Кто же виноват в произошедшем в Сингапуре? Неужели сам Феттель?

Эд Стро
18 сентября 2017 в 18:12

Гран При Сингапура изначально должен был стать этапом максимального отыгрыша очков в борьбе Mercedes и Ferrari в пользу последних. Вместо этого оба пилота Скудерии неожиданно выбыли из борьбы за победу уже в первые несколько секунд гонки. Слово Эду Стро...

«Да, вы сами ответили на свой вопрос», – сказал после субботней квалификации Льюис Хэмилтон на вопрос о том, будет ли он как-то минимизировать потери в предстоящей гонке при старте с пятого места.

Но у всякой минимизации потерь есть и обратная сторона медали, которую в воскресенье в Сингапуре получили возможность рассмотреть получше в Ferrari.

Уже через несколько мгновений после старта первой в истории дождевой ночной гонки в Формуле 1 произошло то, что произошло – Себастьян Феттель стартовал посредственно, его напарник Кими Райкконен – блестяще, а Макс Ферстаппен – неплохо, и сочетания этих трех факторов хватило для того, чтобы уже в первом повороте три машины выстроились в одну шеренгу и столкнулись.

Больше всего в этой аварии пострадали сами гонщики Ferrari, но жаловаться им, увы, можно лишь на самих себя.

Несмотря на итоговый вердикт судей, которые признали произошедшее не более чем гоночным инцидентом, Феттель действительно может винить в случившемся себя самого, с учетом того, что из всех троих гонщиков за титул борется, по сути, он один. И в Сингапуре он просто обязан был выигрывать, чтобы вернуться в борьбу за чемпионат. Но вместо этого этап обернулся горьким разочарованием для Скудерии, от которого в этом сезоне они могут уже и не оправиться.

Всего шесть секунд отделили болельщиков Ferrari от надежд на победу до их краха. Как же это случилось?

© autosport.com
Фото: autosport.com

Феттель с небольшим запозданием оторвался от "стартовых колодок", после чего во второй стадии разгона его колеса на мгновение прокрутились. Немец понимал, что соперники незамедлительно воспользуются его оплошностью, и уже через три с половиной секунды после того, как огни погасли, он повернул руль влево, тем самым обозначив принятие решения.

И решение состояло в использовании против Ферстаппена приема, который на протяжении долгих лет срабатывал в исполнении Михаэля Шумахера. Увы, не сработало.

Особенность этого стартового "наскока" на соперника состоит в том, что ты обычно предполагаешь, что оппонент подстроится под тебя и сместится. Но Макс, даже если и хотел бы, просто не мог подстроиться под Феттеля. И частично из-за того, что слева у него возник напарник Себастьяна по Ferrari Кими Райкконен.

Именно блестящий старт финна, который в мгновение ока смог протиснуться между Максом и стеной, и стоил ему гонки. Хотя в какой-то момент даже показалось, что он сможет выйти в лидеры пелотона.

Но нет – манёвр Феттеля привел к тому, что Ферстаппен оказался в красной ловушке. Пять секунд после старта – слева от Макса идет Кими, а справа стремительно приближается еще один черный гарцующий жеребец на желтом фоне. А когда ты в тисках, у тебя не так много свободы действий.

В результате Макс и Кими не смогли избежать столкновения, приведшего к бесконтрольному вращению машины финна. На пути у него был инициировавший этот кегельбан напарник – удар в боковой понтон, и Райкконен на обочине, а Феттель с пробитой боковиной и вытекающей жидкостью преодолел еще несколько сотен метров и завершил заезд, напоследок отломав своему шасси носовой обтекатель.

Что касается Льюиса Хэмилтона, то он очень неплохо принял старт в правой части пелотона, опередив Даниэля Риккардо, после чего осмотрительно сместился влево на выходе из третьего поворота, чтобы избежать масла на трассе, и через несколько мгновений прямо перед ним развернуло последнюю преграду на пути к победе – самого Феттеля.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Ферстаппен остался на трассе после первого контакта с Райкконеном и уже было начал сообщать команде по радио о повреждениях машины, когда финн повторно врезался в него и отправил прямиком на McLaren Фернандо Алонсо…

...Алонсо, который принял блестящий старт в гонке и уже практически объехал коллизию справа, но его задело взрывной волной.

Стюарды расследовали инцидент на старте, но не стали выписывать штраф Феттелю. В вердикте сказано, что "пилот машины №5 сместился влево(,) а столкновение произошло между машинами №7 и №33". Всё так и было, но вместо выделенной запятой нужно было написать "...в результате чего…", тем самым восстановив причинно-следственную связь.

Судьи всё прекрасно понимали, но решили в качестве отговорки использовать то, что контакт произошел между Райкконеном и Ферстаппеном.

С практической точки зрения они в некотором смысле правы. Феттель и Ferrari пострадали в этом инциденте больше остальных, а в FIA недавно приняли за правило снизить жесткость наказаний за гоночные инциденты на трассе, даже если один из пилотов и был инициатором столкновения. А инициатором был именно Феттель. Почему? Да хотя бы потому, что Кими и Макс ехали по прямой, а немец смещался.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Важно и то, что это произошло на прямой вдали от зоны торможения. На прямой всегда виноват тот, кто меняет траекторию, вынуждая соперника сместиться в сторону или попросту испариться, чтобы избежать столкновения. И совершенно не важно, сколько машин едут в один ряд колесо в колесо – это игра с огнем. И Себастьян допустил очень серьезный просчет.

После инцидента команда Ferrari ловко избежала встречи с прессой, а сам Феттель выразился о произошедшем в довольно прозаической форме.

«Я посредственно стартовал и начал смещаться влево, чтобы защититься от атаки Макса. После этого я почувствовал удар в бок и увидел машину Кими», – таков был его вердикт. По крайней мере он признал, что его маневр был направлен на то, чтобы отбить возможную атаку пилота Red Bull.

Райкконен высказался приблизительно в таком же ключе, тогда как Ферстаппен за словом в карман не полез и во всем обвинил Феттеля.

«В основном виноват Себастьян, потому что он начал зажимать меня [с Райкконеном]. Возможно, он не видел Кими с левой стороны, но это не оправдание, так как он борется за чемпионский титул, – сказал разочарованный Макс. – Я пытался избежать столкновения, потому что видел, что все идет именно к этому.

Но задние шины гораздо шире передних, так что я не мог выбраться оттуда. В результате контакта в первом повороте у меня сломалась подвеска, а Кими остался только с двумя колесами.

Честно говоря, я не думаю, что это был гоночный инцидент. Я находился посередине, не сделав ничего дурного, пытаясь лишь провести чистый старт. Я рад, что сошел не только я, а все трое. Мы разделим эту горечь на троих».

© autosport.com
Фото: autosport.com

Если посмотреть запись с бортовой камеры Макса, несложно заметить, что в какой-то момент он оказался просто в безвыходной ситуации. Конечно, все вокруг часто говорят об импульсивности и горячности молодого голландца, но всё, что он мог сделать в этом моменте, – это испариться!

Больше всех в этом эпизоде повезло, конечно, Хэмилтону. До старта гонки трехкратный чемпион мира отметил, что дождь – это его условия, и после того, как погасли огни, доказал это на деле, блестяще уйдя с решетки и выйдя на вторую позицию следом за Феттелем. Через несколько секунд, когда Себастьян самоустранился, динамика гонки полностью изменилась. За машиной безопасности Льюис ехал первым, а следом за ним шел Даниэль Риккардо, задававший темп на протяжении всей пятницы.

«Я видел, что на старте возникла какая-то суматоха, – сказал британец. – Я прошел бок о бок с Даниэлем, отлично проехал первый поворот и смог пристроиться за Себастьяном.

На выходе из третьего виража я уже был готов к борьбе с ним в гонке. Я сказал себе: "Ну что ж, давай, я готов!" Но спустя момент его развернуло на трассе. И так я вышел в лидеры».

Но не стоит забывать, что теоретически самой быстрой машиной на трассе оставалось шасси Red Bull. На рестарте Хэмилтон всё сделал блестяще и пересек линию с опережением австралийца на 1,2 секунды. К концу первого гоночного круга его отрыв составлял уже 3,5 секунды.

© autosport.com
Фото: autosport.com

На протяжении следующих пяти кругов гонки – до того, как Даниил Квят заблокировал тормоза и вылетел в седьмом повороте, спровоцировав новое появление на трассе машины безопасности – Хэмилтон в среднем был на 0,322 секунды с круга быстрее Риккардо. Оба были на промежуточных шинах и в равных условиях.

Во время второго выезда пейскара Даниэль решил заехать в боксы за новым комплектом Intermediate, а Льюис обратился к команде по радио за разъяснением, почему они этого не сделали. Более того, лишний пит-стоп не стоил австралийцу ни одной позиции на трассе, поскольку кругом позже его примеру последовали Нико Хюлькенберг и Серхио Перес, также находившиеся в лидирующей группе. После рестарта Риккардо на свежих шинах уж точно должен был оказать давление на лидера. Но нет.

На резине, которая прошла на 11 кругов меньше, чем у Льюиса, Даниэль отстал еще больше. С 15-го круга, на котором гонка возобновилась, и до 28-го, в конце которого Риккардо заехал в боксы и переобулся в слики, Хэмилтон в среднем увеличивал отрыв на 0,556 секунды с круга. Это позволило пилоту Mercedes оторваться от соперника на 10 секунд. За сликами Льюис заехал на круг позже Даниэля и выехал на трассу с преимуществом в 8 с лишним секунд.

Ну теперь-то, когда трасса начала подсыхать, Риккардо должен был реализовать свое пятничное преимущество в 0,7 секунды с круга. Это было его время! Но… снова нет.

Если не считать круга после рестарта, когда Льюис замедлился на 2,5 секунды по просьбе из боксов, чтобы равномерно прогреть резину, в остальном он не уступал.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Было ощущение, что Даниэль потихоньку подбирается к лидеру, но Хэмилтон всё держал под контролем. В целом же можно отметить, что за всю двухчасовую дистанцию гонки австралиец так и не смог стать настоящей угрозой для британца.

Куда же делся темп Red Bull?

Частично дело было в том, что во время первого пребывания на трассе машины безопасности команда обнаружила проблему с коробкой передач на машине Даниэля – и позже они признались, что боялись того, что он просто не финиширует.

В результате гонщику пришлось довольно консервативно переключать передачи вниз, меньше тормозить двигателем и чаще поднимать ногу с педали газа перед поворотами, чтобы не вывести из строя тормоза. Это стоило Риккардо пару десятых на круге, но дело было не только в этом.

Давайте вспомним слова Хэмилтона, которые он сказал в субботу вечером, когда победа казалась просто невозможной.

«Я смотрел записи с бортовых камер и могу сказать, что у их машины [Ferrari] гораздо лучше сцепление по сравнению с нами, – отметил Льюис. – Дело в прижимной силе? Не думаю. Мне кажется, тут больше сказалось механическое сцепление, а не прижим в целом. У нас уже несколько лет подряд здесь одни и те же проблемы».

Но в воскресенье пилоты Mercedes были быстры. До такой степени, что, сохрани свое место в гонке Себастьян, у него наверняка возникли бы серьезные проблемы с Хэмилтоном.

© autosport.com
Фото: autosport.com

В некотором смысле это не было таким уж большим сюрпризом, поскольку отрывы в квалификационном темпе всегда выше, чем в гоночном. Но было абсолютно ясно, что Хэмилтон поехал быстрее. Руководитель Mercedes F1 Тото Вольф сослался на положительное влияние состояния дорожного полотна.

«Всё дело в температуре шин, – ответил австриец на вопрос о том, откуда взялась скорость у Mercedes в день гонки. – Сегодня нам удавалось удерживать резину в комфортном температурном окне, тогда как вчера тут было значительно жарче.

Чтобы извлечь из шин скорость на одном быстром круге, нужно их серьезно прогреть. Трасса стала вновь ненакатанной, сцепление ухудшилось, было более прохладно, и проблем с недостаточной поворачиваемостью не возникало».

Температура дорожного полотна в воскресенье действительно упала градусов на восемь по сравнению с квалификацией, и это помогло "Серебряным стрелам". Также стоит отметить, что на шинах Ultrasoft во время тренировок у пилотов Mercedes возникали серьезные проблемы с балансом шасси, тогда как на составе Soft всё было гораздо оптимистичнее. Это был намек на то, что при определенных условиях W08 способна ехать здесь быстро.

Так что к победе Хэмилтона привели сразу несколько факторов: авария на старте между конкурентами, удачная попытка опередить Риккардо в этой суматохе и проблемы австралийца с коробкой передач.

Но был и четвертый фактор, и имя ему – виртуоз Льюис Хэмилтон. Он не допустил ни единой ошибки в этой сложнейшей гонке и был на голову сильнее напарника Валттери Боттаса, финишировавшего лишь третьим с большим отставанием.

После гонки Льюис признался, что во время заезда часто вспоминал Гран При Монако 1988 года, в котором его кумиру Айртону Сенне в схожих обстоятельствах не удалось выиграть, и это придавало ему сил. Вполне возможно, что и без технических проблем у Риккардо Льюис смог бы довести дело до победы после того, как Себастьян решил, что нужно срочно повернуть руль влево.

Итог – триумф Mercedes в гонке, которая должна была обернуться для них сплошным разочарованием. И всё из-за того, что его главный (бывший?) конкурент в борьбе за титул захотел решить исход гонки в первые шесть секунд заезда. И решил...

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/7732/vettel-only-has-himself-to-blame-for-title-blow

До вечера понедельника, 18 сентября, у вас есть возможность выставить свои собственные оценки пилотам Ф1 за Гран При Сингапура, а во вторник мы подведем итоги. Заходите и голосуйте!

© autosport.com
Фото: autosport.com