Рон Деннис. Уход противоречивого гиганта McLaren

Найджел Робак
16 июля 2017 в 9:40

Берни Экклстоун… Рон Деннис… За последние месяцы Формула 1 лишилась двух очень значимых фигур в своей истории – фигур с очень сложными и противоречивыми характерами. Откровенно любили Рона в окружении Больших Призов немногие, но нельзя отрицать того, что вклад, который он внес в спорт, трудно переоценить. Слово автору Пятой колонки в AUTOSPORT.com Найджелу Робаку...

Только я начал было привыкать к тому, что в Формуле 1 больше нет Берни Экклстоуна, как на тебе – новая отставка, и на этот раз фигура оказалась ненамного менее значимая – Рон Деннис покинул McLaren.

После отстранения от занимаемой должности с сохранением активов в минувшем августе Деннис вполне мог выручить неплохую сумму за свою долю в компании и тихо-мирно покинуть свой пост. Но это был бы уже не он. В Роне взыграл настоящий уличный боец, результатом чего стал судебный иск, поданный против компании, с которой на протяжении многих лет и даже десятилетий прочно ассоциировалось его собственное имя.

Это был не самый обдуманный и логичный ход, но Рон пошел на принцип, или на то, что он сам называет принципом, как, впрочем, и всегда. Когда он думает, что прав – а когда Рон думал иначе? – он никогда не молчит.

Я помню один из вечеров вручения премии Autosport Awards лет эдак 20 назад, когда у Денниса брали интервью под конец мероприятия. К сожалению, я не могу восстановить в памяти точно, что он тогда не поделил с властями спорта – ну, как всегда, – но после получения очередной награды он вдруг резко сменил тему разговора, а с ней и всю картину вечера.

«Я понимаю, что, наверное, не должен сейчас начинать об этом говорить», – начал он… И в тот же момент Герхард Бергер, сидевший в зале рядом со мной, тихонько заскулил: «Рон, пожааалуйста, только не это, не надо...»

Конечно, надо, подумал Деннис и завершил тогда свою пламенную речь, хотя это было далеко не лучшее место и время для обсуждения сугубо политических вопросов спорта. В этом был он весь. И только когда публика начала осторожно аплодировать, как бы намекая на завершение спича, Рон неохотно упаковал свои боеприпасы.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Как часто это бывало в отношении RD, ты всегда понимал, чем конкретно недоволен этот человек и всегда ему сочувствовал, хотя порой его непревзойденное высокомерие портило всю картину.

«Мы вершим историю, а вы всего лишь пишете об этом», – сказал он нам однажды в моторхоуме McLaren. Не думаю, что кто-либо из журналистов, вместе со мной присутствовавших на той встрече, смог забыть эти слова.

Ни для кого не стало сюрпризом – разве что для самого Рона, – что он проиграл судебное дело против McLaren в конце прошлого года. И как только это стало известно, тут же все поняли, что рано или поздно акционеры McLaren в лице инвестиционного фонда Бахрейна Mumtalakat и бизнесмена Мансура Оджея выдворят Денниса из Уокинга. И вот после 37-летней эпохи все мосты Рона Денниса в McLaren оказались сожжены.

Рон мне видится одним из самых странных и противоречивых людей, с кем я имел честь быть знакомым. Сложный, одержимый, временами бестактный, одновременно любезный и безжалостный, общительный и вместе с тем отчужденный.

Можно сказать, что в Формуле 1 им больше восхищались, нежели любили его, и это ощущение усиливается каждый раз, когда беседуешь с бывшими гонщиками команды. Но даже самый отчаянный недоброжелатель Рона не станет отрицать его невероятные достижения в автоспорте.

McLaren в пору прихода в нее Денниса в 1980-м была довольно скромным коллективом, но уже через четыре года стала доминирующей силой в Формуле 1. И хотя нельзя относить все успехи команды только на счет одного Рона, именно его идеи и мысли превратили весьма средний по рамкам Больших Призов коллектив в настоящего монстра. В последующие годы в McLaren чемпионами мира стали такие значимые пилоты в истории Ф1, как Ники Лауда, Ален Прост, Айртон Сенна, Мика Хаккинен и Льюис Хэмилтон.

Однако в Роне была определенная "чертовщинка" – он всегда славился тем, что не мог долго удержаться в мирных отношениях с партнерами по бизнесу – так было с Daimler Benz – некогда крупнейшим инвестором McLaren и поставщиком одних из лучших моторов, а затем и с Оджеем, которого Деннис переманил из Williams. При этом любопытно, что за пределами паддока Рон и Мансур действительно долгое время дружили, тем удивительнее для всех стал их разрыв.

© autosport.com
Фото: autosport.com

В Формуле 1 никогда не было недостатка в одержимых людях, но в случае с Деннисом можно говорить о настоящей маниакальности в приверженности спорту.

«Когда вы взрослеете, – заметил он как-то философски в беседе со мной, – вы попадаете в разные неловкие ситуации, которые надолго врезаются в вашу память. У меня в жизни таких эпизодов было штук пять.

К примеру, я помню, когда мне было лет семь, мы смотрели балет по телевизору. И я, увидев какого-то танцовщика, сказал: «Я бы тоже так смог, если бы захотел». Помню, брат с сестрой долго надо мной смеялись, но у меня уже тогда было это стремление кому-то что-то доказать.

Также я вспоминаю, что как-то мы сидели с друзьями в баре в Уокинге, и я заявил им, что пойду работать в гоночную среду. Они стали надо мной прикалываться, но это вот "Я вам покажу!" никогда меня не оставляло».

Однако, несмотря на все свои странности и манеры, Рон Деннис добился действительно невероятных успехов в Формуле 1, и именно это запомнится многим надолго. На прошедшем Фестивале скорости в Гудвуде он вместе со всеми присутствовал на чествовании не менее значимого человека в истории Больших Призов – Берни Экклстоуна.

Наблюдая за этим праздником, я не раз ловил себя на мысли, что присутствую при смене эпох в Формуле 1, и апогеем стали немного неуклюжие объятия Берни с новым председателем спорта Чейзом Кэри – кто-то даже успел сравнить это с приветственным касанием боксеров перчатками.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Плавно переходя от Рона к Берни, нельзя не вспомнить, что прошлой осенью англичанин с уверенностью говорил, что на протяжении какого-то времени будет работать в тесном контакте с новыми владельцами коммерческих прав – компанией Liberty Media.

«Именно так я и думал, – подтвердил Экклстоун. – И именно об этом они сами меня изначально попросили – поработать еще три года. Затем Кэри пригласил меня на встречу и после слов о том, что они завершили сделку с CVC, сказал мне: «Мы бы хотели, чтобы вы оставили пост исполнительного директора, его хочу занять я».

Я, честно говоря, даже не думал об этом, но они, видимо, обо всем позаботились заранее, поскольку уже через полчаса передо мной лежал документ для подписи».

Но все действующие контракты заключали именно вы, и все договора были подписаны вами, неужели не было бы более логично сохранить преемственность власти и какое-то время поработать вместе?

«Да, но... – продолжил Берни. – Американцы сказали мне, что не нуждаются в чьей-либо помощи. Что ж, посмотрим. Это теперь их машина, не так ли? Они ее купили и хотят сами ей управлять. Я лишь надеюсь, что они не попадут в серьезную аварию...»

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7602/the-departure-of-mclaren-strange-colossus

© autosport.com
Фото: autosport.com

  • Поделиться: