Уилл Бакстон о Ferrari и Арривабене. Сочувствующий дьяволу...

Уилл Бакстон
18 октября 2017 в 9:21

Авторитетный журналист из мира Формулы 1 Уилл Бакстон высказал свое довольно резкое мнение о том, что сегодня происходит в самой именитой команде Больших Призов, употребив в заголовке слова из названия известной песни The Rolling Stones – "Сочувствующий дьяволу". Почитаем...

Так не должно было быть. Ничто не предвещало такой развязки. Год обещал быть перспективным. В воздухе витало предвестие торжества и славы. Но, увы… Курочка, несущая золотые яйца, уже нафарширована и поставлена в духовку. Проткни вилкой, она почти готова…

Сейчас уже почти всем ясно, что Ferrari в этом году упустит оба титула. Целью итальянской команды во все времена был Кубок конструкторов, но в нынешнем сезоне они выбрали настолько странный вектор в отношении второго пилота, что фактически шансов побороться в командном зачете с Mercedes лишились уже очень давно. А за последние шесть недель и личный титул постепенно уплыл из обзора красного коллектива. Уже ясно, что этот сезон нельзя будет занести в актив Ferrari. Болельщики будут расстроены. Те же чувства будут и у сотрудников коллектива, плюс к тому многие из них неизбежно потеряют свои рабочие места.

А как всё хорошо начиналось. На зимних тестах пилоты Ferrari показали очень вдохновляющий темп. Конечно, вы скажете, мол, мы всё это проходили раньше. Но ведь и в Австралии скорость алых никуда не делась. Машина была быстра, и даже льстить ей не приходилось. Так что в этом случае зимний оптимизм был, скорее, правдивым, чем ложным, как это часто бывает. Так всё начиналось.

С течением сезона стало понятно, что Mercedes построила хоть и быстрое, но очень своенравное шасси, тогда как красная машина показывала себя одинаково хорошо на всех типах автодромов. Конфигурация, температура, ветер – всё это не имело большого значения, было видно, что у чемпионской команды, наконец, появился единственный и главный соперник в чемпионате. Red Bull? В начале сезона они не поехали. А Mercedes тем временем сильно болтало от трассы к трассе. Кому должны были сказать спасибо в Скудерии за столь универсальное шасси? Новому техническому руководителю Маттиа Бинотто.

Но… Всё же Ferrari упустила свой лучший шанс за последнее десятилетие. Конечно, дело здесь не в каких-то эпизодах, на которые часто любят кивать. Корнями нынешние проблемы уходят в прошлое, и, как в случае с любой итальянской трагедией, они, безусловно, связаны с политикой и эго.

Трудно поверить, что уже целое десятилетие пилот Скудерии не поднимал над головой чемпионский трофей, и почти столько же команда не завоевывала Кубок конструкторов. Расстаться с эрой Жана Тодта было очень сложно, но в лице Стефано Доменикали команда обрела очень грамотного и эрудированного гонщика, понимающего спорт изнутри и политику компании. Возможно, он был излишне кротким, но он блестяще руководил коллективом, и настоящие поклонники итальянской дружины прекрасно это понимают. При нем постоянно было ощущение грядущего возвращения Скудерии в борьбу за самые высшие награды.

Но он был изгнан, а на смену ему пришел "временщик" Марко Маттиаччи – по сути, продавец автомобилей, главной отличительной особенностью которого было то, что он без тени иронии носил очки в стиле Роя Орбисона. Назначение Марко практически совпало по срокам со сменой высшего руководства компании, где на должности президента Луку ди Монтедземоло сменил Серджио Маркионе. Фактически это был первый указ нового президента Ferrari, утвердившего смену вектора развития конюшни.

Но Маттиаччи пришел ненадолго – это было видно с самого первого его дня в команде. Он был совершенно не подготовлен к ситуации и быстро пошел ко дну, потянув за собой команду. И менее чем через год у руля Ferrari встал Маурицио Арривабене – один из главных людей в маркетинговом отделе Philip Morris. Ковбой Мальборо на протяжении лет присутствовал на собраниях Комиссии Ф1, но, как и Маттиаччи, к спорту при этом не имел ни малейшего отношения.

Он был маркетологом и с самого своего прихода запомнился тем, что начал активно выступать на камеру и попытался, по крайней мере внешне, привлечь как можно больше внимания болельщиков, что противоречило концепции отчуждения, присущей Берни Экклстоуну.

Но факт остался фактом – Ferrari за эти годы окончательно сошла с чемпионских рельс. Из команды с жесткой структурой и блестящим пониманием гоночной концепции она превратилась в обитель хаоса, неразберихи и раздражительности.

Многие скажут, что Арривабене – лишь очередная марионетка Маркионе, которая, как и Маттиаччи, со всем будет соглашаться, получать зарплату и безропотно выполнять все поручения и приказы. Но истина находится где-то посередине. И хотя Маурицио и правда действует в рамках схемы, утвержденной высшим руководством компании, его собственный почерк в отношении лидерства и ответственности за результат все же виден.

Арривабене весьма лояльно относится к своему окружению в команде, но при этом ему присуща явно выраженная паранойя. С самого его прихода команда стала абсолютно закрытой. Да, коллективы Ф1 зачастую предпочитают работать в условиях секретности, но вокруг Скудерии были подняты стены такой толщины и высоты, аналогов которым и вспомнить трудно, не то что понять.

В беседе с людьми, которые на протяжении последнего десятилетия тесно работали с Арривабене, становится понятно, почему и как выстроена современная команда Ferrari. Итальянец преданно следует своему давнему принципу абсолютного и всеобъемлющего страха. Такой подход вкупе с паранойей создает водоворот из беспокойства и паники, в котором никому нельзя доверять полностью, и каждый должен быть под подозрением.

Триумфальная эра Ferrari 2000-х основывалась на распределении полномочий и ответственности. Сегодня же вся атмосфера в Маранелло пропитана боязнью допустить роковую ошибку, в результате чего сотрудники больше сосредоточены на том, чтобы смотреть через плечо, что делают другие, чтобы не дай бог не стать крайним. В итоге пропадает внимание к мелочам, а кажущиеся незначительными ошибки, наоборот, появляются.

Такое изменение атмосферы внутри команды неизбежно отразилось на ее подходе и внешнем облике. Ferrari и все ее сотрудники во все времена обладали завышенной самооценкой. С красной рубашкой каждому пришедшему члену коллектива передается малая толика гордости за легендарный бренд. Но когда эта гордость и эго смешиваются со скептицизмом и различного рода навязчивыми идеями, коктейль получается на любителя. При нынешнем руководстве Ferrari перестала являть собой образец гармонии и страсти – сейчас база в Маранелло стала, скорее, вотчиной враждебности и взаимных обвинений.

И этого больше недостаточно, чтобы, как раньше, называться высокомерием. Это агрессия в чистом виде, смешанная с жестокостью.

И такая атмосфера не могла не сказаться на гонщиках команды. Даже Кими Райкконен, когда-то прозванный "Айсменом", все чаще по радио проявляет ранее не присущие ему резкость и нетерпение.

То же самое можно сказать и о Себастьяне Феттеле. Мы давно знаем, что немец никогда не славился излишней сдержанностью, но в нынешнем сезоне подчас его комментарии и поведение были не просто раздражительными, а даже злыми. Гран При Азербайджана – блестящий тому пример. Как мог четырехкратный чемпион мира позволить своим эмоциям накалиться до такого уровня?

Всё дело в том, что такая обстановка стала привычной для Маранелло. Команда, управляемая при помощи страха, обречена на работу во враждебной атмосфере. И всего за несколько лет самый яркий бриллиант Формулы 1, имя которому Ferrari, утратил присущий ему блеск…

В команде постепенно начали терять ощущение связи времен. Высокие стены секретности стали причиной всеобщего недоверия, и именно в таком образе сегодня предстает некогда великая команда. Ныне она абсолютно скрыта за плотными шторами, а общение с прессой ограничено до абсолютного минимума. И это при том, что коллективом управляет профессиональный маркетолог. Неудивительно, что сочувствие к команде, переживающей не самые лучшие времена, со стороны болельщиков постепенно тает.

Но Себастьян Феттель, несмотря на всё сказанное выше, остается лучом света в этом темно-красном царстве.

Немец продолжает после каждого своего схода искренне благодарить за работу всех членов команды и проявляет уважение в адрес болельщиков. Он – один из немногих, кто не хочет, чтобы атмосфера в команде и дальше продолжала накаляться, поэтому он часто берет всю ответственность на себя, тем самым снимая часть вины с остальных.

Себастьян изо всех сил старается сдержать присущую ему резкость и готов в любой момент поднять руку в бушующем гвалте Маранелло, чтобы хоть как-то сбить градус напряженности и добиться тишины. И именно он в настоящее время является образующим команду звеном, определяющим вектор развития.

Слухи и сплетни во все времена окутывали паддок Формулы 1, и на старте этого года поговаривали о том, что Арривабене должен вернуть чемпионский трофей в Италию, после чего покинет свой пост с высоко поднятой головой. Но сейчас всё идет к тому, что Маурицио уйдет не с почестями, а едва ли не с позором. В любом случае он завершит свою работу с командой по окончании этого сложного сезона. И то, что команда не выдержала напряжения как раз в тот момент, когда у нее были все шансы вернуться на вершину, лишний раз говорит о манере управления коллективом со стороны харизматичного итальянца.

Никому не приятно видеть, что происходит сегодня с Ferrari. Я вырос на постерах алых чемпионских машин на стенах. Имя и бренд этой команды являются безусловными синонимами гоночной славы и величайшей страсти к автоспорту.

И смотреть на то, как некогда великая команда под предводительством чем-то напоминающего волка лидера превращается в неистовую шайку с преобладающими в ней упадническими настроениями, просто больно. И остается лишь надеяться, что новый руководитель вернет команде присущую ей исторически уверенность, последовательность и спокойствие.

Энцо Феррари однажды сказал, что нет изначально красивых или некрасивых гоночных машин, а делают их красивыми победы. Можно ли то же самое сказать о командах?

Этот год должен был стать самым успешным для Скудерии за минувшее десятилетие. Но вместо этого нынешний сезон обнажил в Ferrari, которая долгие годы определяла лицо спорта, всё худшее.

Будет ли итальянская марка снова побеждать или нет, давайте хотя бы надеяться на то, что она снова обретет свою красоту и грацию, которой мы наслаждались столько лет…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.racer.com/f1/item/144998-buxton-sympathy-for-the-devil?showall=&limitstart=1