Пришел, увидел, не ушел. Дебют Баку и Haas в Формуле 1

24 июля 2017 в 9:28

Каков секрет успеха в современной Формуле 1? Как прийти, чтобы остаться? И что нужно сделать, чтобы о тебе начали говорить и писать? Вероятно, ответами на эти вопросы нужно интересоваться у двух последних дебютантов Больших Призов – организаторов этапа в Баку и руководства команды Haas...

Любопытно, что в этом материале мы решили сравнить подходы не двух разных команд или автодромов к дебюту в Формуле 1, а положить на чаши весов, казалось бы, несравнимые вещи – Гран При в столице Азербайджана и гоночную команду Haas, тем более, что они сделали свои первые шаги в Больших Призах одновременно. Стало быть, одногодки…

И начнем мы, пожалуй, с прошедшего недавно Гран При Азербайджана, в прошлом году дебютировавшего в Формуле 1 под вывеской Гран При Европы.

Большие Призы – большие деньги. Неудивительно, что многие страны и континенты желают провести у себя Гран При. Но также понятно и то, что организация мероприятия такого высокого уровня – не сиюминутное дело. Для этого требуется тщательное планирование и совместное участие огромного количества людей и организаций.

Гран При в Баку последним в списке этапов присоединился к Формуле 1, однако только на то, чтобы получить подпись на документе, разрешающем проведение гонки, потребовалось больше года.

Впервые идея организации этапа Ф1 в столице Азербайджана появилась в марте 2013 года, а дебютный этап состоялся лишь через три с небольшим оборота Земли вокруг Солнца – в июне 2016-го. Как и в случае со многими другими этапами Ф1, первыми об этом задумались местные власти в поиске способов популяризации страны в мире.

«Они рассматривали различные варианты для очередного толчка в экономике региона, – отметил исполнительный директор Baku City Circuit Ариф Рагимов. – Среди прочего они изучали ситуацию в мире и анализировали, что делают другие страны для достижения этих целей. После всех проведенных подсчетов было выбрано определенное направление для развития региона».

Конфигурация трассы

После того, как было решено провести Гран При в столице Азербайджана и найдены деньги – частично от местных властей, частично от частных инвесторов – встал вопрос, где же проводить гонку.

«Еще до подписания контракта мы связались с Германом Тильке [архитектором большинства новых трасса Формулы 1], – продолжил Рагимов. –Ведь ещё до финализации проекта вам необходимо представить все данные и наработки по концепции автодрома. Так что первые зарисовки трассы появились где-то за полгода до подписания официального контракта».

Опыт Тильке переоценить невозможно, поскольку именно он проектировал все автодромы, дебютировавшие в Формуле 1 за последние годы – от стационарных вроде Сахира в Бахрейне и до городских, как в Сингапуре.

Кроме того, главный архитектор трассы отвечает не только за саму конфигурацию автодрома, но и за всю внешнюю инфраструктуру, включая расположение паддока, офиса для руководства, медиа-центра – вплоть до линий электро- и водоснабжения.

«Мне позвонили из Баку и сказали, что хотят организовать у себя гонку, поинтересовавшись при этом, возможно ли строительство трассы в городе, – вспоминает Герман Тильке. – Это правильный вопрос, который всегда возникает в связи с проектированием городского автодрома. Когда у вас есть чистый лист – пустующая территория, то, конечно, возможно всё, но с городом всегда всё намного сложнее – тут нужно всё смотреть и изучать.

В результате у нас было три возможных плана трассы. Я поехал в Баку, всё внимательно изучил, и в итоге было решено остановиться на самом сложном из представленных вариантов.

После этого к проекту подключились в FIA, также в обсуждении участвовали инженеры и архитекторы из Баку – это очень непростое дело. Сначала у вас есть идея, затем вы начинаете прорабатывать все детали. Попутно приходится решать массу вопросов – ведь нельзя просто взять и снести мешающее тебе здание, нужно как-то вписываться в существующую застройку».

В Баку пошли на серьезный риск, решив включить в конфигурацию трассы территорию старого города с невероятно узкой секцией. Гоночный директор FIA Чарли Уайтинг специально приехал с инспекцией в столицу Азербайджана еще до подписания контракта и одобрил предложенный проект, после чего работа закипела.

Стоимость этапа Формулы 1

Изначально считается, что на проведение новой гонки на городской трассе денег требуется меньше, поскольку большая часть инфраструктуры уже готова. Что касается дорожного покрытия, то в первый год было потрачено 12 миллионов долларов на полную смену полотна с учетом требований FIA. Кроме того, за два года в организации Гран При поучаствовали более 10 тысяч человек, включая 5 тысяч волонтеров из разных стран. Также в Баку решили воспользоваться опытом Бахрейна и пригласить маршалов с этого Гран При для обмена опытом.

«С точки зрения бюджета никто изначально не понимал, в какую сумму выльется проведение Гран При в Баку, – признался Ариф Рагимов. – С городскими трассами всегда всё сложно. Можно, конечно, взять цифры стационарных автодромов и на них опираться, но город – это уникальное место и такие же уникальные расходы, которые трудно поддаются прогнозированию».

Организаторы всех этапов Формулы 1 ежегодно тратят десятки миллионов долларов на проведение Гран При, но в случае с городскими трассами необходимо учитывать и дополнительные расходы. Каждый год устроителям приходится возводить трибуны заново и убирать их после этапа. Также нужно проложить все поребрики и установить отбойники вдоль всей трассы. Часть города при этом перекрывается на весь уик-энд.

«Если брать в расчет исключительно строительство трассы и дополнение ее требуемой инфраструктурой, мы уложились меньше чем в 80 млн долларов, – добавил Рагимов. – И каждый год необходимо будет тратить порядка 15 млн долларов для возведения всех сопутствующих сооружений и дальнейший их демонтаж».

Это немалые расходы, но они стоят того, чтобы ежегодно на протяжении трех дней уик-энда 500 миллионов зрителей со всего мира пристально следили за событиями Гран При в вашем родном городе.

Согласитесь, в Баку выбрали довольно оригинальный способ заявить о себе и пошли далеко не самым тривиальным путем. Казалось бы, найди несколько гектаров пустующей земли и построй там стационарный автодром с видами на столицу Азербайджана. Но нет, у Гран При в Баку был свой путь. Так же, как и у еще одного дебютанта прошлого сезона – американской гоночной команды Haas, не без успеха присоединившейся к семье Формулы 1.

Если вспомнить историю, ровно семь лет назад к Большим Призам примкнули сразу три команды – довольно серьезный десант дебютантов. Но к тому моменту, когда погасли стартовые огни Гран При Австралии нынешнего года, все три коллектива исчезли с лица земли, их активы были распроданы, а сотрудники разбежались по другим командам.

Однако еще до проведения последнего аукциона стало известно о намерениях новой американской команды переписать историю Формулы 1, внедрив абсолютно новый подход к производству гоночной машины. И им это, надо сказать, с успехом удалось сделать.

Что же такого сделали в Haas F1, чего до этого не удавалось Lotus Racing, Campos Meta и Virgin Racing, позже ставшим Caterham, HRT и Marussia (Manor F1)?

Секрет успеха

С самого первого шага в Формуле 1 руководство команды Haas заручилось технической поддержкой мастодонтов из Ferrari и Dallara, заключив с ними важные соглашения технологического свойства. Это позволило им полностью сосредоточиться на выборе персонала, а не на решении технических вопросов с самого начала. До этого ни один из дебютантов Формулы 1 не делал ничего подобного – все приходили с нуля и начинали копаться с болтами и гайками, тогда как в Haas многие функции выставили на аутсорс, после чего спокойно занялись выстраиванием структуры команды.

«Я работаю в автоспорте уже 27 лет, так что еще до старта проекта в Ф1 я знал, кого именно мне нужно нанять на работу, – признался руководитель команды Гюнтер Штайнер. – Для любой команды это очень важный вопрос – найти правильных людей. Всё дело в людях, потому что железо способен купить каждый. А выбрать правильных людей позволяет богатый опыт – кто приходит в спорт без должного опыта, никогда не сможет собрать нужный штат сотрудников».

Также Гюнтер особо отметил важность привлечения крупных технических партнеров при создании команды Ф1.

«Без партнерства с Ferrari и Dallara мы, безусловно, ничего бы не смогли добиться в Больших Призах, – продолжил Штайнер. – Не будем лукавить – мы ведь не самые умные люди в паддоке. И мы не считаем себя лучше остальных.

Но мы знали, что если придем в Формулу 1 по стопам наших предшественников, ныне несуществующих, нас ждет такая же участь. Гонки Гран При – чрезвычайно конкурентная среда. Прийти сюда просто с нуля, из ниоткуда, очень и очень сложно.

Конечно, ничего невозможного нет, но говорить, мол, я приду в Формулу 1, соберу команду и за год добьюсь такого же технологического прогресса, как и другие, – это просто глупо. Я бы не стал на это надеяться».

Три новые команды, присоединившиеся к Большим Призам в 2010-м, сделали это в условиях действия регламента с учетом ограничения бюджетов, но позже эти правила были упразднены, и никто из них так и не смог оправиться от такого поворота событий.

Набрав свои первые очки в дебютной же гонке в Формуле 1, команда Haas навсегда вписала свое имя в историю. Надо отметить, что среди прежних дебютантов лишь одному доводилось попадать в очковую зону, да и то лишь на пятый год своего участия в чемпионате. Именно такой судьбы в Haas всеми силами пытались избежать.

«Когда Джин [Хаас] решил вступить в Формулу 1, мы сразу начали думать о том, чтобы посмотреть на этот проект под несколько иным углом. Мы спросили себя: "А с кем мы можем начать работать?" – продолжил Штайнер. – Тогда мы начали искать партнеров, поскольку знали, что проторенная дорожка приведет нас к краху. А зачем нам крах? Джин не для этого сюда пришел. Если бы он знал, что потерпит неудачу, зачем бы он этим занимался?

Так что нам необходимо было попробовать что-то новенькое. И два года назад мы сказали себе: "Пожалуй, наша схема сработает". Мы не знали этого наверняка, поскольку никто до нас этого не делал, но нам очень хотелось попробовать. И я полагаю, что нам удалось найти свой путь в Ф1, поскольку уже в свой дебютный сезон мы финишировали не последними».

И правильность подхода Haas была подтверждена их результатами на трассе. Хотя в момент дебюта проекта мало кто верил в его успех.

«На пути в Формулу 1 мы встретили массу скептицизма, и я прекрасно понимаю этих людей, ведь все предыдущие попытки дебютантов не увенчались успехом, – заметил Гюнтер. – Но FIA и FOM поверили в нас и выдали нам лицензию. Полагаю, мы полностью подтвердили серьезность своих намерений, как и обещали.

Нам хотелось заслужить уважение в Формуле 1, мы с самого начала были уверены, что наберем несколько очков, мы действительно считали это возможным. И мы сделали это. Нужно просто верить в себя и делать то, что считаешь нужным. Люди так устроены, что сначала они хотят слышать от тебя, что ты непременно добьешься успеха, а потом видеть, что тебе это не удалось...»

Так что же общего в подходах к дебюту в Формуле 1 у Баку и Haas, помимо четырех букв в названии?

И там, и там пошли на серьезный риск, вложив при этом серьезные деньги в свои проекты. В столице Азербайджана не могли не знать о том, какая участь постигла в Больших Призах этапы в Корее, Индии и Турции. А в Haas прекрасно видели, что произошло с тремя их предшественниками.

Но их это не испугало. Более того, они пошли от противного, выкрутив ручку громкости до предела: в Баку остановили выбор на самой сложной конфигурации городской трассы с проездом по узким улочкам старого города, а в Haas заручились поддержкой Ferrari и Dallara, фактически произведя революцию в Формуле 1. И оба подхода сработали на ура.

Сегодня всем понятно, что они пришли в Большие Призы, чтобы остаться. И остаться надолго…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

По материалам: https://www.raconteur.net/lifestyle/the-secrets-of-making-a-new-f1-team-work, https://www.raconteur.net/lifestyle/what-does-it-take-to-get-a-new-f1-race-off-the-ground