Сделает ли Ф1 из ситуации с Феттелем прецедент, как с Шумахером?

Дитер Ренкен
30 июня 2017 в 9:29

Себастьяна Феттеля очень часто сравнивают с Михаэлем Шумахером. И умышленно врезавшись в Льюиса Хэмилтона на прошедшем Гран При Азербайджана, он лишний раз доказал, что у него с семикратным чемпионом мира много общего – и не только положительного, но и отрицательного. А в связи с заявлением FIA о начале расследования дело может получить новый оборот. Слово Дитеру Ренкену...

Макс Мосли в бытность свою президентом Международной автомобильной федерации никогда не упускал возможности добавить спорту определенного драматизма – он эти ситуации очень тонко чувствовал и хватался за них обеими руками – иногда и с запозданием. И в ту пору многие неизбежно видели его лик за любыми спорными и противоречивыми решениями судейской комиссии, особенно когда дело касалось публичного проявления агрессии со стороны пилотов.

Вспомните действия и высказывания Мосли после печально известного Гран При Австрии 2002 года, когда гонщики команды Ferrari сделали из Формулы 1 настоящее посмешище, разменявшись позициями перед самой финишной чертой и формально не нарушив при этом букву закона. Или его комментарии после Сан-Марино 2005 года, когда на машине BAR был обнаружен дополнительный топливный бак? А скандальный Индианаполис того же года с шестью машинами на старте? А Бельгия-2008? Но апогеем был, конечно, незабываемый этап в Хересе в 1997 году.

Да, это был Гран При Европы (как в прошлом году именовался и этап в Баку), на котором немецкий чемпион мира в составе команды Ferrari, только встававшей на ноги, умышленно врезался на трассе в своего главного соперника в борьбе за титул за рулем быстрейшей машины той эпохи. Тот инцидент завершился тем, что Жак Вильнёв смог-таки продолжить движение и привез израненную Williams на подиум, завоевав чемпионство.

Но все могло быть иначе. Вместо того, чтобы оформить свой первый и последний чемпионский титул, канадец мог оказаться за бортом гонки после сумасшедшего маневра Шумахера. А вышло так, что Михаэль остался стоять по колено в гравии, а Жак снял сливки и добился долгожданного успеха.

© autosport.com
Фото: autosport.com

В том случае стюарды «единогласно решили, что это был гоночный инцидент, и никто наказан не будет». Один острый на язык журналист тогда написал, что «после вынесения вердикта судьи взяли свои белые жезлы [символ некоторых придворных должностей] и покинули помещение».

«Я такой же человек, как и все остальные, и, к сожалению, вынужден признать, что допустил ошибку, – рассудительно заметил Шумахер через пару дней после инцидента во время созванной Ferrari пресс-конференции. – Я делаю не так много ошибок, но это была одна из них».

Откровенное высказывание Михаэля повлекло за собой новую волну обсуждений в прессе, и Макс Мосли довольно скоро созвал совещание Всемирного совета FIA по автоспорту, посвященное произошедшему инциденту и судейскому решению.

Вердикт президента FIA был таков: «Всемирный совет FIA внимательно изучил детали инцидента и заключил, что хоть действия гонщика и были намеренными, они не были преднамеренными, то есть не были спланированы заранее».

В результате Шумахер потерял все набранные очки в том сезоне, что фактически соответствовало дисквалификации на год задним числом. Второе место в чемпионате было потеряно. При этом Михаэль был вынужден принимать участие в кампании, организованной FIA и Еврокомиссией и посвященной безопасности на дорогах годом позже.

Дисквалификация на следующие гонки? Конечно, нет! Исключение Шумахера на одну или несколько следующих гонок автоматически сработало бы против спорта в целом, а значит, значительно снизило бы оценочную стоимость коммерческих прав на Ф1, которые как раз в то время находились в процессе передачи близкому другу Макса – некоему Берни Экклстоуну.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Переносимся в минувшее воскресенье в Баку. И что мы видим? Немецкий чемпион мира в составе команды Ferrari, встающей на ноги, умышленно врезался на трассе в своего главного соперника в борьбе за титул за рулем быстрейшей машины той эпохи. Я изменил лишь слово "встававшей" на "встающей".

Удивительно, но даже в судейской комиссии были пересечения: швейцарец Пол Гутьяр был судьей несколько дней назад в Азербайджане, но он же входил в судейскую комиссию и 20 лет назад в Хересе. Разумеется, сейчас у бывшего гонщика Формулы 3 и главы швейцарских автоспортивных властей гораздо больше опыта, чем два десятилетия назад.

О совпадениях мы поговорили, теперь об отличиях. И главным из них является то, что инцидент между Феттелем и Хэмилтоном произошел не в боевом темпе гонки, а при следовании за машиной безопасности. И если первый контакт между двумя претендентами на титул с трудом можно назвать преднамеренным, умышленность того, что сделал немец после этого, сомнений ни у кого не вызывает.

Конечно, Себастьян сильно отличается от Шумахера как гонщик и человек – примерно так же, как Адам от Джона Леннона или Ева от Мадонны. Общего у них лишь родной язык и национальность, а также то, что они выиграли свой первый титул еще до прихода в Ferrari, хотя нынешняя Скудерия и слабо напоминает команду эпохи правления Жана Тодта.

Городская трасса в Баку тоже сильно отличается от Хереса – не меньше, чем Монако от Сепанга, и инцидент в столице Азербайджана произошел не на гоночных скоростях в запале борьбы, а при движении улитками. Один Феттель знает, чем он занимался в тот момент в кокпите – может, переключал разные кнопки на руле? – но факт в том, что причиной первого столкновения, как и в большинстве аварий на дорогах общего пользования, была неправильная оценка действий впереди идущей машины со стороны пилота. И… Ба-бах!

© autosport.com
Фото: autosport.com

Затем уже, взбесившись от того, что Хэмилтон, по его мнению, проверял его тормоза, он поравнялся с серебристой машиной, что-то показал обидчику жестами и нарочно повернул в него руль. И удар был довольно ощутимым, поскольку после контакта передними колесами машина Феттеля немного подскочила, и только затем немец вернулся на свою законную позицию позади лидера.

Что к этому привело? Во время первого появления на трассе машины безопасности Хэмилтон замедлился в этом месте, чтобы затем не догнать сейфти-кар до линии, но при этом сохранить лидерство к концу длинной прямой. Всё было сделано на тоненького. Во второй раз британец получил инструкции от своего гоночного инженера, что объясняет его медленный темп.

На видеозаписи отчетливо заметно, что перед уходом с трассы машины безопасности Льюис делал все то же самое, что и на первом рестарте, и важно, что вердикт FIA после анализа телеметрии гласил: «Хэмилтон поддерживал стабильную скорость и вел себя точно так же, как и на всех рестартах в этой гонке».

Из этого можно сделать вывод, что поведение Феттеля и его ярость были ничем не оправданы, не говоря уже о том, что в 21-м веке такая реакция на гоночные события просто недопустима. Даже пресловутая проверка тормозов от Хэмилтона не могла служить оправданием таких действий немца, и говорить о каком-то минутном приступе ярости просто глупо: профессиональные спортсмены должны сдерживать свои эмоции в любой ситуации, особенно когда речь идет о многократных чемпионах мира.

Если в карате один другого ударит в живот, второй ведь не начинает дубасить его по причинным местам, оправдывая тем, что тот хотел его проверить или своими нервами. Феттель говорил о том, что Формула 1 – это не детский сад, и в ней пихаться локтями в порядке вещей. Но, опять же, это можно применить к боевому режиму гонки, но никак не к периоду машины безопасности.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Разве боксеры начинают махать руками во время пауз, чтобы потом сказать, что им показалось, будто бой начался? А теннисисты не исполняют смэш во время смены сторон, если им не понравился последний розыгрыш. Ну же, Себ, ты лучше меня это всё знаешь!

Феттель славится своими эмоциональными проявлениями – достаточно вспомнить прошлогодний Гран При Мексики, когда он буквально послал гоночного директора FIA Чарли Уайтинга. После извинений немец был прощен и отпущен без всяких наказаний, но в релизе, выпущенном впоследствии, четко было сказано, что в дальнейшем за подобные проявления эмоций пилот будет наказан.

Это было последним китайским предупреждением, и по праву. Две недели назад в Монреале уже Даниил Квят жестко высказался в адрес руководства гонки после получения двойного штрафа, который, кстати, руководитель команды Toro Rosso позже назвал справедливым. В Баку россиянин принес извинения, но может уже хватит с них?

Но здесь есть довольно любопытная головоломка. Держателю коммерческих прав выгодно, чтобы спорт окружали разные громкие истории, и, без сомнений, инцидент с Себастьяном добавил телевизионных рейтингов Формуле 1. Даже сейчас спортивные медиа не утихают и продолжают обсуждать этот эпизод, а что говорить о специализированных гоночных изданиях, которое вы сейчас читаете?

Но должно быть четкое разграничение между шоу и спортивными баталиями, и гонщики обязаны чувствовать разницу.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Разумеется, австрийский Ред Булл Ринг – следующее место сражений в Ф1 – только выиграл от столь богатого на события предыдущего этапа, на котором победу на фоне инцидента между Феттелем и Хэмилтоном одержал Даниэль Риккардо.

После всего, что было сказано и сделано, судьи во главе с Гутьяром дали Себастьяну 10-секундный штраф стоп-н-гоу, классифицировав его маневр как опасный, к тому же, они добавили три балла к его гоночной лицензии, доведя пассив немца до 9 баллов из 12 возможных. При этом важно, что в личном зачете чемпионата Феттель по-прежнему опережает Хэмилтона, который, по иронии судьбы, был вынужден остановиться в боксах для смены подголовника.

Сам Льюис после гонки сказал, что Себастьян сам себя опозорил своим маневром, попутно заявив, что он дает дурной пример молодежи. И он не так далек от истины.

Поведение Феттеля действительно было потенциально очень опасным и могло сказаться не только на исходе гонки для двух лидеров, но и на соперниках, шедших позади. Он не мог быть уверен в том, что колесо на машине Льюиса после этого столкновения не оторвется на полной скорости, а обломки не повредят идущие следом машины. Кроме того, своим толчком он запросто мог вывести из строя систему охлаждения на автомобиле соперника.

Если Шумахер был дисквалифицирован на сезон за умышленное столкновение с соперником на гоночной скорости, то Феттель как минимум заслужил дисквалификацию на этап за повторение подвига своего соотечественника в режиме машины безопасности. По крайней мере Михаэль через пару дней отчасти признал свою вину в случившемся, и сейчас Формула 1 ждет чего-то подобного от Феттеля.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Но главное отличие между произошедшим на днях в Баку и 20 лет назад в испанском Хересе состоит в методах работы бывшего и нынешнего президентов FIA. У Мосли, открыто признавшего в своем сменщике Жане Тодте выдающегося спортивного менеджера своего поколения, да и всех поколений, никогда не было проблем с тем, чтобы открыто вмешиваться в процесс и делать официальные заявления – он бы сделал это самое позднее в понедельник.

Тодт, напротив, не горит желанием собственноручно вершить судьбы и влиять на ситуацию, предпочитая оставлять эти функции на откуп официальным представителям FIA. Он скорее пригласил бы Феттеля на частную беседу в которой тет-а-тет выслушал бы все доводы немца относительно произошедшей ситуации.

Вполне возможно, что Себастьян принесет публичные извинения Хэмилтону, команде Mercedes и болельщикам за содеянное. Также по итогам расследования, которое инициировала федерация, немца могут обязать выполнять функции посла в кампании FIA, связанной с безопасностью дорожного движения, особенно учитывая внимание, которое Жан Тодт уделяет этому аспекту, и то, что примерно в трети всех серьезных аварий на дорогах водители проявляют излишнюю агрессию.

Такая мера может принести пользу как непосредственно FIA, которая приобретет в лице Феттеля популярного и знаменитого посла своих программ, так и станет хорошим назиданием для остальных гонщиков вне зависимости от гоночной категории.

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7591/will-f1-make-an-example-of-vettel-like-schumacher

© autosport.com
Фото: autosport.com