоит. Но сегодня он вдруг захотел стать героем и полез меня обгонять.

Он неплохой парень, но он постоянно ищет возможность закрепиться в гонках на следующий год, однако тем самым он роет себе яму».

Мы помним, что и Михаэль Шумахер за словом в карман не лез, когда нужно было принизить заслуги напарников по команде. Особенно четко это было заметно, когда Рубенс Баррикелло выразил свои претензии на титул.

«Несмотря на то, что Рубенс – быстрейший из всех напарников, которые у меня были, я-то все равно быстрее», – сказал тогда немец. И трудно было с этим не согласиться.

Более того, тогда воевали между собой не только пилоты, но и целые команды, как, например, Ferrari и McLaren. Представители Скудерии выступили за дисквалификацию команды из Уокинга на Гран При Австрии из-за отсутствия пломбы на электронном блоке управления.

«Победа – это очень важно, – сказал тогда босс McLaren Рон Деннис. – Но еще важнее то, как добываешь эту победу. Это была очень нелепая попытка настроить судей против нас».

С другой стороны баррикад оказался технический руководитель Ferrari Росс Браун.

«Ferrari не делала ничего странного или предосудительного, – защитил он итальянский коллектив. – Это ничем не отличается от самого Рона, разгуливавшего по паддоку в режиме закрытого парка в Малайзии, что было чистым нарушением протокола».

McLaren не дисквалифицировали, но Браун удовлетворился таким вердиктом, поскольку FIA проверила, что соперники не вмешивались в программное обеспечение ЭБУ. При этом коллектив из Уокинга недосчитался 10 очков.

Эдди Ирвайн в сезоне-2000 также блистал в словесных перепалках, раздавая замечания налево и направо.

Среди прочего британец поставил под сомнение вклад Брауна в успех Ferrari, отдав все лавры Шумахеру, заодно не забыв раскритиковать своего преемника в Скудерии Рубенса Баррикелло, сказав, что он просто не способен бороться за титул.

Не стоит также забывать о блистательном Флавио Бриаторе, вернувшемся к управлению командой Benetton в 2000-м. После Гран При США итальянец, в частности, проявил остроту своего языка, выразив недовольство качеством работы Джанкарло Физикеллы.

«Результаты явно показывают разницу между нашими пилотами, – заметил он. – Алекс [Вурц] очень тщательно подошел к этой гонке и хорошо подготовился еще до приезда в Индианаполис.

Джанкарло же был уверен, что ему хватит одного таланта для успеха, но талант никогда не заменит тяжелого труда».

В тот год, казалось, все критиковали всех – помимо описанных случаев Ирвайн назвал старт Шумахера в Имоле «чертовски опасным», а после этого немца за старт в Барселоне раскритиковал уже Култхард.

Но дело не ограничилось одним Михаэлем – Дэвид также набросился на Хаккинена за его старт в Нюрбурге.

В общем, молнии на карманах со словами у гонщиков тогда просто не застегивались. А что сейчас?

Сейчас пилоты также готовы критиковать друг друга за действия на трассе – вспомните недавние высказывания гонщиков о "выкрутасах" Макса Ферстаппена в зоне торможения. Но всё это делается как-то для галочки и больше походит на детское нытьё, чем на жесткую мужскую критику.

В целом это понятно. Дело не только в том, что гонщики сегодня испытывают повышенное давление со стороны спонсоров, команд и социальных медиа, они вообще вынуждены много говорить.

Посмотрите на Дженсона Баттона, который после гонки дает многочисленные интервью, отвечая по сотому разу на одни и те же вопросы. Трудно ему при этом не посочувствовать. Сколько есть вариантов сказать «McLaren-Honda выглядела сегодня не лучшим образом, но мы делаем всё возможное», и при этом оставаться интересным для публики?

Что можно из этого почерпнуть? Факт в том, что зрители хотят видеть настоящие человеческие эмоции гонщиков на грани, их истинные проявления чувств в кокпите и вне него. Что-то из этого мы можем слышать по радио, но всегда хочется больше откровенных слов и переживаний.

Если хочешь что-то сказать сопернику, так говори, а не делай какие-то осторожные дипломатичные заявления с возможностью для отступления.

Конечно, всё вокруг меняется, и поведение людей становится со временем всё более объяснимым, прагматичным и предсказуемым. Но не стоит забывать о том, что Формула 1 является частью индустрии развлечений. Можно позволить пилотам выражать свои истинные чувства и порывы по отношению друг к другу (а их достаточно, поверьте) – спорту это пойдет только на пользу.

Разумеется, это не значит, что нужно всё выпустить из-под контроля, но, как показывает опыт 15-летней давности, несколько откровенных заявлений пилотов способны оживить зачастую скучные реалии гонок.

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько