Как Формула 1 оказалась вовлечена в нефтяные войны

Дитер Ренкен
30 ноября 2016 в 9:42

Нефтяная индустрия в последние годы столкнулась с серьезными проблемами, и это не могло не сказаться на Королевских гонках. Рассуждает Дитер Ренкен...

Хотя нефть впервые обнаружили более трех тысячелетий назад на территории нынешнего Ирана, лишь с возникновением и развитием технологии двигателей внутреннего сгорания в 19-20 веках этот ресурс получил важнейшее стратегическое значение, а с ним и название "черное золото".

В современном мире продукты нефтепереработки играют важнейшую роль – будь то транспорт, обогрев, производство энергии или синтетических материалов, – и за право обладания ими мировые и региональные власти развернули настоящую борьбу, если не сказать войну. А большая часть массовых конфликтов на территории Ближнего Востока напрямую или опосредованно связана со стратегической важностью нефти.

Члены Организации стран-экспортёров нефти (ОПЕК) и другие государства, обладающие нефтяными запасами, но не входящие в эту коалицию, в настоящее время ведут отчаянную борьбу за спрос и предложение "черного золота", тогда как цена за баррель на протяжении последних трех лет неизменно падает. Это идет на руку потребителям нефтепродуктов, но одновременно вносит напряжение в Советах директоров нефтяных компаний по всему миру.

Чтобы понять общую тенденцию, можно посмотреть на динамику цен на нефть Brent за последние годы. Средняя цена за баррель в 2014 году составляла порядка 100 долларов, во втором квартале 2015-го она упала до 63 долларов, а за аналогичный период 2016-го – до 47. И этот отрицательный тренд не может не сказываться на крупных нефтяных брендах, большая часть их которых так или иначе представлены в Формуле 1.

Таким образом, напряжение мировой обстановки неизменно перебросилось на паддок Больших Призов. Первый звоночек прозвенел ранее по ходу этого сезона, когда компания Shell отказалась от продления контракта на титульное спонсорство Гран При Бельгии и не стала подписывать рекламные соглашения с FOM. Вместо этого она увеличила финансовые вливания в команду Ferrari, при этом общая годовая экономия средств гиганта оценивается в 40 млн долларов.

В тот момент коммерческий глава FOM Берни Экклстоун сказал, что стороны просто не договорились по условиям контракта и выразил удовольствие по поводу увеличения спонсорской поддержки Скудерии со стороны Shell.

Всё хорошо, за исключением того, что после этого стало очевидно, что маркетинговая привлекательность Формулы 1 действительно падает, поскольку традиционно представленная на Гран При марка предпочла техническое партнерство с Ferrari коммерческому контракту с руководством спорта, причем изображений желтых ракушек на шасси Скудерии и красных комбинезонах гонщиков и механиков после этого стало ненамного больше.

Любопытно, что решение Shell осталось практически незамеченным в паддоке, да и о титульном спонсорстве этапа в Бельгии мы, по сути, слышали лишь в 2013 году, когда представители Гринпис пытались сорвать мероприятие. Просто в Shell подсчитали убытки и сократили расходы, не имеющие для компании важного стратегического значения, – и первым в этом списке оказался контракт с FOM.

При этом важно отметить, что бренд не отказался от титульного спонсорства Гран При Малайзии в MotoGP, что лишний раз ставит под сомнение экономическую выгодность сотрудничества с Формулой 1. Вопросов на эту тему стало еще больше, когда в июле этого года компания Total заключила спонсорский контракт с Кубком африканских наций по футболу на восемь лет (1500 матчей) – и в жертву снова была принесена Ф1 в виде партнерских соглашений с Renault F1 и Red Bull Racing.

«Пойдя на этот шаг, мы хотели упрочить отношения с акционерами и потребителями путем поддержки захватывающих соревнований, которые пользуются огромной популярностью, в том числе и в наших командах», – заявил президент и исполнительный директор Total Патрик Пуйен – к слову, квалифицированный инженер, тем самым задев второй звоночек, предупреждающий о нарастании напряжения в Формуле 1 в отношении нефтяных компаний.

Специальность Патрика мы указали не случайно, поскольку это отражает предпочтение компании Total сохранить техническое партнерство с Renault и при этом не продлевать контракт в качестве союзника по маркетингу. Для Renault и RBR это фактически означает потерю 12 млн фунтов в год, к тому же, и представительские расходы бренда в Формуле 1, скорее всего, будут существенно снижены.

При этом в Renault могли повлиять на решение Total путем обеспечения им привилегированного положения по топливу и горюче-смазочным материалам на производстве серийных автомобилей французской марки, тогда как у Red Bull Racing, очевидно, такого рычага нет.

В то же время руководитель Renault в интервью в Мексике выразил изрядную долю пессимизма по поводу сохранения отношений с Total в том или ином виде: «Несмотря на то, что Renault является французской компанией, у нас много партнеров по всему миру». Уточнять свои слова он не стал, но вполне очевидно, что говорил он о Nissan/Infiniti/Lada/Dacia.

«Конечно, мы бы хотели сохранить отношения с Total, но мы также должны оценить, партнерство с каким брендом будет лучшим выбором для всего альянса», – подытожил он.

Решение Total обратить свои взоры на футбол сподвигло руководителя команды RBR Кристиана Хорнера на поиски нового спонсорского пакета от нефтяных магнатов, поскольку любые проседания по бюджету компенсировать приходится лично владельцу концерна Дитриху Матешицу. А лишние 12 млн фунтов в год – это большие деньги даже для миллиардеров.

Путь поисков вывел Кристиана на ExxonMobil – поставщика финансов и ГСМ для McLaren на протяжении последних двух десятилетий. Еще в Остине один из инсайдеров сообщил, что «кадры с дымящимися моторами Honda не идут на пользу Mobil...»

С тех пор ситуация продвинулась: на Гран При Бразилии источник, близкий к Red Bull и Mobil, сообщил, что бумаги еще не подписаны, и намекнул на финальный этап сезона в Абу-Даби.

В любом случае, последствия этих перестановок на Renault скажутся, вне зависимости от того, сохранят ли они партнерство с Total в том или ином виде, поскольку смена поставщика топлива и масла всегда требует полной проверки силовых установок на совместимость и перенастройки программного обеспечения, а это может стоить компании многих миллионов в любой валюте. Если компании придется адаптировать свои двигатели под двух поставщиков – скажем, Total и Mobil, – работы у них будет немало.

Теоретически Red Bull может продолжить использовать в своих агрегатах рабочие жидкости Total, тогда как брендирование может быть произведено от другой компании – и такие случаи уже были как в Формуле 1, так и в WRC, и в WEC. Но при этом в Mobil могут настоять на том, чтобы в баки машины было залито именно их топливо, а в двигатель – масло Esso, если они хотят наклейки на автомобиль.

От этих изменений может также пострадать и команда Toro Rosso, подписавшая на следующий сезон контракт на поставку силовых установок Renault, тогда как в этом году они использовали прошлогодние моторы Ferrari.

Раньше итальянская команда уже использовала продукцию Total в своих двигателях Renault, но без коммерческой поддержки, которую коллективу оказывала испанская нефтехимическая корпорация CEPSA.

Honda также может понадобиться пересмотр компоновки и настройки агрегатов, а поскольку эти операции могут занять примерно месяц, времени у них остается не так много, особенно с учетом того, что на базе уже вовсю идет разработка новой установки.

По поводу Total можно заметить, что это не первый партнер McLaren, которого переманил в свои ряды Хорнер – накануне сезона-2016 RBR заключила брендинговое соглашение с TAG Heuer, практически под копирку повторив историю McLaren с двигателями Porsche из 80-х. При этом McLaren пришлось искать еще одну наклейку на шасси на замену швейцарским часовщикам. Конечно, в Уокинге постепенно решают эти проблемы, но при этом уровень их спонсоров неизменно мельчает.

Всё это привело к тому, что в McLaren обратили свой взор на BP, которая в последний раз присутствовала в Ф1 с брендом Castrol вместе с Williams и BMW в середине нулевых, а в начале 90-х поставляла топливо команде Leyton House. Конечно, тут явно прослеживаются британские связи, хотя Castrol в разные времена поддерживала Honda в Мировом туринге, MotoGP и World Superbike. Что ж, отчаянные времена требуют отчаянных мер.

Несмотря на то, что Shell добилась неплохих финансовых показателей за третий квартал нынешнего года после провального второго, исполнительный директор компании Бен ван Бёрден предупредил, что низкие цены на нефть продолжают оказывать негативное воздействие на бизнес, и перспектива пока не ясна. Что касается BP, то британская компания показала лишь половинную прибыль в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, хотя ей и удалось снять миллиард долларов со своей статьи расходов.

И вряд ли для топливных компаний сейчас лучшее время для заключения долгосрочных соглашений, особенно с учетом того, что прогнозы на маржу нефтепереработки в четвертом квартале неутешительные.

К тому же, нынешние перестановки в команде McLaren в связи с отставкой Рона Денниса после возникновения разногласий с нынешними акционерами, вряд ли могут вдохновить BP на плодотворное сотрудничество.

Посмотрим, как будут развиваться события, но уже сейчас можно сказать, что для Формулы 1 будет настоящей катастрофой, если команда, 75% акций которой принадлежит бахрейнским и арабским бизнесменам, выставит на старт сезона машины без технической и/или коммерческой поддержки со стороны нефтяного партнера.

Еще одним нефтяным игроком, покидающим Формулу 1, стал Petrobras, с перерывами поддерживавший команду Williams на протяжении долгих лет. Циники утверждают, что уход бренда из Больших Призов связан с окончанием карьеры Фелипе Массы, но в команде уверены, что эти вещи никак не связаны, к тому же, они и не надеялись на продолжение сотрудничества в связи с возникшими у Petrobras коррупционными проблемами с законом.

Как бы то ни было, это была лишь капля в море, поскольку технического партнерства между сторонами практически не было, а все рабочие жидкости в Гроуве используют по рекомендации своего моториста Mercedes. Так что в этой связи ощутимого снижения прибыли команды ждать не стоит – эксперты оценивают потери менее чем в 5 млн долларов, что составляет порядка 3% от бюджета коллектива.

Ну и, наконец, остается Petronas – титульный спонсор чемпионской команды Mercedes и флагман технического прогресса, наступившего в Формуле 1 после введения новых 6-цилиндровых турбированных гибридных установок, функционирующих на предельном уровне термического КПД, о котором еще десять лет назад инженеры Больших Призов могли только мечтать.

Малайзийская корпорация начисляет дивиденды правительству для финансирования национальных инфраструктурных проектов, но при этом у них самих проблем сейчас немало. Во-первых, всё то же снижение цен на нефть, во-вторых, крупный скандал с участием 1MDB, в котором, судя по всему, замешан премьер-министр страны Наджиб Разак.

Снижение цен на энергоносители привело к уменьшению доходов Petronas за прошлый год на 25%, а в этом году дивиденды, вероятно, будут урезаны на 40%. Добавьте сюда неспособность 1MBD отвечать по своим долгам, а также то, что в компании произошла череда увольнений, а амбициозный проект по разработке сжиженного природного газа находится под угрозой. В таких условиях невольно задумаешься о том, чтобы сократить бюджет в непрофильных областях, коей является Формула 1.

Также говорят о прекращении титульного спонсорства со стороны компании Гран При Малайзии, посещаемость которого неуклонно падает (в этом году этап Ф1 за три дня посетили всего 83 тысячи человек, тогда как на соревнования MotoGP пришли посмотреть 160 тысяч). При этом министр спорта страны Хаири Джамалуддин отметил, что страна хочет взять перерыв в Ф1.

«Думаю, нам надо перестать проводить гонки Ф1, хотя бы на какое-то время, – сказал министр. – Мы тратим на это много денег, а отдача минимальная. Когда мы впервые провели Гран При, всё было в новинку. Это был первый этап в Азии, если не считать Японию. Сейчас же здесь проводится много гонок. У нас нет никаких преимуществ, никаких новинок».

Также Джамалуддин заявил, что продажи билетов упали, как и телевизионная аудитория, и количество туристов, которые теперь разрываются между Сингапуром, Китаем и Ближним Востоком.

На прямой вопрос по поводу ситуации с Petronas глава Mercedes Motorsport Тото Вольф ответил: «Я ничего об этом не слышал», но, если верить источникам, там всё не так радужно, и финансово это может отразиться на команде не лучшим образом, а заодно заденет и всех клиентов Mercedes в пелотоне.

В Формуле 1 привыкли думать, что они находятся в каком-то отдельном пузыре, но нельзя не замечать, что этот пузырь всё активнее сталкивается с реальным миром, а когда в мире возникают проблемы, они тут же перебрасываются и на Большие Призы.

Вопрос, который руководство чемпионата должно задать самим себе, состоит в следующем: почему Формула 1 перестала быть привлекательной нишей для нефтяных компаний в отношении затрат на маркетинговую программу? Ответ на этот вопрос есть, и им располагает FOM...

  • Поделиться: