Медовый месяц Ф1 и Liberty Media прошел. А дальше семейные будни...

Дитер Ренкен
18 декабря 2017 в 9:22

Сезон 2017 года ознаменовал переход власти в спорте от единоличного владения Берни Экклстоуном к коллегиальному – Liberty Media. Но после стремительного отрыва со стартовых колодок новое руководство Больших Призов прилично забуксовало в гравии собственных недальновидных решений. Слово Дитеру Ренкену...

Во многом минувший год стал переломным для Формулы 1. И дело не только в отстранении бывшего у власти в спорте на протяжении долгих трех десятилетий Берни Экклстоуна путем перевода его на ничего не решающую должность почетного председателя, но и в том, что новые владельцы коммерческих прав, наконец, избавились от тяжелого наследия венчурного фонда CVC Capital Partners, ранее обладавшего активами Больших Призов.

И хотя сделка была подтверждена еще в сентябре 2016-го, официально власть была передана компании Liberty лишь 24 января нынешнего года. Когда Формула 1 приехала через восемь недель на дебютный этап сезона, тут же повеяло ветром перемен...ного направления – и по большей части с Атлантики – ощущался он как на трассе, так и в паддоке.

Поначалу атмосфера казалась более расслабленной и менее скованной. В Formula One Management – дочерней организации Liberty, отвечающей за концепцию развития спорта в 21-м веке – открыто демонстрировали свой деятельный подход. Первые инициативы новых владельцев по расширению и упрощению норм присутствия спорта в социальных сетях и облегчению доступа в паддок Ф1 во время уик-эндов встретили единодушное одобрение болельщиков и команд, хотя кому-то это показалось дешевым пиар-ходом.

Но корни проблем современной Формулы 1 лежат в плоскости несправедливого распределения доходов и отношения к разным командам, и такие условия прописаны в действующих контрактах, срок которых истекает только в конце 2020 года. Никто не станет отрицать, что сегодня расслоение пелотона в Ф1 достигло своей высшей точки за последние годы. Не забывайте, что совсем недавно прекратила свое существование команда Manor, и сей факт, по сути, был решен, когда пилотам коллектива не удалось отстоять свое предпоследнее место в борьбе с Sauber в конце сезона-2016 – необходимо было просто взять еще пару очков.

Во время медиа-брифинга в Мельбурне триумвират Liberty, в состав которого наряду с Чейзом Кэри входят Росс Браун в должности спортивного директора и Шон Братчес, отвечающий за маркетинг, представил свое видение вектора развития Больших Призов.

Легендарный Росс говорил о желательном объединении усилий команд и FOM, а также о плодотворной работе с FIA, тогда как Шон основное внимание обратил на необходимость привлечения новых болельщиков и создание современных инициатив, которые помогут спорту уверенно смотреть в будущее.

Прошел год, и новое руководство ставит команды перед фактом, что пул распределяемых между коллективами доходов в этом году снизится на 13% по сравнению с 2016-м. Это первое падение доходов команд в новейшей истории Ф1, которой уже более десяти лет.

На недоуменные вопросы командам ответили, что эта часть доходов ушла на содержание новых сотрудников отделов маркетинга и прессы, плюс затраты на деятельность новой команды Брауна.

Что касается болельщиков, то в большинстве своем они не поддержали смену культовой парящей буквы F в качестве логотипа спорта на ультрасовременные мазки красной краской. Более того, многие из них посчитали эту инициативу слишком уж дорогостоящей попыткой снести на корню всё, что так или иначе может напоминать о времени правления Берни Экклстоуна.

Если бы доходы в спорте были распределены более равномерно, команды меньше пострадали бы от их сокращения. Однако ни для кого не секрет, что сейчас топ-команды получают значительные части от общего пирога в виде бонусов, тогда как остальные довольствуются крохами с барского стола. Да, в Liberty тут же предложили коллективам переходный заём, который должен быть погашен, когда (если) доходы вырастут.

Но вопрос не в этом, а в том, почему команды должны финансировать планы руководства Формулы 1? Они, по сути, являются поставщиками, а не долевыми партнерами Liberty, а значит, должны получать вознаграждение за оказываемые услуги в виде участия в чемпионате. Что касается Liberty, то как раз они и являются главными инвесторами, а не команды, и именно они владеют акциями предприятия.

За прошедшие 20 Гран При новые владельцы узнали о спорте массу нового. И если они думали, что Берни спокойно уйдет на мнимое повышение, фактически потеряв дело всей своей жизни, они ошиблись. Несмотря на статус миноритарного акционера FWONK (код акций Liberty на фондовой бирже NASDAQ) и свой почтительный возраст, неугомонный англичанин начал полномасштабную войну против лиц, "повысивших" его до должности почетного председателя Ф1.

Первым делом – если не считать нескольких язвительных интервью в адрес новых владельцев спорта в прессе – Берни позволил организаторам Гран При Малайзии расторгнуть соглашение на проведение этапа без дополнительных штрафов, что стоило Liberty порядка 15 млн фунтов и, что гораздо важнее, частички деловой репутации.

Также Экклстоун громогласно заявил, что в бытность исполнительным директором Ф1 он существенно завышал суммы взносов промоутеров этапов – и это стало новым ударом по Liberty. Неудивительно, что организаторы Гран При Малайзии в ответ сказали, что чувствуют себя ограбленными, а в Сингапуре потребовали снижения взноса.

К тому же, уход малайзийского этапа из календаря произошел совсем не вовремя. Только в Liberty заявили о намерении расширить свое влияние в Азии и Америке, как старейший Гран При в "новом мире" покинул чемпионат, причем сделал это громко и публично. И уже к концу года бравада о календаре из 25 этапов и трех новых гонках в США сменилась робкими попытками привезти Формулу 1 куда-то во Вьетнам и Майами, где их не очень-то и ждут.

Да, в следующем году будет уже 21 гонка в календаре, но после этого Хоккенхайм вновь встанет на паузу, да и этап в Интерлагосе после больших проблем с безопасностью команд в этом году теперь под вопросом. Гран При в Сильверстоуне также может пройти в 2019 году в последний раз. Что дальше? Как Liberty собирается набрать 21 этап? Они могут сколько угодно заявлять, что у них есть «больше 40 предложений провести гонку», реализовать бы из них хотя бы два-три…

К тому же, за минувший год в Liberty отчетливо поняли, что система взаимодействий в спорте, выстроенная их предшественниками из CVC, так или иначе направлена против владельцев коммерческих прав. К примеру, когда Росс Браун выступил с предложением о внедрении более дешевых и менее сложных силовых установок с 2021 года, подходящих для независимых поставщиков, в Renault и Mercedes тут же обрушились на него с критикой, а в его бывшей команде Ferrari даже разбираться не стали – просто пригрозили покинуть Большие Призы.

Еще одним предложением от Liberty, встреченным командами с прохладцей, стала инициатива сократить бюджеты коллективов до 150 млн долларов без учета зарплат гонщиков и управляющего состава, а также расходов на моторы и маркетинговые нужды. В Red Bull сразу заявили, что не считают такую систему жизнеспособной, тогда как Ferrari и Mercedes для реализации этого проекта пришлось бы распрощаться с сотнями сотрудников, что также не может их радовать.

Так что большие команды высказались против этой идеи, а в Ferrari к тому же привычно повторили угрозу об уходе из спорта.

В этот момент стало понятно, что медовый месяц Формулы 1 и Liberty Media подошел к концу, а дальше – суровые семейные будни. Было видно, что такое развитие событий изрядно шокировало Шона Братчеса и Чейза Кэри, мало знакомых с Большими Призами, тогда как для Брауна это был просто очередной день в Формуле 1…

И дело не в том, уйдет или не уйдет Скудерия. Вопрос, скорее, состоит в ухудшении имиджа бренда Ф1, что негативно сказывается на стоимости акций FWONK, которые практически за месяц упали в цене на 10%. И если CVC действовала в спорте под завесой секретности, то Liberty просто не может себе этого позволить, поскольку стоимость их активов – информация открытая, и они просто вынуждены действовать согласно своего инвестиционного плана.

Факт неумелого ведения дел Liberty лишний раз доказывает и эта идиотская система штрафов за замену двигателей. 35 мест на решетке при 20 машинах… Но правила есть правила, и если Россу Брауну не удастся добиться от команд единого мнения – а для Формулы 1 это редчайшая и непозволительная роскошь, – в этом отношении вряд ли что-то изменится. А со следующего сезона у команд и вовсе будет всего по три мотора…

Говоря о двигателях, нельзя не вспомнить скандал уходящего года о сжигании масла в цилиндрах. С целью снижения детонации и повышения тепловой энергии поставщики силовых установок вместе с топливом сжигают моторное масло – в пределах 1,2 литра на 100 км. В июле FIA расследовала эту проблему и снизила допустимый расход масла до 0,9 литров на 100 км на спецификациях двигателей, представленных позже Монцы. Однозначную выгоду из этого решения получила команда Mercedes, сроки выпуска спецификаций мотора которой оказались более приемлемыми.

Что касается Renault и Honda, то они вовсе не использовали эту лазейку, а соответственно и жаловались больше остальных. Правда, японскому мотористу было о чем подумать и помимо этого. Не добившись существенного прогресса на протяжении третьего года присутствия в Ф1, им пришлось бесславно расстаться с McLaren. Более того, они не смогли договориться и с Sauber, контракт с которой у японцев был почти в кармане.

Вся эта долгая сага разрешилась в присущем Формуле 1 стиле: Toro Rosso разошлась с Renault и переметнулась к Honda, McLaren пришла к Renault, а Sauber осталась с Ferrari (пусть и с новым партнерством с Alfa Romeo). От всех этих перестановок выиграл Карлос Сайнс, перешедший из Toro Rosso в Renault в качестве части отступных. Всё здорово, да, но вся эта история в не самом выгодном свете прошла через пресс прессы.

В отношении Renault стоит вспомнить и еще один громкий скандал уходящего года, связанный с переходом в штат французов Марцина Будковски, бывшего старшего спортивного и технического координатора FIA, с которым все команды делились своими наработками.

FIA была связана по рукам и ногам сводом швейцарских законов, под юрисдикцию которых подпадал трудовой контракт Марцина, но после жалоб со стороны команд федерации пришлось пойти на уступку и увеличить срок отстранения Будковски до шести месяцев. При этом сохраняется риск повторения подобных прецедентов, а президент FIA Жан Тодт предложил командам заключить по этому поводу джентльменское соглашение.

Отношения между FIA и "старой" FOM время от времени портились, тогда как сейчас это просто лучшие друзья. Частично из-за хороших отношений между Тодтом и Брауном, в прошлом не раз приводивших команду Ferrari к чемпионским титулам. Совместные победы сближают людей.

По большинству ключевых вопросов взгляды Жана и Росса сходятся, а на вопрос о том, опасается ли он за то, что Браун в итоге узурпирует власть в отношении формирования спортивного и технического регламента в Ф1, француз ответил спокойно: «У Liberty Media подобралась очень толковая и слаженная команда в отношении как спортивных, так и технических вопросов. В зону их ответственности входит донесение до федерации результатов своих исследований, а решать мы будем совместно. Меня устраивает такой подход».

Вряд ли можно было себе представить подобную фразу от Тодта во времена правления Берни Экклстоуна.

Возможно, самой большой неожиданностью для Liberty на пути развития спорта стало то, что болельщики не очень хотят, чтобы Ф1 менялась. А их преданность бывает очень непросто заполучить. Да, гонки улучшаются с каждым годом, но вряд ли в этом есть заслуга Liberty, которые пришли к власти уже после утверждения нового технического регламента и реструктуризации в Ferrari.

Дешевый пиар не привлекает новых болельщиков, к тому же, у многих возникают серьезные опасения, что Формула 1 целиком и полностью перейдет на американские рельсы – особенно с учетом того, как было организовано представление гонщиков на минувшем Гран При США. Против этого высказался даже сам президент Ferrari Серджио Маркионе. Казалось бы, только не он, с учетом маркетинговой направленности итальянской компании за океан.

Социальные сети и различные шоу и мероприятия – это, конечно, здорово, но болельщики в большинстве своем будут оценивать Liberty по их делам, а не по сладким фразам от Братчеса.

Несмотря на все сказанное, Liberty учится, и учится быстро. Нужно понимать, что во многом новые владельцы коммерческих прав связаны действующими соглашениями, срок которых истекает лишь по окончании 2020 года.

Политика столь же важна для успеха в Ф1, как бензин и личности. Постоянная борьба за власть в том числе привлекает внимание к Большим Призам по всему миру, что в конечном счете идет на пользу болельщикам и спонсорам. И в сезоне-2017 был найден не самый худший баланс между спортом и политикой...

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/7882/how-teams-lost-patience-with-f1-new-era