Фото: The42

Берни Экклстоун. Император без империи...

Адам Купер
29 марта в 9:22

Формула 1 вступает в свой второй год без руководства Берни Экклстоуна. Но 87-летнему англичанину до сих пор непросто смириться с произошедшим. Это читается между строк. Почитаем?..

Что Берни думает о методах управления спортом Росса Брауна и его коллег из Liberty Media, и чем сегодня живет бывший исполнительный директор Формулы 1?

В бытность бурной деятельности Экклстоуна в Больших Призах его роль, по сути, была многогранной, и после его свержения во главу спорта встал триумвират из Чейза Кэри и Шона Братчеса, по большей части занимающихся коммерческой стороной дела, и Росса Брауна, для многих являющегося лицом современной Формулы 1 в постберниевскую эпоху.

И именно приходу Росса Берни "обязан" своим увольнением. У этого ныне седовласого дуэта за плечами есть небольшая история сложных взаимоотношений, когда Браун был еще руководителем команды Ф1. Неудивительно, что одним из его условий прихода на руководящую должность была отставка старого (не)приятеля.

Берни Экклстоун и Росс Браун © ESPN
Берни Экклстоун и Росс БраунФото: ESPN

«Росс сказал, мол, если вы хотите меня, Берни должен уйти, – вспоминает Экклстоун во время встречи в его лондонском офисе. – Вот он и ушел, как и требовали. Раз они захотели променять меня на него… Что ж, они платят деньги, так что решать им».

И первым делом после выкупа акций компания Liberty Media решила съехать из офиса на Принсес-Гейт, который одновременно служил лондонским жилищем Берни.

Это было логичное решение. Конечно, количество персонала в новой организации стало расти, и потребовались дополнительные рабочие места, но главным образом это был символический и показательный исход Формулы 1 из владений Экклстоуна, что до сих пор его задевает.

«Чейз [Кэри] всегда был со мной любезен, – продолжил Берни. – Он, конечно, попытался мне объяснить причины, по которым они решили сменить офис для Формулы 1, но у него это получилось не слишком убедительно. Он сказал что-то про то, что здесь приходится долго подниматься по лестницам в офисы, в которых раньше были спальни. Но там никогда не было спален, там всегда были офисы».

«Раньше там арендовал офис господин [Аднан] Хашогги, у которого был крупный бизнес, – вспомнил Экклстоун своего предшественника в этих кабинетах – саудовского торговца оружием. – Здесь Чейз, конечно, что-то напутал. Но в остальном он был со мной очень приветлив».

Как же складываются отношения Берни и Чейза сегодня?

«Мы не очень часто общаемся...»

В целом же англичанин считает, что мог бы еще пригодиться спорту, если бы от него так бесцеремонно не избавились.

Чейз Кэри и Берни Экклстоун © www.corriere.it
Чейз Кэри и Берни ЭкклстоунФото: www.corriere.it

«Думаю, для них было бы лучше, если бы Росс не диктовал свои условия, – продолжил Берни. – Мы могли бы работать сообща. И я был бы счастлив снять с себя часть работы. Они использовали бы на общее благо свои таланты, а я – свои».

Вместо этого Экклстоуну в одночасье повесили титул почетного председателя с полным отсутствием полномочий, ответственности и какой-либо вовлеченности в процесс. Трудно ли ему было с этим смириться, и скучает ли он?

«Я редко оставался до финиша гонок, – сказал Берни. – Я всегда уезжал на половине, поскольку понимал, что сделал всё, что от меня зависело, больше мне делать нечего. Поэтому я уезжал. По кому я скучаю, так это по людям, которые меня окружали так много лет.

А всё то, что сегодня для кого-то кажется очень трудными задачами, для меня было нормой жизни. Поскольку я работал очень быстро – просто говорил "Сделайте это, сделайте то", они делали, и все были довольны.

Или я говорил: "Послушайте, а почему мы не делаем то-то и то-то? Что вы об этом думаете? Так давайте сделаем!" Сейчас же для принятия любого решения нужно созвать десять тысяч совещаний...»

Михаэль Шумахер и Берни Экклстоун © Wikimedia Commons
Михаэль Шумахер и Берни ЭкклстоунФото: Wikimedia Commons

И господина Экклстоуна на эти совещания не приглашают. Следит ли он за тем, что делают новые руководители спорта? И что он об этом думает?

«Вы знаете, у меня слишком высокая должность в этой компании, – с характерным прищуром заметил Берни. – Настолько высокая, что с такой высоты просто ничего не разглядеть. Но люди рассказывают мне о том, что происходит там, внизу.

Что я думаю? Человек всегда размышляет о разных альтернативах, правда же? Я никогда не могу быстро сказать, плохо что-то или хорошо. Если есть альтернатива, то всё, что ты можешь сказать потом – возможно, этот вариант был лучше. А может и не был. Никто не знает.

Я управлял компанией в качестве исполнительного директора, и основная идея состояла в получении прибыли и сохранении жизнеспособности спорта на долгие годы. Именно этим я и занимался».

В конце прошлого года Кэри сказал новым акционерам о том, что Берни оставил за собой пару "ловушек", с которыми им придется справиться.

При этом американец не уточнил, какие именно, но очевидно, что он имел в виду разные сюрпризы, связанные с контрактами, к которым Liberty была не готова. В частности, речь идет о снижении выплат от организаторов Гран При Бразилии в конце 2017-го. Дело там было в окончании предыдущей сделки на проведение этапа, в которой существенная доля принадлежала телевизионному вещателю Globo.

«Да, тут есть проблемы, – прокомментировал Берни подобные сюрпризы. – Мы не могли позволить им провести полную юридическую и финансовую экспертизу. Мы никому не позволяем это делать».

Берни Экклстоун © Sky Sports
Берни ЭкклстоунФото: Sky Sports

За долгие годы в кабинет Экклстоуна приходили самые разные люди, изъявлявшие желание приобрести акции Формулы 1, и понятно, что Берни не спешил всем подряд раскрывать все контрактные тайны и секреты, окутывающие бизнес.

Можно предположить, что перед самым завершением сделки новые владельцы из Liberty имели полное право ознакомиться со всеми деталями и подводными камнями. Но Экклстоуну так не кажется.

«К нам приходили разные люди, и никогда ничего не срасталось, – продолжил англичанин. – И с ними всё едва не сорвалось. Им пришлось брать кредит на полтора миллиарда долларов, чтобы выкупить последнюю долю. Так почему же я должен был всё раскладывать им по полочкам, если они даже заплатить не могли?»

Были ловушки, да, но Берни оставил и немалые бонусы для новых владельцев, по сути, сделав некоторую работу за них. В частности, возвращение в календарь Германии и Франции, о чем так громко заявляют в Liberty Media, на самом деле заслуга Экклстоуна.

Также он поведал о том, что сделал всё возможное, чтобы сохранить в календаре Сингапур: «Да-да, это я сохранил им Гран При Сингапура, хотя местные организаторы уже готовы были выйти из списка этапов».

В Liberty с самых первых дней у власти давали понять, что при старом режиме управление спортом велось неэффективно, что у Формулы 1 было не так много спонсоров, как могло бы быть, что они не использовали цифровые возможности и так далее. Как Берни относится к такой критике?

Zume. Российский след в F1 TV или индульгенция для Берни Экклстоуна

«Единственное, что я делал – это деньги, – ответил Экклстоун. – Это была главная цель акционеров. К тому же, что более важно, им было необходимо, чтобы я постоянно улучшал показатели компании, чтобы впоследствии ее можно было выгодно продать. А поскольку я также владел частью акций, мне это тоже было на руку. Мы пытались продать компанию на протяжении трех или четырех лет.

Моей проблемой было то, что мне просто необходимо было удовлетворять желания акционеров. У нынешних владельцев спорта такого давления нет. Если они не хотят зарабатывать, что ж, хорошо».

Берни Экклстоун © Motor1.com
Берни ЭкклстоунФото: Motor1.com

Если отбросить шутки в сторону, Берни выразил желание, чтобы Кэри и его коллегам удалось поднять чемпионат на новый уровень.

«Я большую часть жизни потратил на этот спорт, – продолжил Экклстоун, – и не хотел бы думать, что это всё просто пропадет. Я бы предпочел смотреть на Формулу 1 и говорить: "А начиналось всё при мне"».

Берни твердо уверен в том, что ему удалось смириться со своим внезапным отстранением и приходом нового режима.

«Это совсем иной способ управления делами, совершенно иной, – продолжил он. – Но это было неизбежно. Рано или поздно это произошло бы. Никогда не знаешь, когда именно. В любом случае, я бы уже не мог заниматься тем, чем привык, и им пришлось бы найти кого-то другого. Так, по сути, и произошло. Это как если бы я умер, а на мое место пришел кто-то другой.

В конце концов они вольны управлять спортом так, как считают нужным. Они думают, что я управлял не слишком хорошо, что ж, пусть покажут, как надо это делать.

Если они считают, что привлечение всех этих людей принесет им больше прибыли, отлично. Все управляют бизнесом по-своему».

Считает ли Берни назначение троих человек на должности, которые, по сути, совмещал он один, комплиментом в его адрес?

«Зависит от того, что вы выбираете – качество или количество», – ответил он.

После отстранения от занимаемого поста 87-летний англичанин не стал грустить, а просто начал новую главу своей жизни.

Берни и Фабиана © ITV.com
Берни и ФабианаФото: ITV.com

«Сегодня я занят больше, чем когда у меня была работа, – продолжил Экклстоун. – У меня есть дела в Швейцарии, которые следовало закончить раньше. У меня есть там кое-какое имущество и отель. А в Бразилии – ферма на несколько тысяч акров. Раньше я ей не занимался, всё делала Фабиана, но теперь я смогу ей чем-то помочь».

В прошлом году Берни посетил несколько Гран При, а совсем скоро он собирается приехать в Бахрейн. Но на открытии сезона в Австралии его не было.

Экклстоун собирался приехать в Мельбурн – в частности чтобы устроить супруге выходные, но главным образом чтобы навестить старого приятеля Рона Уокера, с которым они в далеком 1996 году организовывали первый Гран При в Альберт-Парке. Берни понимал, что эта встреча может стать для них последней, ведь Рон был тяжело болен. К сожалению, Уокер скончался в конце января, и Берни тут же отменил поездку.

«Я намеревался приехать туда в этом году, – подтвердил англичанин. – Не из-за гонки, а просто потому что Рон серьезно болел. Я хотел увидеться с ним, ведь мы были очень дружны. Позже я разговаривал с [его вдовой] Барбарой и сказал, что никогда не поеду в Мельбурн, поскольку там больше нет Рона.

Я обещал Фабиане, что в этом году мы туда съездим, ведь она никогда не была в Австралии. Мы собирались остановиться на пару дней в Мельбурне, а затем отправиться в Сидней. Но я потерял Рона. А Фабиана чего-то рассердилась...»

Пусть император потерял свою империю, главное, что он сохранил свое необычное чувство юмора...

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/8098/how-f1-made-its-emperor-powerless

Берни Экклстоун © CNN International
Берни ЭкклстоунФото: CNN International

  • Поделиться: