Понимают ли в Liberty Media, какого кота в мешке они купили?

Дитер Ренкен
17 февраля 2017 в 9:37

Новые владельцы коммерческих прав на Формулу 1 – компания Liberty Media – постепенно осваиваются в новом для себя окружении, но с каждым днем им будет все более очевидно, что же они на самом деле купили. Слово Дитеру Ренкену...

Кот в мешке – довольно распространенная покупка на рынке, этот товар во все времена пользовался огромным спросом. И в компании Liberty Media, изъявившей желание приобрести коммерческие права на Формулу 1 и уже сделавшей несколько важных шагов на пути к завершению сделки, прекрасно понимают, что для того, чтобы в полной мере насладиться своей покупкой, им предстоит еще изрядно обработать ее напильником, проведя целый ряд изменений.

Первое, что сделали в Formula One Group (FOG – англ. "туман"), возглавляемой Чейзом Кэри, подчиняющимся исполнительному директору Liberty Media Грегу Маффею, который, в свою очередь, держит ответ перед советом директоров и лично председателем Джоном Мэлоуном, это спешно сменили управляющую структуру, что, естественно, никак не повлияло на разногласия между поставщиками (командами) и покупателями (промоутерами и телевещателями).

Все в мире бизнеса прекрасно знают, что после покупки очередного актива необходимо в кратчайшие сроки менять состав управленцев. Именно это и сделали в Liberty, объявив о том, что отныне в Формуле 1 коммерческими вопросами будет заведовать бывший исполнительный вице-президент ESPN Шон Братчес, а легенда Больших Призов Росс Браун вернется в спорт в должности спортивного управляющего директора.

Одновременно с этим в компании фактически отстранили от дел уже бывшего исполнительного директора Ф1 Берни Экклстоуна, оставив ему малопонятную должность почетного председателя.

На днях в СМИ появились предположения о том, что сделка о покупке коммерческих прав на Ф1 компанией Liberty Media может нарушать какие-то законы, принятые в Евросоюзе, но эти слухи – не более чем удел противников смены власти в спорте, и к реальному положению вещей они не имеют никакого отношения. Просто бывшие владельцы коммерческих прав – фонд CVC Capital Partners – делают все, чтобы поскорее избавиться от своих активов, а новые – чтобы их приобрести.

И тот факт, что член Европарламента Аннелиз Доддс, лоббирующая интересы команд, подавших иск в Евросоюз на несправедливое распределение доходов в спорте, считает сделку противоправной, еще не делает ее таковой.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

И все же один негативный момент в переходе коммерческих прав на Ф1 к Liberty Media, который уже точно состоится, поскольку Евросоюз не предъявил к этой сделке никаких претензий, существует и заключается он в том, что у фонда CVC останется довольно приличный пакет акций и место в совете директоров. Таким образом, можно сказать, что Формуле 1 не удалось пока окончательно избавиться от влияния всех этих Гордонов Гекко, хотя степень вовлеченности CVC в спорт все же снизилась.

Есть мнение, что FIA с гораздо большим желанием отдаст управление своим флагманским чемпионатом крупной медийной корпорации, чем венчурному фонду, сохранившему связи с Берни Экклстоуном, так что не стоит ждать утечки деталей о контрактах в неаккредитованных СМИ.

А кто же тогда будет писать все эти истории, в том числе о том, почему решение отстранить от дел Берни было раскритиковано его давним другом и бывшим президентом FIA Максом Мосли?

Кто расскажет о том, что администрация Мосли не только передала в аренду семейному трасту Берни коммерческие права на Ф1 и в процессе провела массу траншей, пока не было заключено соглашение с фондом CVC, но и допустила появление в спорте резины с канавками, монополии шинных поставок и странных аэродинамических решений, что вкупе оказало на Формулу 1 гораздо большее негативное влияние, чем все ограничения на развитие аэродинамики, вместе взятые?

Но вернемся в наши дни. Несмотря на то, что никаких других заявлений в FOG пока не делали, новых отставок в спорте, судя по всему, избежать не удастся. В особенности это касается людей из окружения Экклстоуна, многие из которых ежедневно посещали офис Ф1 в Princes Gate в центре Лондона, откуда Берни управлял Большими Призами. В общем, совсем скоро в Мельбурне мы увидим, кто сохранит драгоценный пропуск в паддок, а кому придется смотреть на происходящее со стороны…

(c) autosport.com
(c) autosport.com

Еще труднее новым владельцам будет справиться с недовольством со стороны команд и промоутеров этапов, голоса которых в последнее время стали особенно слышны. И это неудивительно, поскольку все хотят отхватить кусок от общего пирога побольше, тогда как пекарня уже не справляется с аппетитами прожорливых едоков.

Что касается телевизионной аудитории, являющейся главной артерией коммерческой структуры Ф1, то ее численность за последние пять лет значительно снизилась – в основном из-за передачи трансляции на платные каналы.

В отношении команд происходит самое настоящее перетягивание каната. С одной стороны расположились топ-команды – Mercedes, Red Bull Racing, Ferrari и McLaren, – получающие от организаторов чемпионата дополнительные бонусы и требующие сохранения своих привилегий, а с другой – все остальные коллективы, настаивающие на паритете выплат. А этот паритет может обойтись организаторам в лишние 300 миллионов долларов в год, если им не удастся убедить больших игроков пойти на уступки.

Вопрос лишь в том, согласятся ли они на эти уступки с учетом того, что предшественница FOG – подконтрольная фонду CVC компания Delta Topco – дала им необходимые гарантии бонусных выплат. И любые изменения в договоре могут потребовать согласия всех сторон, которое будет достигнуто едва ли.

То же самое можно сказать и о нынешнем состоянии и функционировании Стратегической Группы. Несмотря на то, что все признают ущербность этой организации в вопросе принятия решений, сами члены Группы вряд ли согласятся добровольно снять с себя "бремя" вершения судеб Формулы 1, ведь это помогает им устанавливать свои правила в отношении использования аэродинамических труб и ограничения расходов. Кого-то еще удивляет тот факт, что все 78 Гран При, прошедших с момента образования Стратегической Группы в 2013 году, выиграли команды-представители этой благороднейшей братии.

Еще одной силой со своими рычагами в Формуле 1 являются команды, не получающие дополнительных бонусов от руководства чемпионата. Стоит отметить, что они в свое время добровольно подписали свои контракты, и FOG не обязана идти им на уступки без должного давления. Что касается Евросоюза, то они пока не спешат вмешиваться в дела ущемленных команд Ф1, и чем меньше времени будет оставаться до расторжения действующих соглашений, тем с меньшим энтузиазмом будут работать над этим вопросом в Брюсселе.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

В конце концов, зачем FOG добровольно идти на потерю дополнительных 200 миллионов долларов, особенно с учетом вывода Ф1 на фондовую биржу и соответствующих обязательств перед акционерами? С другой стороны, спорт рискует, что в случае недостижения согласия следом за Manor могут отправиться и другие команды. Так что перед Кэри и компанией стоит серьезный выбор: либо пойти на добровольные финансовые потери, либо принять риск сокращения стартовой решетки в ближайшем будущем.

Кроме того, и упразднить Стратегическую Группу в одночасье с переносом ответственности за принимаемые решения на все команды невозможно, поскольку в этом случае есть риск ухода из чемпионата производителей, как это было в 2009 году. А последнее, чего хочет FOG сразу после вступления в свои права, так это ухода из Формулы 1 Ferrari и Mercedes, за которыми тут же последует и Red Bull.

К тому же, если это произойдет, в нынешних не самых простых и определенных условиях вряд ли стоит ожидать очереди из новых команд, жаждущих присоединиться к спорту. Вспомните судьбу четырех коллективов, примкнувших к Формуле 1 в 2010-м – еще одно событие, которое можно причислить к наследию Мосли. Ни одна из них не задержалась в Больших Призах надолго. Но, к счастью, в мире пока хватает мечтателей…

Еще один вопрос заключается в том, почему топ-команды должны идти на снижение своих доходов в спорте – даже после 2020 года. Их многомиллионный бизнес построен вокруг имеющихся цифр, и они всё сделают, чтобы их доходы не снижались. К тому же, к независимым командам они в лучшем случае относятся как к необходимому наполнителю для стартовой решетки.

Это что касается сложностей во взаимоотношениях новых владельцев коммерческих прав с командами. Но не легче им будет вести переговоры и с промоутерами этапов и владельцами автодромов, которые разделились примерно в равной пропорции на тех, кто всеми правдами и неправдами хочет снизить взнос за право проведения гонки, и тех, кто старается сохранить свое место в календаре на фоне заявлений Кэри о потенциальном увеличении количества этапов в США.

(c) autosport.com
(c) autosport.com

А с учетом того, что в 2018 году, судя по всему, будет 21 этап (Хоккенхайм по контракту обязан будет вернуться в календарь), а команды, в свою очередь, голосуют против увеличения числа гонок выше этого предела, если им за это хорошенько не заплатят, получается, что каким-то автодромам придется потесниться и дать дорогу новым этапам на американском континенте, откуда в последнее время все чаще раздаются призывы снизить взносы.

Одним из логичных вариантов было бы отказаться от гонок в Баку и Бахрейне, но не стоит забывать, что организаторы этих этапов платят двойную ставку, так что FOG придется с этим считаться. Хотят ли болельщики смотреть гонки Ф1 на берегу Каспийского моря или в пустыне или нет – вопрос второй. Важно, что для проведения таких этапов требуются немалые инвестиции в инфраструктуру, а значит, устроители стремятся подписать с организаторами чемпионата долгосрочные контракты сроком до десяти лет.

Любые срочные и необдуманные меры по изменению календаря от FOG могут привести к судебным искам со стороны автодромов, которые планировали задержаться в чемпионате, тогда как трассы, в контракте которых прописана опция его досрочного расторжения, могут воспользоваться этим пунктом для снижения взноса.

В любом случае, как бы ни развивалась ситуация, доходы организаторов чемпионата в этом аспекте, скорее всего, снизятся. И это на фоне того, что финансовые аппетиты команд будут только расти.

Что касается проведения 21 Супербоула – еще одна идея Чейза Кэри в отношении Формулы 1, – то совершенно непонятно, как к такому американизированному подходу отнесутся в том же Китае или Австралии. Смысл глобального распространения Больших Призов по планете изначально состоял в том, чтобы познакомить болельщиков с самыми разными национальными особенностями и культурами.

Итогом всего вышесказанного является то, что, скорее всего, как минимум до 2020 года существующая структура Формулы 1 во многих аспектах серьезных изменений не претерпит. Да и в последующие годы кардинальные перемены без риска пошатнуть установившееся равновесие произвести будет невероятно сложно.

И это мы еще не говорили о потенциальных жалобах со стороны телевещателей, которые вряд ли могут быть в восторге от идеи того, что чемпионат, в который они ежегодно вкладывают десятки миллионов долларов, управляется глобальной медийной корпорацией.

Так понимают ли в Liberty Media, что именно они купили?..

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7384/does-liberty-really-understand-its-f1-challenge

(c) autosport.com
(c) autosport.com

  • Поделиться: