Пять самых драматичных развязок гонки "24 часа Ле-Мана"

Иван Беликов
17 июня 2017 в 9:22

В преддверии старта 85-й гонки «24 часа Ле-Мана» АВТОСПОРТ.com.ru решил вспомнить пять самых драматичных развязок суточного марафона на кольце Сартэ

Прошлогодняя гонка в Ле-Мане в один миг превратилась для Toyota из сказки в кошмарный сон, когда за три минуты до финиша лидировавший Казуки Накаджима остановился на главной прямой из-за дефекта воздухопровода между турбиной и интеркулером. Такой финиш стал едва ли не самым драматичным в истории, но всё-таки были и не менее тяжелые эпизоды.

Первый удар из многих

Toyota не привыкать к ударам судьбы. Меняются поколения гонщиков, техника, правила, проходят десятилетия, но для японского концерна ничего ровным счётом не меняется. Что в 2016-м, что в 1994-м, а картина одинаковая.

Пусть это не три минуты до финиша, но терять верную победу за полтора часа до завершения суточной гонки тоже крайне обидно. Именно это произошло с экипажем Эдди Ирвайна, Мауро Мартини и Джеффа Кросноффа.

Гонщики Toyota унаследовали лидерство в пять утра, когда отказала коробка передач на машине их товарищей из частной команды Trust-Toyota, возглавлявших пелотон на протяжении целых восьми часов. Экипаж Стивена Андскара, Джорджа Фоше и Боба Уоллека продолжил участие, но из борьбы за победу выбыл и на финише оказался только четвёртым.

Кто бы мог подумать, что такая же участь уготована и для заводчан. К часу дня воскресенья преимущество прототипа SARD-Toyota 94C-V достигло 47 секунд. Учитывая, что до финиша оставалось 90 минут, такой отрыв выглядел вполне комфортным. Но внезапно перед въездом на пит-лейн Кроснофф замедлился. Как оказалось, сломался механизм переключения передач. Автомобиль удалось оттолкать в боксы, где механики смогли устранить поломку. Но на ремонт ушло долгих 13 минут, и вперёд вышли гонщики Joest Racing на машине Dauer 962.

Вернувшийся третьим Ирвайн на предпоследнем круге догнал и обогнал Тьерри Бутсена из второго экипажа Joest Racing в сражении за серебро, но в тот день это было слабым утешением для Toyota.

Энтони Дэвидсон: Меня пугает “проклятие” Toyota в Ле-Мане

Ситуация повторилась в 1998-м, в меньшей степени в 1999-м, когда Юкио Катаяма ближе к финишу стремительно нагонял лидера и на его машине взорвалась покрышка. В 2014-м Toyota во главе со Стефаном Сарразеном уверенно лидировала всю первую часть гонки, но в итоге сошла из-за технических проблем. Если и в 2017-м Toyota с тремя машинами не сможет выиграть из-за технических проблем, то значит, кто-то точно проклял весь японский концерн, другого объяснения будет просто не найти.

Энтони Дэвидсон: Меня пугает “проклятие” Toyota в Ле-Мане

Бубль-гум спешит на помощь

Сейчас это может выглядеть как анекдот, но судьбу победы в 11-й в истории гонке «24 часа Ле-Мана» в 1933 году решила жевательная резинка. Примерно на середине дистанции на машине уверенно лидировавших гонщиков Alfa Romeo Тацио Нуволари и Раймон Соммера лопнул бензобак. Но на пит-стопе находчивые механики нашли способ устранить проблемы, заклеив трещину жвачкой!

Вернувшийся на трассу Нуволари принялся один за одним штамповать лучшие круги. К утру итальянец не просто вернулся в лидеры, но и снова оторвался на круг от всего остального пелотона.

Впрочем, стоило Соммеру вернуться за руль, как всё повторилось – снова пришлось заклеивать бак жевательной резинкой, а Нуволари принялся вновь сокращать отставание от Луиджи Чинетти. Показав девять раз рекорд круга, Тацио догнал соотечественника к заключительной стадии гонки.

По ходу финального круга два гонщика Alfa Romeo поменялись позициями не менее трёх раз. Всё решила ошибка Чинетти, замешкавшегося с переключением передач в повороте Arnage. Нуволари вырвался вперёд и одержал свою первую и единственную победу в Ле-Мане.

«Серебряные стрелы» тоже промахиваются

Гонка 1991 года получилась уникальной по целому ряду причин. Первая и пока единственная победа японского производителя и роторно-поршневого двигателя, дебют Михаэля Шумахера, триумф действующего гонщика Формулы 1, остававшийся последним на протяжении 14 лет и, конечно, полнейшее разочарование Mercedes.

«Серебряные стрелы», несколькими годами ранее вернувшиеся в автоспорт после трагедии в 1955 году, с самого начала задавали темп. К третьему часу экипажи Sauber-Mercedes оккупировали все первые строчки, причем гонку возглавили самые неопытные из этой тройки Михаэль Шумахер, Карл Вендлингер и Фриц Кройцпоинтнер. Так они и лидировали, пока Вендлингер не допустил ошибку после выезда с пит-лейна – на холодных шинах австриец потерял управление при выходе из шиканы Dunlop. Прототип С11 не получил серьёзного урона, но потребовалась замена заднего крыла. В результате экипаж Шумахера вернулся в борьбу только на шестом месте, позади напарников Джонатана Палмера, Стэнли Дикенса и Курт Тима, которые также не избежали ошибок.

Дальше-больше. Третий экипаж Mercedes сошел с дистанции из-за поломки коленчатого вала, а Шумахер и его напарники потеряли семь кругов из-за заклинившей коробки передач.

Единственной надеждой компании из Штутгарта оставались опытные Жан-Луи Шлессер, Йохен Масс и Ален Ферте. Ветераны, в отличие от своих молодых коллег, проводили уверенную гонку. Захватив лидерство на шестом часу, они уезжали всё дальше от ближайших преследователей из Mazda и к заключительной части дистанции создали задел в четыре круга!

Но надо же было такому случиться – в конце 20-го часа из-под капота Mercedes-Benz C11 повалил дым. Ферте добрался до пит-лейна, но было уже поздно. Как впоследствии оказалось, ремень привода водяного насоса соскочил со шкива. Устранить такую мелкую проблему можно было с минимальной потерей времени, но 730-сильный мотор не мог работать без циркуляции воды в течение трех минут, которые потребовались французу, чтобы доехать от поворота Tertre Rouge до боксов, и в конечном итоге испустил дух.

Победу в тот день отпраздновала Mazda вместе с Джонни Хербертом, Бертраном Гашо и Фолькером Вайдлером.

Открытая дверь, дымящийся мотор

60-я годовщина «24 часов Ле-Мана», состоявшаяся в 1983 году, навсегда запомнится одним из самых фееричных и драматичных финишей в истории.

В победе Porsche в тот год едва ли кто сомневался. Немецкая команда одержала пять побед за предыдущие семь лет, в том числе заняла все три первых места в 1982-м, и на юбилейную гонку приехала в ранге главного фаворита. Прямо эдакий лемановский «КАМАЗ-Мастер» тех времен. Да и чего только стоило одно представительство Porsche – три заводские машины и восемь частных.

Главными претендентами на успех считались экипажи Жаки Икса, Дерека Белла и Йохена Масса, Стефана Белоффа. Так и было по ходу первой части дистанции, но под утро на обеих машинах возникли технические проблемы. И если Икс с Беллом просто потеряли четыре круга, то их напарникам повезло куда меньше.

На лидирующую позицию в итоге вышел третий экипаж заводской команды Rothmans, который представляли американцы Эл Холберт, Харли Хейвуд и австралиец Вернь Шупан. В какой-то момент их отрыв составлял четыре круга, но затем посыпались проблемы: потребовалась замена заднего подрамника, оказалась повреждена защита задней части днища, а затем и вовсе отвалилась левая дверь!

Так что за час до финиша преимущество американо-австралийского экипажа сократилось до двух кругов. Но это было лишь начало. Двигатель начал перегреваться и ещё один круг они потеряли на последнем пит-стопе, когда команде пришлось снимать кузов, что заполнить расширительный бачок системы охлаждения. Проблему с перегревом это не решило, и Холберту, проводившему финальный отрезок, ничего не оставалось как наблюдать за стремительно поднимавшейся стрелкой температуры двигателя.

При уходе на последний круг из левой выхлопной трубы Porsche 956 пошёл дымок. Финальные 13 километров Холберт преодолел просто каким-то чудом, в черепашьем темпе, и дымящаяся машина с болтающейся дверью замерла на трассе сразу после пересечения финишной черты. Ставший вторым Белл уступил в конечном итоге 64 секунды.

Последний герой

Имя француза Пьера Левега прежде всего ассоциируется со страшной трагедией в гонке 1955 года. Это его машина подлетела после контакта с Лэнсом Маклином и улетела на трибуну, что привело к ужасающим последствиям, которые автоспорт не видел ни до, ни после того дня.

Невольно Левег стал главной трагической фигурой в истории «24 часов Ле-Мана» и всего моторного вида спорта… посмертно. Хотя, сложись всё иначе всего лишь в двух гонках, в какие-то секунды, минуты, и сейчас Пьера вспоминали бы как главного героя в автоспорте.

Будучи по своей природе одиночкой, в 1952 году Левег отважился на поступок, который в наше время даже представить нельзя, решив проехать всю дистанцию самостоятельно. Но тогда это не казалось чем-то из ряда вон выходящим. Таких смельчаков было достаточно, однако ни одному из них так и не удалось увидеть клетчатый флаг. Ближе всех к этому был в 1950 году Луи Розье, лишь за два круга до финиша уступивший машину сыну.

От Левега каких-то свершений не ждали. Малоизвестный гонщик, частная машина Talbot Lago и всего два механика. Но каким-то невероятным образом француз не просто вышел в лидеры на середине дистанции, а после 22 часов оторвался от соперников во главе с представителями Mercedes на четыре круга, что составляло тогда почти 20 минут. Казалось, что победа в кармане, но когда до финиша оставалось меньше двух часов, началось самое тяжелое после почти суток за рулем – борьба со сном и усталостью. И, к сожалению, в этой борьбе, Левег проиграл. За 45 минут до финиша засыпавший гонщик ошибся с выбором передачи при выходе на прямую Mulsanne, «перекрутил» мотор и через пару мгновений синий Talbot Lago под номером 45 замер на обочине. Есть версия, что Пьер отказывался пускать Рене Маршана, который был наготове всю гонку, именно из-за опасений, что тот загубит двигатель. Такая вот злая ирония.

Левег числился в лидерах еще на протяжении 1/3 часа и лишь после этого мимо промчался гонщик Mercedes Херман Ланг, который в итоге и одержал победу.

Именно после этого прецедента в «24 часах Ле-Мана» было введено правило, запрещающее гонщикам проводить за рулём более четырёх часов подряд.

  • Поделиться: