Нужны ли Формуле 1 такие команды, как Manor?

Скотт Митчелл
6 февраля 2017 в 9:37

На бумаге потеря команды, едва ли способной по праву бороться за очки в чемпионате, выглядит не самым выдающимся событием в новостной ленте Формулы 1. Однако уход из спорта коллектива Manor может иметь целый ряд негативных последствий для Больших Призов. Слово Скотту Митчеллу...

С момента присоединения к пелотону Формулы 1 в 2010 году команда, в последнее время именовавшаяся Manor, сменила три названия и заработала столько же очков.

Очень легко и просто сказать, что спорт не слишком много потеряет от ухода такого "грозного" соперника – последнего из трех дебютантов сезона-2010. В предстоящем чемпионате на старт выйдут 20 машин, представляющие 10 команд, гонщики которых традиционно являлись большими претендентами на заветные очки в личном зачете первенства по сравнению в Manor.

На протяжении всех семи лет существования коллектива их машины были медленнее, чем у конкурентов. К тому же, состав команды никогда не отличался стабильностью: на старте сезона-2013 из-за просроченного платежа обещанное место в команде потерял Луис Разия, двумя годами позже один кокпит делили сразу два гонщика Роберто Мери и Александр Росси, а Рио Харьянто потерял место в боевой машине прямо по ходу прошлого сезона.

Таким образом, после ухода Manor право называться слабейшей из команд Больших Призов автоматически перейдет к Sauber. В то же время коллектив из Швейцарии не так давно обзавелся новыми спонсорами и могущественными покровителями, что идет вразрез с "обязанностью" носить звание худшей команды чемпионата.

Ну что, ничего страшного в уходе Manor нет? В конце концов за все время существования команда так и не смогла стабильно встать на ноги и в полной мере освоиться в многомиллионном спорте в долларовом исчислении. К тому же, в наши дни уже совершенно иные стандарты образования новой боевой единицы в Формуле 1, что в минувшем сезоне доказала американская команда Haas.

Конечно, Manor (будучи еще Virgin) присоединилась к пелотону Больших Призов в совершенно иных обстоятельствах. Отказ от ограничения бюджетов и необходимость проектировать машину с использованием средств вычислительной гидродинамики привели к тому, что первое шасси Virgin, за рулем которого выступали перешедший из Toyota Тимо Глок и один из лидеров GP2 Лукас ди Грасси, вряд ли можно было назвать сколько-нибудь конкурентным. Сравнить это с великолепно подготовленным дебютом команды Haas с полной технической поддержкой со стороны Dallara/Ferrari даже язык не поворачивается.

Похоже, это действительно последняя глава в истории команды Manor. И хотя мало кто разделяет такую точку зрения, для Формулы 1 потеря такого коллектива может стать серьезным ударом.

Вполне очевидно, что в следующем году пелотон недосчитается двух машин на старте. И хотя некоторые предпочитают иронизировать над Manor и называть ее современной версией Minardi (которая чисто технически до сих пор присутствует на стартовой решетке в виде коллектива Toro Rosso), посмотрите на ее состав пилотов.

Без Manor участникам молодежной программы Mercedes Паскалю Верляйну и Эстебану Окону вряд ли нашлось бы место в боевых кокпитах Ф1 в прошлом году. То же самое можно сказать и о юниоре из Академии Ferrari Жюле Бьянки, дебютировавшем на высшем уровне в 2013-м. Если задуматься, за Manor всегда выступали очень способные и перспективные гонщики. Практически все из них обладали опытом побед в молодежных формульных сериях, а некоторые даже были чемпионами, начиная с первой пары пилотов команды – ди Грасси и Глока – и заканчивая "худшим" составом из Уилла Стивенса и дуэта Мери/Росси в 2015-м.

Если говорить в целом, то слабые команды традиционно являлись подготовительным плацдармом для будущих звезд "взрослой" Формулы 1. Большие команды излишне консервативны по своей природе и не всегда готовы сажать за руль своей боевой техники пусть и очень талантливого, но все же дебютанта.

Если пробежаться по двум последним десятилетиям, несложно заметить, что многие будущие звезды Ф1 первой величины начинали свой путь в гонках Гран При за рулем одних из самых слабых машин на решетке.

К примеру, Даниэль Риккардо впервые вышел на старт гонки Ф1 в составе HRT в 2011-м. Toro Rosso дала шанс Хайме Альгерсуари и Себастьену Буэми. Адриан Сутиль начал карьеру в 2007-м в составе Force India, а упомянутая выше Minardi дала путевку в жизнь Джанмарии Бруни (2004), Марку Уэбберу (2002) и Фернандо Алонсо (2001).

Ник Хайдфельд впервые сел за руль машины команды Prost в 2000-м, Педро де ла Роса дебютировал с Arrows годом ранее, а Ярно Трулли и Джанкарло Физикелла свои первые километры в больших гонках намотали в составе Minardi в 1997-м и 1996-м соответственно.

Да, в Формуле 1 всегда будут сильные и слабые команды – в конце концов кто-то просто вынужден финишировать последним. После распада коллектива Manor Верляйн обрел пристанище в Sauber, что для него является лучшим вариантом. Но не у всех юниоров дела идут столь радужно – к примеру, талантливым Пьеру Гасли, Антонио Джовинации и Шарлю Леклеру просто не нашлось места на стартовой решетке Ф1 2017 года. Совсем необязательно, что в Manor обратили бы на них внимание, но все шансы на это были.

Команда Haas, работающая в тесном техническом партнерстве с Ferrari, отказалась от привлечения в состав Леклера в пару к Ромену Грожану ввиду отсутствия у монегаска должного опыта. У Manor были свои обстоятельства, но все же для них недостаток опыта у Верляйна и Окона не стал камнем преткновения.

То же самое можно сказать и о техническом персонале, который зачастую получает возможность проявить свой талант в маленьких командах вроде Manor. Если бы таких коллективов не было, им было бы негде доказывать свою состоятельность. Одним из примеров является Дейв Гринвуд, проведший четыре года в Virgin/Marussia, прежде чем его пригласили в Ferrari в конце 2014-го, когда у Marussia начались явные финансовые проблемы.

Одним словом, команды вроде Manor традиционно предоставляют молодым и талантливым дарованиям шансы. И если HRT с Caterham в этой связи вспомнить практически нечего, Manor всегда выделялась на их фоне прогрессивным подходом к подбору кадров.

Что касается независимых коллективов, то в Формуле 1 останутся Force India и Williams, чувствующие себя вполне уверенно. Но все же стоит отдать должное крепкой и уверенной в своих силах красно-черной дружине. В какой-то степени семилетний срок существования этого коллектива в Больших Призах, с учетом всех трудностей, уже можно считать настоящим достижением.

Вместе с Lotus и HRT команда Virgin присоединилась к Формуле 1 в условиях распределения призовых, не рассчитанных для 12 команд. В приведенной ниже таблице Колонка 1 характеризует выплаты командам, финишировавшим в Топ-10 дважды в предыдущие три года, так что получить эти деньги новые коллективы могли лишь в 2012-м. Колонка 2, в свою очередь, содержит цифры, пропорциональные занятому годом ранее месту в Кубке конструкторов.

Запланированные выплаты командам в 2016 годуКлик на изображении для увеличения

Так что единственные деньги, на которые дебютанты имели право претендовать, – это 10 млн долларов из новой третьей колонки. А что такое 10 млн? Это гораздо меньше, чем некоторые команды получают в рамках бонусных выплат. Речь, конечно, идет о так называемой "большой четверке" – Ferrari, Mercedes, Red Bull и McLaren. Основание для бонуса у каждой из этих четырех команд свое, но сути это не меняет.

И в таких неблагоприятных условиях вынуждены были дебютировать в спорте сразу три команды: Virgin, Lotus и HRT. Неудивительно, что двумя годами позже последняя из них сложила свои полномочия, а Lotus, успевшая преобразоваться в Caterham, продержалась всего на два года дольше.

Virgin отчаянно сражалась за свое место под солнцем – сначала в виде Marussia (в сезонах 2012-14 годов, когда ее поддержал финансово российский бизнесмен Андрей Чеглаков), а затем, после появления на арене Стивена Фитцпатрика, – под вывеской Manor.

При этом нельзя не отметить, что маленькому, но гордому коллективу постоянно не везло. Сначала на тестах 2012 года в тяжелую аварию попала подопечная команды Мария де Вильота, ушедшая из жизни годом позже, так и не сумев оправиться от последствий полученных травм.

Еще через год случился трагический инцидент в Японии с боевым пилотом команды Жюлем Бьянки. Ранее в том сезоне молодой француз принес коллективу единственные за весь сезон очки, чем, по сути, спас команду от разорения. Но после годичного пребывания в коме Жюль также покинул этот мир.

В конце сезона-2014 команду ждали серьезные финансовые проблемы. В результате она вынуждена была пропустить три последние гонки сезона, но каким-то чудом выжила, заручившись финансированием на следующий год под новым брендом Manor. При этом им пришлось сохранить старое название шасси Marussia, чтобы претендовать на призовые выплаты в размере 30 млн фунтов за прошлогодний успех Бьянки в Монако.

Дебютный этап сезона-2015 коллектив был вынужден пропустить, после чего поползли слухи о том, что они вернулись в Ф1 лишь за призовыми. Однако уже в Малайзии Мери вышел на старт и даже финишировал в гонке, тогда как Стивенс остался в боксах. Год команда сумела завершить, хоть это и было трудно с учетом использования прошлогоднего шасси и почти полного отсутствия обновлений.

Многие уже тогда списали команду со счетов, однако сезон-2016 стал для Manor лучшим в ее недолгой истории. Заручившись поддержкой мотористов из Mercedes, коллектив уверенно стартовал, а Верляйн взял очко в Австрии. Да и в целом в соотношении с соперниками по скорости сезон-2016 стал для команды весьма успешным.

Если сопоставлять времена пилотов Manor с лучшими показателями во время уик-эндов, прогресс по ходу чемпионата был налицо. Сезон-2015 мы не берем в расчет по указанным выше причинам, но в целом картина была явно оптимистичной.

Прогресс Manor за семь лет существования команды
Сравнение с лучшими временами уик-эндов

Как бы то ни было, коллектив Manor заслужил уважение за упорство и силу командного духа. Несчастные случаи и финансовые проблемы вывели из строя Формулы 1 не одну команду за долгую историю первенства, в то время как на долю Manor выпали все возможные беды. Но спросите любого в паддоке, и вам ответят, что это была поистине команда гонщиков, и они никогда не опускали рук, чего не скажешь по сухим статистическим выкладкам, согласно которым они набрали всего 3 очка за 132 проведенные гонки.

Кроме того, с человеческой точки зрения закрытие любого коллектива – дело довольно печальное. В начале 2017 года на базе команды в Банбери по-прежнему работали порядка ста сотрудников. Конечно, они понимали, к чему идет дело, но далеко не все из них успели за это время заручиться приглашением в другую команду, так что массовых увольнений будет не избежать. А это живые люди и их семьи…

Кто-то может посчитать, что Формула 1 сама дала погибнуть коллективу Manor, не оказав ему достойную поддержку, особенно после трагических событий, произошедших с Марией и Жюлем. Но, положа руку на сердце, нужно признать, что спасение Manor не входило в обязанности их соперников по пелотону…

В произошедшем, скорее, стоит винить те жесткие условия для новичков в 2010-м, в которых дебютанты вынуждены были начинать свой путь в Больших Призах. Да, спорт высших достижений должен предъявлять к участникам серьезные требования, но они должны быть выполнимыми.

Если руководство Ф1 хочет, чтобы у команд вроде Manor были шансы в будущем вступить в их ряды, они должны пересмотреть условия для вступления в спорт. При этом необходимо не только переписать нынешнюю систему распределения призовых, но и пересмотреть всю процедуру приема заявок в целом.

Manor в свое время не хватило проницательности, иначе они бы поняли, что в предлагаемых обстоятельствах выжить им будет крайне сложно.

Что касается "правильного" дебюта в Больших Призах, можно обратиться к примеру Haas. Но несколько лет назад так дебютировать было просто невозможно, так что здесь вины Manor нет. При этом нельзя сказать, что команда закончила свои дни в Ф1 так же бесславно, как HRT и Caterham. Еще в 2010 году заявка коллектива Virgin выглядела гораздо более привлекательно, и проведенные в Ф1 семь долгих лет, несмотря на все обрушившиеся на команду трудности, стали тому доказательством.

Manor можно в некоторой степени назвать последней на данный момент жертвой монстра по имени Формула 1, безжалостно пережевывающего и выплевывающего все неугодные ему команды и действующего в интересах привилегированной верхушки.

И это беда Формулы 1. Спорт изменился, доказательством чему стал дебют команды Haas, однако лазейки, позволившие американцам столь успешно вступить в ряды Больших Призов, довольно быстро закрыли. И если жертвы в виде команды Manor на алтаре Больших Призов окажется достаточно, чтобы изменить подход новых владельцев спорта к функционированию маленьких независимых коллективов, можно будет сказать, что их усилия не прошли даром...

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7372/why-formula-1-needs-teams-like-manor

  • Поделиться: