Фото: LAT Photographic

Руководители команд не должны бояться критиковать гонщиков

Лоуренс Барретто
26 октября 2016 в 9:38

Не так давно босс команды Ferrari Маурицио Арривабене вызвал немалое удивление общественности тем, что публично раскритиковал Себастьяна Феттеля, сказав о том, что немцу нужно еще заработать свой контракт со Скудерией. А стоит ли руководству коллективов сдерживать себя в отношении прилюдной "порки" своих гонщиков? Рассуждает Лоуренс Барретто...

Ни один человек не любит, когда его критикуют. И еще меньше ему нравится, когда это происходит на глазах у публики – обычно это воспринимается уже не как критика, а как унижение.

Главный тренер футбольной команды Манчестер Юнайтед Жозе Моуриньо никогда не чурался прилюдной критики своих футболистов, если они плохо играют. Последней жертвой острого на язык португальца стал защитник команды Люк Шоу, получивший свою долю "комплиментов" в сентябре. Но не он первый, не он и последний…

Люк очень болезненно воспринял публичную критику со стороны главного тренера, тогда как руководство коллектива приняло сторону Моуриньо, заявив о том, что всячески поддерживает такой подход к работе со стороны португальского специалиста и уверено в скором успехе его методов.

Как всегда, рассудит время. Но факт в том, что если хотя бы один из ведущих тренеров мира применяет на практике такой подход, заручившись поддержкой высшего руководства титулованного клуба, значит, он имеет право на существование.

Иногда критикуемые игроки ничего не отвечают на подобные выпады, молча впитывая сказанное, а иногда обрушиваются на обидчика ответной гневной тирадой. А кто-то из них старается использовать недобрые слова в свой адрес в качестве дополнительного стимула.

Если критику использовать правильно, дозированно и своевременно, она может стать тем самым недостающим элементом мозаики, которого не хватало для движения вперед сбившемуся с пути спортсмену. Это инструмент действительно может быть использован, чтобы придать футболисту или гонщику необходимый толчок в развитии, а не с целью унизить или оскорбить его прилюдно.

Если говорить о Маурицио Арривабене, то он выбрал очень интересный момент для критики в адрес Феттеля, сделав это во время Гран При Японии. Босс Скудерии сказал, что немцу предстоит еще заслужить себе место в команде по окончании срока действия его нынешнего контракта. Он также добавил, что Себастьян интересуется многим из того, что происходит в команде, тогда как должен, по мнению итальянца, сосредоточиться исключительно на гонках.

Эти слова вызвали бурную ответную реакцию в паддоке. Многие не поняли, зачем именно это сказал Арривабене, и какой был в этом смысл. Феттель, безусловно, является звездным гонщиком, к тому же выигравшим три гонки с командой в прошлом году. У немца есть все необходимое, чтобы в будущем принести Ferrari долгожданный чемпионский титул.

Кто-то посчитал публичную критику в адрес гонщика со стороны руководства предвестником окончания взаимоотношений между Феттелем и Скудерией по окончании действия его нынешнего контракта. А если не будет продлено соглашение Кими Райкконена, в прославленной итальянской дружине в скором времени может появиться сразу два вакантных места.

Однако нельзя не сказать о том, что Себастьян в настоящее время выступает действительно ниже своих возможностей. И он сам это откровенно признает. Мало кто этого ожидал, но сегодня, по сути, Кими является более стабильным гонщиком алой команды. И Феттелю действительно необходимо прибавлять и отрабатывать те деньги, которые он получает – а это, кстати, одна из самых больших сумм в пелотоне.

При этом не стоит думать, что сказанные в Японии слова дались Арривабене легко. Можно вспомнить, что на протяжении всего срока нахождения в команде итальянец яростно отстаивал своих гонщиков, как бы они ни выступали.

И делал он это пока было возможно, пока поддержка выглядела оправданной. Но в Японии он не выдержал. Маурицио прекрасно знает способности Феттеля и понимает, что он может показывать гораздо более стабильные и высокие результаты.

В свою очередь Себастьян не стал придавать большого значения прозвучавшим словам, заметив, что у него с Арривабене по-прежнему прекрасные отношения. Вполне возможно, что это так и есть. Но надо заметить, что вопросы к нему есть не только у руководства коллектива, но и у болельщиков, и у прессы. Все понимают, что это не уровень Феттеля.

Возможно, беседы с глазу на глаз перестали действовать. Посмотрим, как скажется на результатах Себастьяна публичная критика.

В погоне за успехом команда Ferrari будет тщательнейшим образом рассматривать малейшие нюансы выступлений Феттеля. Ничто не ускользнет от пристального взгляда опытных аналитиков из Маранелло – от стабильности результатов на круге и обращения с шинами до потери времени под желтыми или синими флагами. Все данные собираются и внимательнейшим образом изучаются. В результате этого анализа вырабатывается план, позволяющий свести на нет негативные моменты и сконцентрировать внимание на сильных сторонах.

Ни один гонщик обычно не покидает внутренние собрания и разборы полетов с ощущением того, что все идет идеально. Всегда есть над чем работать. Проводя долгие часы в работе с инженерами, пилоты понимают, где именно уступают, и стараются минимизировать свои потери.

При этом руководители команд не упускают возможности лично побеседовать с гонщиками по поводу того или иного инцидента, если ситуация того требует.

К примеру, после столкновения между двумя автомобилями Sauber в Монако босс команды Мониша Кальтенборн провела личную встречу с Маркусом Эрикссоном и Фелипе Насром за закрытыми дверями, сделав все, чтобы подобное не повторялось.

Беседу с ними она провела в очень жесткой манере, не особенно выбирая выражения. При этом в общении с прессой Мониша защищала своих пилотов, сказав лишь, что инцидент был неприемлем, но все сделано, чтобы предотвратить его повторение.

Так же действуют и большинство руководителей других команд. Они предпочитают оставлять самые жесткие слова для частных бесед, а не выносят сор из избы в стиле Моуриньо.

Исключением является разве что команда Mercedes, да и то благодаря своему острому на язык неисполнительному директору Ники Лауде. В Испании и Австрии он открыто высказывался о столкновениях между пилотами команды.

Сразу после аварии в Барселоне австриец резко обвинил Льюиса Хэмилтона, однако позже, после собрания, руководитель команды Тото Вольф заявил, что все было не столь очевидно. В столкновении на последнем круге гонки в Австрии Лауда обвинил уже Нико Росберга.

В обоих случаях гонщики были вызваны для личной беседы, и лишь после этого пресс-служба команды давала свои комментарии.

Но оказали ли откровенные комментарии Лауды негативный эффект на команду и гонщиков в целом? Повлияли ли они на их уверенность на трассе? Стали ли поводом для публичной ссоры между пилотами коллектива?

Точно не в случае с Хэмилтоном. После столкновения в Барселоне британец выиграл шесть гонок из семи. Так что критика со стороны Лауды, скорее, даже подстегнула Льюиса к новым успехам.

Что касается Росберга, то он не столь позитивно ответил результатами на обвинение в аварии в Шпильберге. То же самое можно сказать и об инциденте в Спа в 2014 году, который стал поворотным в чемпионате, и отнюдь не в пользу немца. И все же Нико смог привести мысли в порядок, собраться и выдать результат, позволивший ему считаться главным претендентом на чемпионский титул.

Опять же, очень трудно сказать, какую роль в этом сыграла публичная критика гонщиков со стороны команды. Если оценивать ситуацию на дистанции, вполне возможно, что это также помогло Росбергу обрести новую мотивацию.

Он пережил лето и вернулся в строй с новыми силами, выиграв четыре из шести последних гонок и увеличив до предела свои шансы на чемпионство, которое теоретически может оформить уже в предстоящий уик-энд в Мексике.

При этом команда Mercedes не стала публично критиковать Хэмилтона за его неоднозначные ответы на вопросы журналистов, поведение на пресс-конференции в Японии и отказ отвечать на вопросы прессы в субботу.

Возможно, команды боятся расстроить своих пилотов своей открытой критикой. Или опасаются, что гонщики отреагируют на гневные слова ухудшением результатов, что поставит под угрозу все их многомиллионные вложения в команду.

Вполне вероятно, что это так. Однако гонщики получают за свою работу немалые деньги. И если они выполняют свои обязанности не лучшим образом, нанося тем самым ущерб представляющим команду брендам, почему бы не смириться с публичной критикой в свой адрес?

Понятно, что одни пилоты гораздо лучше справляются с давлением, чем другие. Но это Формула 1. Вершина автоспорта. Здесь нет места нежным чувствам. Каждый гонщик по-своему реагирует на критику и то, как именно она проявляется.

Если пилот допускает глупейшую ошибку на трассе вроде столкновения с напарником по команде, почему все вокруг обязаны его защищать?

Даниэль Риккардо ощутил немалое давление со стороны Макса Ферстаппена, когда юный голландец перешел из Toro Rosso в Red Bull прямо посреди сезона.

С одной стороны, этот ход команды можно было воспринять как предупреждение австралийцу, мол, или ты будешь выкладываться на максимуме, или дорога вглубь пелотона тебе обеспечена. Но кто знает, как бы отреагировал Даниэль, если бы то же самое не действиями, а на словах сказал бы ему руководитель команды Кристиан Хорнер?

Первый способ гораздо более консервативный, но по сути они равнозначны. Оба метода нацелены на то, чтобы повысить эффективность пилота.

И Риккардо ответил улучшением результатов. Более того, он сам признал, что приход в команду Ферстаппена заставил его поднять планку, несмотря на то, что ранее он думал, что в достаточной степени выкладывается в очной борьбе с Даниилом Квятом.

Вполне вероятно, что на эффективность Даниэля могли повлиять и слова от руководства команды. Так что не стоит боссам коллективов слишком опасаться того, что их в паддоке поймут неправильно.

Лучшим гонщикам хватит самообладания, чтобы справиться с любой ситуацией. Если кому-то не хватает, возникает вопрос о том, туда ли они попали…

Важно то, что открытость позволит Формуле 1 стать более интересной и захватывающей. И именно этого от нее ждут болельщики. Гонщикам это тоже в конечном счете придется по душе. А с ними возрадуются и новые владельцы коммерческих прав.

Кроме того, сами пилоты зачастую за словом в карман не лезут, когда речь заходит о критике их собственных команд. Ромен Грожан стал ярким примером в этом сезоне. Руководитель коллектива Гюнтер Штайнер сказал, что Ромен волен говорить все, что считает нужным. Значит, и обратная критика должна восприниматься должным образом.

Вспомните, в прошлом году команда Red Bull открыто критиковала моторы Renault, что едва не привело к полному разрыву их отношений. Связано это или нет, но после этого французский производитель сделал весьма ощутимый шаг вперед, что в нынешнем сезоне позволило пилотам команды в целом ряде гонок бороться с лидерами на равных.

Как и везде, в отношении критики необходим правильный баланс. Сейчас же в командах слишком опасаются за моральное состояние своих пилотов и часто не позволяют себе высказывать свое недовольство открыто.

Речь идет не о том, чтобы набрасываться на своих пилотов по поводу и без, даже если это и обеспечит командам первые заголовки всех спортивных газет. Это лишь один из методов, позволяющих повысить эффективность пилота, если использовать его в меру.

Это пойдет на пользу команде, гонщику и Формуле 1 в целом. А что в этом плохого?..

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

  • Поделиться: