От Договора Согласия – к Конституции. Верной дорогой...

Дитер Ренкен
14 июня 2017 в 9:49

Контракты и соглашения, опутывающие Большие Призы, многими и на протяжении очень долгого времени серьезно критикуются. Новые владельцы спорта предложили собственный вариант решения этой проблемы, и, судя по их первым шагам, они на верном пути. Слово Дитеру Ренкену...

С начала 80-х Формула 1 начала опутывать себя разнообразными N-сторонними договорами и соглашениями, в результате чего образовалась дикой величины паутина, в которую угодили сами команды, промоутеры этапов, телевещатели и рекламодатели, а с ними и спорт в целом. Договор Согласия, двусторонние соглашения, соглашение о реализации Договора Согласия… Язык можно сломать!

На недавно прошедшем Гран При Испании в Барселоне, где присутствовали все нынешние руководители Больших Призов, было объявлено о том, что концепция временных договоренностей, будь то трехсторонних, как в период с 1998-го по 2012-й, или двусторонних, как с 2013-го и по сей день, должна остаться в прошлом, и произойти это может еще до окончания действия нынешних соглашений в конце 2020 года.

Таким образом, новые владельцы коммерческих прав на Формулу 1 – компания Liberty Media – выразили желание сменить всем надоевшие договоры на более устойчивую конструкцию в виде своеобразной конституции. В чем отличия? Договор определяется как законодательно закрепленное соглашение между сторонами, тогда как конституция – не что иное, как свод фундаментальных основ, согласно которым функционирует та или иная организация. Разница существенная.

Можно смело говорить, что в Liberty открыто признали недостатки существующей управленческой системы в Ф1, а вместе с ней и принципов распределения доходов между командами, и заявили о желании в кратчайшие сроки изменить сложившуюся ситуацию. Тогда как двусторонние соглашения можно рассматривать как тактические документы, служащие конкретной цели в краткосрочной перспективе, конституция представляет, скорее, стратегические основы развития спорта в будущем.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Такие намерения явно демонстрируют отличия между Формулой 1 эпохи фонда CVC Capital Partners, нацеленного исключительно на получение прибыли для своих акционеров в максимально короткий срок, и спортом под управлением представленной на фондовой бирже Liberty, концентрирующейся на долгосрочных успехах предприятия.

В противовес соглашениям, которые обычно пересматриваются и продлеваются раз лет в пять, хотя договор 2010-12 годов прожил всего три года, а его предшественник – целую декаду, конституция должна рассматриваться как постоянный и всеобъемлющий документ, правки в который будут вноситься по мере необходимости.

В качестве базиса для регламентирующего документа Формулы 1 можно рассматривать Конституцию США (ту, где «Мы, народ...»). Этот документ был составлен в далеком 1787 году, ратифицирован годом позже и вступил в силу уже в 1789-м. С тех пор Конституция менялась ровно 27 раз, а все правки были внесены только с согласия необходимого для принятия решения количества штатов.

Что касается истории изменений, то первые десять поправок были внесены единым блоком – так называемый Билль о правах – уже через полгода после вступления документа в силу, а следующие пять правок были сделаны до наступления 20-го века.

Таким образом, за целое следующее столетие было внесено лишь 12 правок в Конституцию государства, несмотря на две разрушительные войны и огромные изменения в социальной и экономической политике, а также технический прогресс. В новом же тысячелетии пока не было сделано ни единого изменения в документе. Это великолепный пример для Формулы 1.

Основы новой конституции спорта могут быть заложены с учетом предшествующего опыта, и в ней должны быть прописаны те плюсы, которые были достигнуты за последнее время, в том числе наличие спортивной и технической группы, Комиссии Ф1 и процесса ратификации изменений в FIA. В то же время инородные тела, не несущие спорту никакой пользы – я говорю в первую очередь о Стратегической Группе Ф1 – должны быть исключены из процесса принятия решений. Также необходимо включить в документ существенно измененную систему распределения доходов в спорте.

Как и в Конституции США, правки и дополнения в конституции Формулы 1 должны предлагаться и одобряться достаточным количеством голосов в Комиссии Ф1, которая в свою очередь должна быть представлена членами всех команд, производителями моторов, ключевыми техническими партнерами, спонсорами, телевещателями, промоутерами этапов, а также FOG и FIA. Ратификация изменений должна проходить путем голосования с большинством голосов.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Предполагается, что конституция должна обеспечить спорту гораздо большую гибкость и динамичность в плане управления в противовес нынешнему весьма инертному взаимодействию между руководством и командами.

Одной из целей Liberty, безусловно, является повышение стоимости акционерного капитала предприятия, и в компании очень быстро поняли, что постоянные даты истечения сроков действия соглашений только мешают этому процессу. В CVC почему-то так и не смекнули этого, иначе зачем они заключали такие короткие договора?

Очевидно, что стоимость активов Формулы 1 в разы выше на следующий день после заключения нового перспективного соглашения, а не в момент неминуемого приближения окончания договора.

«Очень важно попытаться избежать спадов, – сказал один из инсайдеров в руководстве. – Чем ближе срок окончания договора, тем ниже стоимость активов предприятия. Затем экономический цикл стартует заново.

В Liberty прекрасно это понимают, и именно поэтому Чейз Кэри [новый председатель Ф1] и компания смотрят в сторону конституции, а не очередного Договора Согласия».

Иначе говоря, Liberty хочет, чтобы у Формулы 1 всегда было солнечное лето – без смены сезонов. Это трудно реализовать, но при должной подготовке и демократичном подходе вполне реально.

Для этого новым владельцам спорта необходимо будет убедить привилегированные команды в том, что без их бонусных выплат и наличия Стратегической Группы они в перспективе только выиграют. Также они должны наглядно пояснить им, что в их интересах будет как можно раньше снизить расходы в спорте.

В настоящее время в Формуле 1 присутствует десять команд, которые условно можно поделить на три группы: производители, именитые независимые команды и остальные. Вероятно, в идеале в спорте должна быть дюжина коллективов, но вряд ли стоит ожидать притока новых команд в Ф1 до момента утверждения новой конституции. При этом в документе должно быть оставлено место для вступления в семью Больших Призов новых гоночных коллективов, как когда-то к США присоединились Аляска и Гавайи.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Первую группу команд, безусловно, образуют Ferrari и Mercedes, и к ним можно добавить Renault. Red Bull Racing, Williams и McLaren могут быть причислены ко второй группе с учетом их прошлых побед и получения от FOM определенных бонусных выплат, хотя и отличающихся друг от друга. Ну и остаются Force India, Toro Rosso (принадлежащая Red Bull), Haas и Sauber.

Последняя группа не является помехой на пути утверждения конституции в Ф1 – любые изменения в структуре управления и системе призовых выплат пойдут им на руку.

Дайте им право голосовать и представьте систему выплат, базирующуюся исключительно на результатах, и они тут же попросят авторучку, чтобы поставить подпись.

Как дела обстоят со второй группой? Несмотря на то, что Williams в настоящее время получает определенный бонус за историческое наследие, коллектив из Гроува не отказался бы от равного распределения доходов в спорте или распределения исходя из результатов в чемпионате.

То же самое касается и McLaren. Несмотря на получаемый в настоящее время бонус от руководства чемпионата, равномерное распределение призовых немного повысило бы их финансовый актив.

С Red Bull все несколько сложнее. Как убедить владельца компании Дитриха Матешица в том, что им будет выгоднее, если в спорте доходы будут распределяться равномерно, и что им придется отказаться от полагающихся им бонусов в размере около 70 млн фунтов стерлингов? В этом отношении план Liberty можно назвать простым, как всё гениальное: им просто нужно предложить Red Bull урезать свои доходы за счет увеличения прибыли Toro Rosso.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Основываясь на результатах сезона-2016, согласно нынешней структуре распределения призовых, обе команды концерна совокупно получают порядка 200 млн фунтов. Если пересчитать итоги, исходя из системы распределения доходов в соответствии с результатами, актив Red Bull составил бы около 170 млн фунтов – на 30 млн меньше. Однако если принять правила снижения расходов в год на 50 млн фунтов (по 25 млн на каждую команду), то концерн будет уже в плюсе на 20 млн фунтов. Плюс покупка долей спорта.

Конечно, руководитель команды Red Bull Racing Кристиан Хорнер может сколько угодно протестовать против уменьшения бюджетов, но несомненно то, что младшая команда концерна выиграет от этого шага. Ну а внутренние доходы в RBR и Toro Rosso можно и перераспределить.

На вопрос о сдерживании бюджетов в Формуле 1 Хорнер – вечный противник этой идеи – на днях ответил: «Что лично я приветствовал бы, и мне кажется, что со мной согласятся и представители других команд, так это попытку контроля наших текущих трат. Возможно, этого можно добиться путем упрощения регламента, который сегодня слишком захламлен.

В настоящее время Формула 1 развивается столь стремительно, что нам просто приходится повышать расходы. Возможно, новые держатели коммерческих прав в содействии с FIA смогут выделить ключевые аспекты, приводящие к заоблачным тратам, и что-то с ними сделать.

Это должно поспособствовать лучшему пониманию со стороны команд относительно того, на что стоит тратить деньги, а на что – нет».

К тому же, подобная инициатива поможет концерну в расчете на две команды сэкономить порядка 50 млн фунтов в год, что тоже немаловажно.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Что касается Renault, то хоть мы и причислили эту команду к производителям, фактически ее можно было бы разместить и в третьей корзине, поскольку они не получают никаких бонусов, несмотря на два титула в 2000-е. Так что французам будет на руку любое изменение системы выплаты доходов в чемпионате.

Остается самый сложный вопрос, связанный с двумя гигантами, – Ferrari и Mercedes. Ни для кого не секрет, что Скудерия является главным бенефициаром нынешней системы распределения доходов, построенной на бонусах. В этом году итальянский коллектив получит порядка 85 млн фунтов бонусной части доходов и лишь 70 млн – за результаты в чемпионате. Если бы призовые распределялись иначе, красные получили бы всего 85 млн, что на 70 млн меньше. Как Скудерия может компенсировать столь серьезные потери?

Для начала стоит упомянуть, что с момента заключения двустороннего соглашения с FOM в 2012 году Ferrari финализировала процесс выхода на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Таким образом, в компании прекрасно осознают, какое влияние оказывает участие в Формуле 1 на общую прибыль. Любой провал ведет к снижению стоимости активов, а успех позволяет выровнять ситуацию.

Скудерию не нужно убеждать в том, что любое снижение расходов в Ф1 пойдет им на пользу. Более того, совсем недавно руководитель команды Маурицио Арривабене так ответил на тот же вопрос, который был задан Хорнеру: «Прежде, чем говорить об ограничении расходов, нам необходимо понимать, как новые владельцы спорта собираются развивать его в будущем и привлекать дополнительный интерес к Формуле 1, а также что будет с текущими соглашениями».

Еще совсем недавно и представить было сложно, что в Ferrari заговорят с использованием такой лексики.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Да, в кратко- и среднесрочной перспективе политика снижения расходов может обеспечить командам экономию до 50 млн фунтов в год, но чтобы вовлечь Ferrari в продолжение разговора, нужно где-то найти компенсацию в размере как минимум 70 млн. И у Liberty вновь нашлось весьма элегантное решение – компания объявила о выпуске акций на сумму 350 млн фунтов для команд Ф1, но те пока проявляют ожидаемую осторожность, поскольку не знают, как именно будет развиваться спорт в дальнейшем.

«Мы считаем, что для спорта очень важно, чтобы команды могли приобрести доли в спорте и участвовать в его развитии» – сказал в январе Грег Маффей, президент и исполнительный директор Liberty – фактический босс Чейза Кэри.

Есть также информация, что команде Ferrari была предложена часть акций в обмен на: а) одобрение новой конституции; б) принятие измененной системы распределения доходов и концепции снижения расходов в спорте; в) гарантии участия в чемпионате на длительный срок. Предполагается, что в настоящее время как раз проводятся переговоры между юристом Скудерии в Нью-Йорке и представителями Liberty.

Судя по имеющейся у нас информации, Mercedes были предложены похожие условия, но на значительно меньшие суммы, поскольку разница в доходах команды между нынешней и предлагаемой системой распределения призовых составляет 35 млн фунтов (160 млн против 125 млн).

Все указывает на то, что конституционная модель спорта может не только позволить Формуле 1 развиваться в дальнейшем, но и стереть из памяти совместные усилия Берни Экклстоуна и бывшего президента FIA Макса Мосли по составлению Договора Согласия и дальнейшему его развитию.

Источники в Испании известили нас о том, что переговоры по новому формату документа и изменениям в структуре выплат находятся на достаточно глубокой стадии, а FOG и большинство боссов команд уверены, что сделка в итоге будет заключена. Единственный вопрос – когда?

Если в огромной стране на принятие Конституции ушло всего два года, почему в Призах, какими бы Большими они ни были, на это должно потребоваться больше времени?

Кроме того, с учетом американских корней Liberty и присутствия на бирже NASDAQ, компания вполне может реализовать американские конституционные принципы в европейском спорте. И если ей это удастся, она сможет достичь за короткий временной промежуток большего, чем Берни Экклстоуну удалось сделать за всю жизнь.

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7527/the-plan-to-fix-f1-biggest-flaw

© autosport.com
Фото: autosport.com

  • Поделиться: