Фото: motorsportmagazine.com

1981. McLaren MP4/1. Первое углеволоконное шасси в Формуле 1

motorsportmagazine.com
20 августа в 10:14

Сегодня мы вместе почитаем отрывок из недавно вышедшей биографии гениального конструктора Джона Барнарда под названием «Идеальная машина» («The Perfect Car»). Речь в этом материале пойдет о первом в истории Больших Призов шасси из углеволокна, с которым команда McLaren под предводительством Рона Денниса и чутким техническим руководством Барнарда дебютировала в 1981 году, навсегда изменив историю Формулы 1...

Всем известно, что идеальная машина должна обладать четырьмя идеальными составляющими, чтобы побеждать в гонках. И если хотя бы один из компонентов недотягивает до остальных, всё, баста, ничего не выйдет.

Разумеется, речь идет об идеальном в аэродинамическом смысле шасси, идеальном двигателе, идеальном гонщике и идеальных шинах.

В начале сезона-1981 в наличии у McLaren была только одна идеальная составляющая – это шасси с аэродинамическим пакетом. Двигателю Cosworth не хватало лошадиных силёнок, чтобы соперничать на равных с турбированными конкурентами, а о шинах Michelin и говорить не стоит – они просто никуда не годились.

Что касается гонщиков, то Джон Уотсон был в порядке, чего нельзя было сказать о его напарнике – дебютанте Андреа де Чезарисе.

В отличие от британца, итальянец никогда не пользовался у Джона Барнарда ни уважением, ни признанием. Рон и Джон считали, что Андреа просто неспособен справляться с гоночными машинами, однако ничего не могли поделать – он был частью спонсорской сделки с Marlboro.

Перед приходом в Уокинг де Чезарис провел лишь две гонки в Формуле 1 и ни в одной из них не финишировал.

Рон Деннис так прокомментировал эту ситуацию: «После ухода Проста в составе образовался вакуум, и в этот момент, к сожалению, появился де Чезарис. Алеардо Буцци [президент европейского отделения Marlboro] сказал нам, что отец Андреа является одним из важных дистрибьюторов продукции Philip Morris, а значит, его сын вполне подходит нашей команде. Так что нам пришлось некоторое время подержать де Чезариса у себя».

«Андреа как-то очень сильно нервничал, – добавил Барнард. – Мне казалось, что он никогда не сможет справиться со стрессом, присущим такой работе».

Также Джон отмечал, что итальянец давал никуда не годный фидбэк инженерам, что существенно затрудняло развитие шасси.

В начале 1981 года Барнард усилил конструкторский отдел команды тремя специалистами, уже работавшими в Team McLaren – Майком Локом, Колином Смитом и Джоном Болдуином. Команда занялась компоновкой нового шасси MP4 на углеволоконной основе с обновленной передней и задней подвеской, двигателем Cosworth и муляжом коробки передач, доставшимся Рону Деннису от Tyrrell.

McLaren © motorsportmagazine.com
McLarenФото: motorsportmagazine.com

После этого работа была продолжена в аэродинамической трубе. Алан Дженкинс вспоминает типичный для Джона Барнарда день, когда он убегал домой на обед, возвращался на работу, потом убегал на ужин и снова возвращался: «Помню, мы регулярно встречались с ним вечером после ужина, чтобы сделать очередной прогон в трубе. У него был маленький ребенок и второй на подходе, так что он постоянно разрывался между семьей и работой. Это нормально».

Роузи, супруга Джона, родила ему вторую дочку – Джилиан Энн – 6 февраля 1981 года часов в 8 утра в роддоме Гилдфорда. Джон специально спланировал день так, чтобы быть в это время рядом с женой.

«Помню, медсестра вышла в комнату ожидания и сказала: «Вам нужно быть с ней», после чего буквально впихнула меня в дверь. Не думаю, что я был к этому готов. Джилиан родилась без волосиков, а начали появляться они только в конце второго года. Я часто шутил, что это она так испугалась шокированного лица папы. В общем, шок был обоюдным».

Между тем шасси MP4 было готово, и первая тестовая сессия состоялась 5 марта в Сильверстоуне. Рону Деннису стоило поблагодарить своего старого друга из Marlboro Джона Хогана за тот риск, которому он подвергся, убеждая больших боссов табачной компании в выгодности вложений в неопытную молодую команду и новейшие технологии.

Барнард построил на тот момент самую продвинутую и дорогую гоночную машину в мире, и Хоган признал это словами: «Она чертовски хороша!»

15 марта команда отправилась на первый Гран При сезона в Калифорнию, на трассу Лонг-Бич. Ожидания от нового шасси были высочайшими, и именно тогда Рон сказал Хогану: «Ты сделал лучшую инвестицию в своей жизни, парень, машина Барнарда выиграет как минимум одну гонку в этом сезоне».

Это было очень оптимистичное заявление от нового человека в Формуле 1 – сам Барнард никогда бы не решился на такие слова. Чистое хвастовство и бравада от Рона Денниса.

McLaren © motorsportmagazine.com
McLarenФото: motorsportmagazine.com

Но уже через день всем стало ясно, как легко болтать и как тяжело работать. Предгоночные тренировки и квалификация обнажили характерные проблемы шасси MP4 с давлением топлива и выхлопной системой – раскаленные трубы просто сжигали обшивку.

В результате команде пришлось переходить на прежние шасси M29, а Уотсон с де Чезарисом квалифицировались на последнем ряду стартовой решетки.

В гонке "де Крашерис" оформил свою первую аварию в сезоне на первом же круге, а его напарник смог продержаться до 16-го круга, сойдя в итоге из-за проблем с двигателем. Барнард был в настоящем смятении.

«Это было ужасно, мы выглядели как любители, просто кошмар», – сказал конструктор.

Ко второму этапу сезона в Бразилии команда не успела подготовить единственное шасси MP4 из-за сильных дождей в Англии, не позволивших должным образом провести тесты. Так что отложенный дебют машины состоялся уже в Аргентине 12 апреля.

Уотсон квалифицировался 11-м и к 35-му кругу поднялся на шестую позицию, когда почувствовал вибрацию в задней части шасси. К сожалению, проблемы оказались серьезными, и ему пришлось сойти из-за поломки трансмиссии.

Второе шасси MP4 было готово уже к следующему этапу в Сан-Марино, который прошел 3 мая. Однако обе машины были предназначены исключительно для Уотсона, поскольку Барнард просто не доверял свое новое творение специалисту по раскладыванию шасси на части де Чезарису.

Андреа это задело и, быть может, из-за этого, а возможно, из-за присутствия большого количества родных болельщиков в Имоле, но итальянец сумел финишировать шестым за рулем старого шасси M29, тогда как лидер команды с новенькой MP4 лишь замкнул десятку, попутно стукнув машину Renault сзади на пятом круге.

McLaren © motorsportmagazine.com
McLarenФото: motorsportmagazine.com

На следующем этапе в бельгийском Зольдере Уотсон финишировал уже седьмым, тогда как Андреа – по-прежнему за рулем M29 – сошел из-за проблем с коробкой передач.

Перед Гран При Монако Рон и Джон рискнули и дали де Чезарису новое шасси. Но это не помогло – ни один из гонщиков не добрался до финиша.

Как и на этапе в Лонг-Бич, итальянец повеселился на первом круге гонки – сначала столкнулся с Renault Проста, а затем выбил с трассы Alfa Romeo Марио Андретти. Барнард на пит-лейне закатил глаза и ушел подальше вглубь боксов.

Уотсон продержался до 53-го круга, когда сошел с дистанции из-за проблем с мотором.

Фортуна не спешила поворачиваться лицом к смелой разработке Джона, но по крайней мере в команде смогли проверить шасси на устойчивость к соударениям. А улыбка Рона Денниса тем временем все больше напоминала нервный тик.

Однако падения всегда впоследствии сменяются взлетами, и первый лучик надежды для MP4 появился в Испании – на трассе Харама. Перед этим этапом Барнард внес небольшие изменения в шасси, снабдив его "юбкой" и добавив открылки для охлаждения тормозов.

В результате Уотсон смог квалифицироваться третьим, да и Андреа имел возможность подняться довольно высоко на стартовой решетке, если бы не вылет с трассы и столкновение со стеной.

В гонке Джону удалось сохранить свою стартовую позицию и войти в состав "паровозика", который до самого финиша возил за собой Жиль Вильнёв. Опередить его никто так и не смог, поскольку его Ferrari с турбированным мотором давала всем серьезную фору в поворотах.

Так эта процессия и продолжалась до финиша, к которому Уотсон приехал третьим, отстав от победителя заезда всего на полсекунды. Де Чезарис? Да его развернуло еще на десятом круге.

Следующей остановкой был французский Дижон. Здесь Джон смог квалифицироваться вторым в объятиях двух машин Renault, а Андреа расположился на пятом месте.

«Уотсон отметил, что шасси MP4 великолепно ведет себя в скоростных виражах, – написало издание Autocourse. – И именно в этом состояло его основное достоинство. Медленные повороты по-прежнему давались ему с трудом, однако великолепная траектория и ровный звук мотора на протяжении всего правого затяжного виража Courbe de Pouas с выходом на прямую не позволяли усомниться в качестве этой машины. Даже де Чезарис показывает весьма сносные времена за рулем MP4...»

McLaren © motorsportmagazine.com
McLarenФото: motorsportmagazine.com

В гонке Уотсон включился в солнечно-дождливую борьбу со своим бывшим напарником по команде Аленом Простом и в итоге финишировал вторым следом за французом. На подиуме они поздравили друг друга, видимо, вспомнив о том, как годом ранее вместе гонялись в "умирающей" команде из Уокинга.

Что касается первой победы шасси MP4, то ее долго ждать не пришлось – уже на следующем домашнем для коллектива Гран При Великобритании Джон поднялся на первую ступеньку пьедестала, стартовав пятым.

Помните слова Денниса о том, что эта машина выиграет гонку? Знал, что говорил.

Это была первая победа команды с триумфа Джеймса Ханта 1977 года и первый же успех в Формуле 1 шасси из углеродного волокна – McLaren MP4/1.

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.motorsportmagazine.com/history/f1/john-barnard-perfect-car-extract-racing-carbon-car

McLaren © motorsportmagazine.com
McLarenФото: motorsportmagazine.com