Фото: (c) carmagazine.co.uk

Нико Росберг достиг признания, но… не понимания

Дитер Ренкен
18 декабря 2016 в 9:24

Количество критиков Нико Росберга после его решения покинуть спорт достигло огромных масштабов, однако новоиспеченный чемпион мира заслуживает куда лучшего к себе отношения, считает Дитер Ренкен...

Решение Нико Росберга завершить карьеру в Формуле 1 сразу после того, как ему, наконец, удалось сорвать с себя ярлык "сына чемпиона мира", было странным, но я бы не назвал его шокирующим. Он достиг вершины в спорте, а после финальной гонки в Абу-Даби, когда немец праздновал триумф с женой Вивиан, а также мамой и отцом Кеке, ставшим чемпионом мира в далеком 1982-м, в паддоке стали появляться новые ярлыки вроде "всего второй сын чемпиона мира, которому..."

Что еще нужно было сделать Росбергу, чтобы в паддоке Ф1 его признали за своего и назвали бы "просто Нико", ну или хотя бы "Нико, одолевший, пожалуй, быстрейшего гонщика современности в самом длинном в истории Ф1 сезоне за рулем такой же точно машины"? Завоевать второй титул, чтобы стать первым в истории пилотом Ф1, превзошедшим чемпионские амбиции своего отца?

На недавнем мероприятии Autosport Awards Деймон Хилл, в 1996 году ставший чемпионом мира спустя 28 лет после завоевания последнего из двух титулов его отцом Грэмом, в шутку пригласил нового триумфатора в клуб "сыновей", сказав при этом, что он будет президентом, а Нико – вице-президентом.

Но в каждой шутке есть доля правды, ведь Деймону и Нико действительно удалось сделать то, что никому ранее не удавалось – не просто пойти по стопам отца в автоспорте, но и не потерять следы… Большинство сыновей чемпионов сначала долго болтаются в молодежных сериях, а затем просто выпадают из так называемого семейного бизнеса. Не так давно Хилл-младший как раз подробно описал то депрессивное состояние, с которым ему некогда приходилось бороться в поиске собственного я.

Неужели вы думаете, что у Нельсиньо Пике, Тоби и Томаса Шектеров, Дерека Хилла – сына Фила, Майкла Андретти и детей Лауды было меньше возможностей и привилегий? Но вершины удалось достичь только Деймону и Нико – при этом доподлинно известно, что после гибели Грэма в авиакатастрофе в 1975 году у семьи Хиллов возникли немалые финансовые затруднения.

В понедельник во время ужина, посвященного вручению премии BRDC Awards, Деймон оживленно рассказывал о том, что Росбергу пришлось буквально вывернуться наизнанку, чтобы одолеть такого титулованного напарника, как Льюис Хэмилтон, а под конец задался вопросом, захочет ли Нико пройти через это испытание вновь…

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Под "этим испытанием" явно имелось в виду не только непосредственное сражение на трассе, но и то, что только ленивый не упрекал Нико в его безоблачно проведенном детстве в шикарном Монако. На этом фоне два титула "парня из британских трущоб" Льюиса Хэмилтона над Нико за рулем одинаковых машин выглядели в глазах общественности более убедительно. А теперь вспомните 1995 год, когда сам Деймон уступил Михаэлю Шумахеру, юность которого также не отличалась роскошью, и лишь годом позже смог завоевать титул.

Если заглянуть в историю, становится понятно, что чемпионами мира в Ф1 раз в десять чаще становились именно парни из небогатых семей – на основании этого статистического факта можно даже предположить, что безбедное существование и родительские связи могут сослужить начинающему гонщику плохую службу на пути к вершине.

Кроме того, здесь важна еще и четкая ассоциация пилота со страной, которую он представляет. Если Деймон Хилл и Льюис Хэмилтон абсолютно точно ассоциируются у болельщиков с Туманным Альбионом, а имя Михаэля Шумахера фактически является синонимом Германии, то в случае с Росбергом-младшим ни о какой конкретной привязке речи не идет.

Мало кто из коренных немцев считает Нико своим соотечественником, несмотря на то, что он был рожден немкой в немецком Висбадене. Финны, в свою очередь, не устают с обидой твердить о том, что Росберг и двух слов на их языке связать не может, при этом в совершенстве зная пять европейских языков.

Так что если в чем-то Нико и был обделен на протяжении своей спортивной карьеры, так это в абсолютно ясной национальной принадлежности. Интересно, что даже 23 победы на Гран При под немецким флагом не смогли растопить этот лёд.

Безусловно, этот фактор тоже повлиял на решение Росберга досрочно завершить свою карьеру в Больших Призах – как ни крути, а чемпионам во все времена необходимо было признание в качестве национального героя у себя на родине.

Да, в свое время к Себастьяну Феттелю также довольно прохладно относились в Германии, но при этом никто не будет отрицать, что каждый немец считал его своим соотечественником, и в этом не было никаких сомнений. Скажите им, что Нико Росберг стал третьим чемпионом мира Ф1 в истории Германии, и вам придется испытать на себе недоуменные взгляды…

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Когда в кругах немецких болельщиков поднимается тема о том, что в Абу-Даби Себастьян мог попытаться атаковать Нико и тем самым лишить соотечественника верного титула, многие сходятся во мнении, что Феттель с большим желанием готов был отдать чемпионство соотечественнику, пусть и не признанному своим в Германии, чем позволить Хэмилтону завоевать свой четвертый титул и сравняться по этому показателю с ним самим. Это лишь одна из теорий, но…

К тому же, с признанием у Росберга были проблемы не только в собственной стране, но даже и в команде Mercedes, несмотря на все те банальности, которые они писали в своих пресс-релизах. Когда Нико пришел в команду, все взоры были обращены исключительно на Михаэля Шумахера, вернувшегося в спорт после трехлетнего перерыва, – первого и, по мнению многих, единственного поистине немецкого чемпиона Формулы 1. В команде до сих пор вспоминают 2010 год, когда во время пресс-конференций сотни журналистов облепляли Михаэля, в то время как Нико, сиротливо озираясь, стоял в стороне.

За три года совместных выступлений с великим чемпионом Росберг сумел превзойти его в своих достижениях. Но получил ли он за это признание? Увы, нет. Все просто начали говорить, что Шумахер, мол, уже не тот, что ему не подходили шины Pirelli, еще что-то… Отговорок было много. А затем, когда Mercedes вышла на абсолютно новый уровень, не в последнюю очередь благодаря тесной работе Росберга с инженерами, неисполнительный директор коллектива Ники Лауда пошел на рынок и купил там Хэмилтона.

И все же Нико был уверен, что Mercedes позволит сбыться его давней мечте и превратиться, наконец, из "Нико Росберга – сына чемпиона мира" в "Нико Росберга – чемпиона мира".

Во время получения премии от Британского королевского гоночного клуба Нико в шутку заметил, что немцу очень непросто заслужить признание в англоговорящем мире. И в этой шутке также была доля правды, особенно с учетом того, что Mercedes, будучи формально немецкой командой, по сути, функционирует в Великобритании, и многие в коллективе с гораздо большим трепетом относятся к своему соотечественнику Льюису Хэмилтону.

Вспомните, когда между гонщиками в команде возникали конфликты, как, к примеру, в Бельгии в 2014-м, а в этом году в Испании, Канаде и Австрии, именно Нико покидал командные брифинги чернее тучи, хотя сами инциденты в большинстве случаев были классифицированы как гоночные, пусть и между напарниками по команде.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

К тому же, все эти отказы Хэмилтона давать интервью, нежелание слушать команду и неожиданная болезнь прямо перед тестами… В то же время Росберг всегда с удовольствием выполнял все маркетинговые обязательства и улыбался спонсорам, а также гораздо больше работал с инженерами в команде, пока Льюис развлекался на вечеринках по всему миру. Но когда что-то пошло не так, о заслугах Росберга тут же забыли.

Всё это исключительно внутренние дела Mercedes, но даже Берни Экклстоун по ходу сезона не удержался и выразил надежду на четвертый титул Хэмилтона в противовес первому триумфу Росберга.

«Если Нико станет чемпионом, это будет хорошо для него и для Mercedes, но это никак не поможет спорту, потому что о нем просто нечего писать, – сказал 86-летний британец после того, как Росберг упрочил свое лидерство в чемпионате на Гран При Японии. – Это даже Гран При Германии не поможет. [Даже] Кими делает для спорта больше».

Если "Царь" Формулы 1 говорит такое, то как нужно было расценивать шансы на то, что у Нико возникнет желание «пройти через это испытание вновь»? Есть мнение, что именно после этапа на Сузуке немец решил, что уйдет из чемпионата, если станет триумфатором – и слова Берни вполне могли повлиять на его решение.

А что сказал Экклстоун после того, как Нико объявил о завершении карьеры? «Ему нужно больше времени, чтобы тратить свои деньги» – только и всего. И это прозвучало из уст миллиардера…

Итак, Нико Росберг ушел. И теперь ни у Германии, ни у Финляндии, ни у Mercedes, ни даже у Берни нет возможности чествовать действующего чемпиона мира. Его просто нет в Формуле 1. Мне кажется, что Нико за 11 лет своей карьеры заслужил лучшего к себе отношения. От его ухода все проиграли, даже Хэмилтон, у которого в следующем году не будет возможности отобрать у Росберга титул.

Но больше всех от ухода Росберга потеряла Формула 1. Росберг вошел в историю спорта и сделал для него очень много, а мог сделать еще больше, если бы к нему относились иначе.

Нико кровью и потом заслужил каждую толику счастья, которое излучал в Абу-Даби, и сам он, конечно, понимает, что титул ему не подарили, он его завоевал, и это самое главное…

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7312/rosberg-rocky-road-to-recognition--but-not-acceptance

(c) autosport.com
(c) autosport.com

  • Поделиться: