Как Хэмилтон сделал подарок Боттасу за месяц до дня рождения

Пит Гилл
31 июля 2017 в 15:36

Риск, на который пошел Льюис Хэмилтон на последнем круге Гран При Венгрии, когда вернул третье место Валттери Боттасу, несмотря на возможный пропуск вперед и Макса Ферстаппена, лишь подчеркнул разницу между демократичной философией в Mercedes и традиционно политизированной атмосферой в Ferrari, нацеленной исключительно на командный результат. Воскресная гонка на Хунгароринге в обзоре от Sky Sports...

Должен ли был трехкратный чемпион мира пропускать вперед напарника на самой финишной ленточке гонки в Венгрии?

Или можно поставить вопрос иначе: мог ли Хэмилтон в воскресенье днем поставить свои личные чемпионские амбиции выше командной этики?

Да, Валттери пропустил напарника лишь для того, чтобы он попробовал атаковать пилотов Ferrari впереди. И сам Льюис подтвердил, что вернет позицию финну, если не сможет опередить его соотечественника в красном.

Но если учесть все сопутствующие обстоятельства, включая возникшие у Mercedes проблемы с радиопередающим устройством, резкое снижение скорости Боттаса на втором отрезке дистанции и близость Макса Ферстаппена, у Хэмилтона было вполне достаточно оправданий на случай, если бы он не стал в концовке заезда возвращать позицию напарнику.

К чести британца стоит отметить, что он все же решился на рискованный маневр на заключительном круге гонки и вернул подиум Валттери, хотя чисто технически – с учетом скорости стремительно накатывающего голландца – это было непросто.

И меньше чем через час после клетчатого флага Льюис поделился своим мнением по этому эпизоду, не выразив и тени сомнения в том, что сделал.

«Я подумал, что это будет очень опасно, – сказал Хэмилтон, – к тому же, каждое очко может быть на счету. Это был пан или пропал. Но мое сердце говорит, что я всё сделал правильно, пропустив его. Я хочу выиграть титул честно».

Однако честные поступки зачастую имеют свои последствия. Уступив Боттасу подиум, Льюис добровольно отдал три очка в личном зачете и позволил Себастьяну Феттелю уйти на летний перерыв, лидируя с перевесом в 14 очков вместо 11.

Повлияет ли жертва Хэмилтона на исход борьбы за титул, мы узнаем лишь в конце года. Когда сезон возобновится, в розыгрыше будет еще 225 очков. Однако не стоит забывать, что за 67-летнюю историю Формулы 1 судьба чемпионства определялась меньшим перевесом, чем три очка, целых 18 раз.

Жест Льюиса может никак не повлиять на итоговый расклад, а может стать для британца губительным.

Руководитель Mercedes F1 Тото Вольф абсолютно прямо и искренне сказал о том, чего может стоить этот маневр.

«Мы, конечно, можем проиграть чемпионат из-за этого эпизода, – признал австриец. – Но такой подход к гонкам позволил нам уже завоевать три чемпионских титула, и мы еще выиграем».

Любопытно отметить также, что такое проявление командной этики в отношении пилотов Mercedes было продемонстрировано на фоне того, как Себастьян Феттель воспользовался приоритетом в Скудерии и выиграл гонку, несмотря на возникшие проблемы, тогда как Кими Райкконен, названный впоследствии президентом Ferrari Серджио Маркионе настоящим варягом, тщательно прикрывал тылы.

И если Ferrari славится в Формуле 1 как самая политизированная команда, Mercedes, напротив, проповедует философию равных возможностей для своих гонщиков. Можно смело предположить, что Феттель вряд ли уступил бы Райкконену позицию в конце гонки, будь они в схожих с Mercedes обстоятельствах, и в то же время Боттас не преминул бы возможностью атаковать напарника за лидерство в гонке, если бы у того возникли проблемы с рулевым управлением, на которые Себастьян жаловался на протяжении всей дистанции.

«У Кими была отличная скорость, и он мог ехать намного быстрее меня большую часть гонки», – признал после заезда немец. Мог, конечно, если бы команда позволила. В воскресенье финн был непривычно разговорчив по радио во время гонки, но все его увещевания не убедили руководство команды произвести размен позициями на трассе.

И такой стиль ведения гонки от команды из Маранелло еще выше поднимает моральный облик противоборствующего ему коллектива "Серебряных стрел". Это был очень благородный жест с их стороны.

«Я – человек своего слова», – сказал после гонки Хэмилтон. Но стоило ли Mercedes дарить Феттелю эти три драгоценных очка вдобавок к тем восьми баллам, которые подарила ему собственная команда, сдержав Райкконена?

«Когда вы боретесь за чемпионство с другой командой, очень мудро подразделять гонщиков номинально на первого и второго номеров», – выразил свое мнение чемпион мира 1996 года Деймон Хилл.

«Мое почтение команде Mercedes и лично Хэмилтону за возвращение обещанной позиции Боттасу, – написал в Twitter Мартин Брандл. – Но с учетом их скорости и командной тактики Ferrari это не имело ни малейшего смысла».

Но в Mercedes с этим не согласны.

«Наши принципы ведения борьбы уже позволили нам завоевать в сумме шесть титулов, и на дистанции такая философия принесет нам еще больше побед», – заявил Вольф.

Также можно задаться вопросом о том, вправе ли был Валттери ожидать, что напарник вернет ему место на подиуме на самой финишной ленточке?

Хэмилтон выехал после своего пит-стопа на 32-м круге в двух секундах позади финна. Это была не лучшая диспозиция для команды. Но у Mercedes и Льюиса была еще одна проблема: поврежденный оптоволоконный кабель, до 44-го круга дистанции не позволявший трехкратному чемпиону мира поддерживать уверенную радиосвязь с командой.

Если бы не эти неприятности, Хэмилтон, возможно, смог бы убедить команду в своей скорости раньше, чем на 46-м круге – непосредственно после остановки в боксах. И тогда более свежие шины, вполне вероятно, помогли бы британцу догнать и опередить Райкконена и значительно осложнить жизнь Ferrari на финише гонки. По крайней мере проблемы со связью и изношенные шины могли бы служить вполне весомым оправданием для Mercedes, если бы они отказались от обратного размена позициями на последнем круге гонки.

К тому же, не стоит забывать об огромной разнице в скорости между Хэмилтоном и Боттасом на втором отрезке дистанции.

С 41-го по 45-й круги напарники по команде шли примерно в одинаковом темпе – в нижних 1.22. Однако сразу после выхода вперед в начале 46-го оборота по Хунгарорингу Льюис продемонстрировал время 1.20,890, а следом – 1.21,189. Боттас потерял около секунды, пропуская Льюиса вперед, и его время на 46-м круге составило 1.24,403, но и следующие круги финна не убедили – лишь 1.21,832 и 1.22,000. А Хэмилтон тем временем уходил в точку.

Многие считают, что Валттери мог рассчитывать на обратный размен позициями в конце гонки только в случае, если бы был способен поддерживать приблизительный темп напарника и лидеров.

Предпоследний круг гонки Боттас по-прежнему начинал в восьми секундах от Льюиса, тогда как Макс Ферстаппен плотно держался у него на хвосте.

Повторим, что у Mercedes был целый вагон оправданий, так что не стоит считать, что иного выхода у них не было. Риск того, что ни одна из их машин в итоге не приедет на подиум, был действительно высок.

Но британец все же принял решение и провернул довольно рискованную операцию по замедлению. 66-й круг он завершил с временем 1.20,818, далее он проезжал круги за 1.21,816, 1.20,932 и 1.21,460, а последний круг в протоколе гонки зафиксирован с временем 1.30,120 – практически пешком.

После финиша Боттас робко поблагодарил напарника поднятой рукой в кокпите. Он по достоинству оценил тот факт, что Льюис пересек финишную ленточку всего в 0,4 секунды впереди Ферстаппена. Риск был, и немалый!

В конце концов Формула 1 – это командный вид спорта. Но может ли гонщик ставить свои интересы выше командных амбиций? На то, чтобы подумать об этом, у Льюиса Хэмилтона и Тото Вольфа, а с ними и у Себастьяна Феттеля, есть целых четыре недели до следующего Гран При…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.skysports.com/f1/news/12433/10968498/was-lewis-hamilton-right-or-wrong-to-gift-valtteri-bottas-third-place