Гран При США. Самое ощутимое поражение Ferrari за последнее время

Эд Стро
23 октября 2017 в 16:01

После трех ужасных уик-эндов, когда у Ferrari всё валилось из рук, двойной подиум в Остине мог показаться чуть ли не успехом. Но сам характер победы Льюиса Хэмилтона – однозначный и безоговорочный – делает поражение Скудерии едва ли не самым болезненным в нынешнем сезоне. Слово Эду Стро...

На первый взгляд поражение Себастьяна Феттеля в минувшее воскресенье не было каким-то сокрушительным, особенно на фоне последних разрушительных неудач команды из Маранелло. Немец финишировал вторым, и в гонке не произошло какой-то очередной катастрофы с поломкой красной техники или столкновением между напарниками. Но по факту это поражение можно назвать одним из самых чувствительных для Ferrari в нынешнем сезоне.

Льюис Хэмилтон за рулем машины Mercedes на протяжении всего уик-энда методично и уверенно убивал надежды поклонников Скудерии на успех. В отличие от Сингапура, Малайзии и Японии, где теоретически можно было говорить о возможной победе Феттеля, если бы не…, здесь, в США, это была чистая победа Льюиса – простая и очень убедительная, как выстрел.

В квалификации Хэмилтон не показал всего, на что способен, не улучшив свой результат в заключительном сегменте, но и этого хватило, чтобы опередить Феттеля на 0,239 секунды и стартовать в гонке с поула. И даже проиграв позицию на старте, Льюис вскоре с удивительной легкостью восстановил статус-кво.

В Mercedes затянули с пит-стопом лидера команды по отношению к Феттелю, но и это не помогло немцу. Как он сам выразился позже: «Не было никакого особого секрета в гонке, просто они были сегодня быстрее».

Единственным не очень убедительным оправданием для Феттеля может служить скомканная пятница в связи со сменой шасси, произошедшей в результате жалоб немца на "желеобразное" поведение передней части машины. Но даже сам Себастьян этот фактор упомянул лишь вскользь. Он прекрасно понимает, что показанный на Гран При США результат говорит об относительной силе команд Mercedes и Ferrari, и отнюдь не в пользу последней.

© autosport.com
Фото: autosport.com

И хотя после финиша заезда Феттелю радоваться было нечему, на старте гонки всё складывалось куда более оптимистично. Немец великолепно оторвался с решетки и быстро поравнялся с обладателем поула Льюисом Хэмилтоном на внутренней траектории подъема к первому повороту.

«Старт у меня выдался неплохим, – заметил Хэмилтон. – Первую фазу мы провели с Феттелем одинаково, а во второй он ускорился чуть быстрее. У меня немного прокрутились колеса. За последние десять лет у Ferrari всегда всё было в порядке со стартами, и в этом году они, кажется, сделали еще один шаг вперед в этом отношении».

Льюис бросился влево, чтобы поджать Себастьяна к внутренней линии и не дать ему хорошо разогнаться на выходе из поворота. Но план не сработал. Феттель блестяще воспользовался широким выходом из виража на гребне холма и сумел сохранить необходимую скорость для выхода в лидеры заезда.

Первый круг дистанции немец завершил с преимуществом в 1,3 секунды, но более весомым его отрыв так и не стал. До третьего круга Себастьяну удавалось удерживать Льюиса на дистанции, но после этого британец смог войти в зону открытия крыла за счет среднего преимущества в 0,142 секунды на двух последующих кругах.

Шестой круг гонщики начали с интервалом в 1,045 секунды, но уже на подходе ко второму виражу на спуске отрыв Феттеля сократился до 0,7 секунды – это был шанс для Льюиса.

Лидер чемпионата сумел удержаться на хвосте Феттеля в скоростной связке поворотов первого сектора трассы и на выходе из шпильки 11-го виража остался в зоне DRS. Саму атаку Хэмилтон провел весьма уверенно, пройдя соперника по внутренней траектории, тогда как Себастьян, похоже, был сильно удивлен подобным маневром, поскольку даже среагировать толком не успел.

© autosport.com
Фото: autosport.com

«Я сохранял спокойствие на первых кругах гонки, поскольку знал, что на этой трассе можно обгонять, – продолжил Льюис. – Вся эта борьба с Феттелем с попытками удержаться в зоне открытия крыла напомнила мне гонку 2012 года здесь же. На обгон я пошел в 12-м повороте и был немало удивлен, что Себастьян даже не стал защищаться. Я бы стал...»

Феттель действительно был удивлен, но не самим обгонным маневром, а тем, что не мог поддерживать гоночный темп Льюиса.

«Старт я провел великолепно, но затем скорость просто исчезла, – посетовал четырехкратный чемпион мира. – После трех-четырех кругов я почувствовал, что шины начали "уходить", тогда как Льюис спокойно сохранял темп. Он легко подобрался ко мне и вошел в зону открытия крыла. После скоростной секции сделать это обычно очень сложно, так что они были действительно быстрее.

Я попытался заблокировать его маневр, но, возможно, мне нужно было сделать это немного агрессивнее. С другой стороны, он был намного быстрее, так что это было бесполезно».

Любопытная деталь – после гонки Себастьян сказал, что команде предстоит еще разобраться с тем, что произошло с их темпом и шинами, тогда как Хэмилтон сам уверенно ответил на этот вопрос за соперников. Обычным делом для гонщика, идущего вторым, является тактика выжидания, но Льюис увидел, что у лидера заезда есть проблемы.

«Я быстро заметил, что могу удерживаться к нему довольно близко, – сказал британец. – Изначально я думал, что мне придется плестись позади него и ждать пит-стопов, но затем увидел, что он как-то слишком агрессивно атакует. Я подумал: "Шины у меня в порядке, а он как-то очень быстро пытается проходить повороты – очень скоро он убьет свою резину". Так и случилось.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Он старался ехать слишком быстро в поворотах, и его шины неминуемо перегревались. Если бы он немного успокоился, то наверняка смог бы сдерживать меня позади, но он выбрал иной путь. Он допустил пару ошибок, заблокировал колеса, и я подумал: "Попался!"».

Так всё и было. Или, скорее, должно было быть. Очевидно было, что в Mercedes переживали из-за возможного ухудшения состояния шин, и когда Себастьян заехал в боксы на 16-м круге после жалоб на пузырение передней резины (выехав в итоге между Максом Ферстаппеном и Карлосом Сайнсом), в Mercedes приняли решение не реагировать мгновенно. В конце концов Льюис по радио сказал, что мог бы растянуть свой первый отрезок, и в команде пошли на это, чтобы минимизировать шинные риски в конце гонки.

Хэмилтон продержался на трассе еще три круга, тогда как Феттель, появившись из боксов на свежих шинах, стал один за другим ставить лучшие круги. После своего пит-стопа британец выехал непосредственно перед соперником, и в какой-то момент даже показалось, что пилот Ferrari вот-вот обгонит лидера.

Но Льюис отбил эту попытку атаки, мгновенно прогрел шины и восстановил свой отрыв, будучи формально лидером заезда, поскольку Кими Райкконен и Макс Ферстаппен еще не останавливались в боксах.

К концу круга выезда с пит-лейна преимущество Льюиса над Себастьяном увеличилось до 1,4 секунды. И все, что он сказал по радио, было: "Почему мы позволили ему подобраться к нам так близко?"

Это можно списать на ошибку команды Mercedes, хотя надо признать, что они всё сделали на грани. Никто не думал, что Феттель после выезда из боксов поедет настолько быстро – к тому же, на одном из кругов он срезал 19-й поворот, отыграв немного времени. Это вкупе с обгонным характером первого виража трассы едва не сыграло в пользу Ferrari.

© autosport.com
Фото: autosport.com

После того, как Кими поехал на пит-стоп на 21-м круге, единственной преградой для Хэмилтона остался Макс Ферстаппен, прорвавшийся на первую позицию с 16-й на старте. Парой кругов позже Льюис опередил неуступчивого голландца в несколько приемов. К моменту, когда Ферстаппен заехал в боксы, а Феттель вышел на второе место, отрыв Льюиса от немца составлял уже 3,441 секунды.

За следующие 15 кругов – до своего второго пит-стопа – Феттель уступал Хэмилтону в среднем 0,3 секунды с круга, и это на одинаковых составах резины Soft с разницей в возрасте всего в три круга.

С этого момента Льюис уверенной поступью направился к своей девятой победе в сезоне, тогда как за его спиной разгорелись настоящие страсти. Пит-стоп Феттеля был реакцией на действия Ферстаппена, и из боксов немец выехал впереди пилота Red Bull. Но ему еще только предстояло догнать и обогнать идущих впереди Кими Райкконена и Валттери Боттаса.

В начале гонки Валттери смог сохранить третью позицию, отбив несколько атак Даниэля Риккардо, который вскоре заехал в боксы, а затем и вовсе сошел из-за проблем с двигателем. После этого главным соперником Боттаса за подиумную позицию стал его соотечественник.

Отбыв свой второй пит-стоп, Себастьян выехал из боксов в 17 секундах позади борьбы за второе место. Было ясно, что никто из финнов не собирается больше останавливаться, и если в уступчивости Райкконена по отношению к напарнику сомневаться не приходилось, то Боттас пропускать Феттеля был не намерен.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Задача немца немного упростилась, когда Кими опередил Валттери по внутренней траектории 12-го поворота при помощи DRS. Жесткие шины Боттаса были уже на 17 кругов старше, чем свежий Supersoft Феттеля, и за следующие 13 кругов дистанция между ними была сведена к минимуму.

Обгон состоялся в первом повороте за пять кругов до финиша, причем одновременно с прохождением кругового Стоффеля Вандорна. Бельгиец предусмотрительно ретировался, оставив лидеров разбираться между собой, тогда как Боттас оставил довольно много места Феттелю, который не преминул воспользоваться такой щедростью соперника. Кругом позже Кими безропотно пустил вперед партнера по Ferrari, который в итоге вышел на чистое второе место.

Хэмилтон тем временем уже значительно оторвался от преследователей – к моменту выхода Себастьяна на вторую позицию отрыв лидера составлял четверть минуты. Так что даже с преимуществом более свежих шин максимум, что удалось сделать Феттелю, это сократить отставание к финишу до 11 секунд, а итоговый интервал составил 10,143 секунды.

Макс Ферстаппен прошел Валттери Боттаса в борьбе за четвертое место, заставив финна выехать шире и после этого отправиться в боксы для позднего пит-стопа. А единственным нерешенным вопросом к тому моменту оставался вопрос о третьем месте в гонке.

У Райкконена возникли проблемы с перерасходом топлива, и Феттель попытался протащить финна вперед, немного замедлившись, чтобы тот смог воспользоваться открытым крылом. Но план не сработал – на момент пересечения линии детекции DRS Кими отставал на 1,040 секунды, тогда как к нему самому уже вплотную приблизился Ферстаппен.

Затяжной правый поворот последнего круга, состоящий сразу из трех виражей, гонщики прошли вплотную друг к другу, и в третьем апексе молодой голландец неожиданно решился на атаку по внутренней траектории, попутно срезав трассу. Обгон прошел, и Макс вышел на третью позицию, оставив финна позади.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Как бы вы ни относились к решению судей, но Ферстаппен действительно выехал всеми четырьмя колесами за пределы трассы и тем самым сократил время прохождения круга. Поскольку его передние колеса были позади передних колес Райкконена к моменту выезда за поребрик, трудно отрицать факт получения им преимущества. И то, что четкого регламента по срезкам сейчас нет, не отменяет случившегося.

Пять секунд штрафа отбросили Макса на четвертую позицию, и вид уходящего из комнаты триумфаторов голландца – это уже история, как бы мы к этому ни относились.

Но главным событием гонки стала все же абсолютно убедительная победа Хэмилтона и Mercedes. Это был сокрушительный удар по всему Маранелло – Льюис всего во второй раз в сезоне в гоночном темпе опередил на трассе Себастьяна, а "Серебряный стрелы" взяли свой очередной Кубок конструкторов.

«Гонки в Барселоне и Монреале были хороши по-своему, – заметил после заезда Хэмилтон. – В этом сезоне было несколько гонок, когда я чувствовал себя словно на американских горках, хотелось даже руки отпустить! Именно такие ощущения появляются на некоторых трассах.

На протяжении гонки мне не раз хотелось закричать: "Ничего себе, это просто здорово!" И одним из таких моментов было преследование Феттеля в начале гонки. Я догонял Ferrari и мог идти в атаку – я мечтал об этом с самого детства, когда наблюдал за гонками Михаэля [Шумахера]. Надеюсь, в оставшихся гонках я еще не раз смогу это сделать».

Единственным негативным моментом для Хэмилтона стало то, что он пока не смог взять свой четвертый титул. Но это уже пустая формальность – лишь вопрос времени. Его больше интересовала борьба с Феттелем и победа в гонке, одержанная за явным преимуществом.

«Победить в этом заезде мы просто не могли», – покорно признал Себастьян. Хотя после минувших трех Гран При, когда у Ferrari возникали проблемы, немец не был склонен к подобным высказываниям. В этом и состояло главное поражение Скудерии на этапе в столице штата одинокой звезды...

До вечера понедельника, 23 октября, у вас есть возможность выставить свои собственные оценки пилотам Ф1 за Гран При США, а во вторник мы подведем итоги. Заходите и голосуйте!

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/7791/why-ferrari-latest-defeat-was-the-most-painful

© autosport.com
Фото: autosport.com