Фото: McLaren

Мика Хаккинен. Как он есть. Большое интервью. Часть 2

F1 Racing
7 декабря в 10:14

Сегодня мы продолжим читать большое интервью с двукратным чемпионом мира Микой Хаккиненом

Продолжение...

С первой частью можно ознакомиться здесь.

Ты пытался вернуться в Формулу 1 после окончания карьеры в 2001-м? (Бернд Майландер, пилот машины безопасности)

Мика Хаккинен: О, да. Более чем. У меня была крутая программа тренировок на симуляторе McLaren. Мы с инженерами изучали разные данные. В общем, работали. Подготовка шла в очень профессиональном режиме. Но не получилось. Я провел тесты в Барселоне, и там в это же время работал Льюис…

F1 Racing: Это было в 2006-м?

Мика Хаккинен: Возможно…

F1 Racing: Потому что тогда ходили слухи о твоем возвращении с BAR… У нас даже вышла обложка с заголовком «Why Häkk Should Have Come Back» («Почему Хакку стоило бы вернуться»)

Мика Хаккинен: Помню, на тестах у нас возникла проблема с двигателем, и из-за этого мы никак не могли откалибровать коробку передач. В результате задние колеса блокировались на каждом торможении. Я хотел провести полноценный тестовый день, но, к счастью, машина не работала как надо. А вдруг мне бы понравилось, и тогда я вернулся бы в Формулу 1?

Я тогда вспомнил о том, что мне потребовалось семь лет, чтобы выиграть свою первую гонку в Ф1. Ведь гонки в Больших Призах – это постоянная борьба с проблемами. И я подумал: «А что, если мне понадобится еще семь лет для очередной победы?» Ну уж нет, чёрта с два! [смеется]

Ты был лучше или хуже Михаэля Шумахера? (Сергей Сироткин, гонщик Формулы 1)

Мика Хаккинен: Конечно, лучше! Знаешь, такая уверенность в себе – вещь просто необходимая. Я знаю, что была пара областей, в которых Михаэль меня превосходил, но были и аспекты, в которых я был очевидно лучше.

Думаю, в плане чистой скорости я был определенно быстрее, но у Михаэля всегда было одно неоспоримое преимущество под названием Фьорано [испытательный трек Ferrari].

В те времена он мог проводить там тесты хоть круглые сутки семь дней в неделю, это было разрешено. Когда же мы с McLaren приезжали в Сильверстоун, мы обязаны были начать тренировку в 10 утра, затем обязательный обед, а затем – дождь. Так что наши тесты редко заканчивались успешно. В этом смысле у Ferrari было преимущество.

Мика Хаккинен и Михаэль Шумахер © Reddit
Мика Хаккинен и Михаэль ШумахерФото: Reddit

Оглядываясь назад, насколько велико было твое уважение к Михаэлю Шумахеру, и как оно изменилось с годами? (Роб Смедли, операционный директор Williams)

Мика Хаккинен: О, да, Мика уважает Михаэля. К тому же, он постоянно мотивировал меня гоняться еще быстрее. Поэтому у нас с ним есть совместная история. В Макао в 1990-м мы с ним столкнулись на прямой. Я знал, что он видит меня в зеркалах, и он понимал, чем это может закончиться [после столкновения Хаккинен сошел с дистанции, а Шумахер выиграл].

Когда он пришел в Ф1, то сразу попал в сильную команду, тогда как я выступал за Lotus… Нет, я не завидовал, просто думал: «Хммм...»

Но с самого первого дня и до сих пор я очень уважаю Михаэля. Его достижения просто невероятны. Потрясающий гонщик, который никогда не сдается.

Тот Гран При Макао в 1990-м… Что там случилось? Ты подлетел? (Франц Тост, руководитель команды Toro Rosso)

Мика Хаккинен: Подлетел? Нет, конечно. Просто он сменил свою траекторию. В Ф3 у машин не так много мощности, так что слип-стрим от соперника сильно ощущается – остается только красиво обогнать его. Но Михаэль просто… РРРРРРРРРРР!!!! Он смотрел в зеркала! Всегда видно в зеркалах, смотрит он или нет. И когда я повернул [Мика вытянул руку и сместил запястье вправо], он сделал то же самое [хлопнул в ладоши], вот и всё. Я ничего не мог поделать.

Это было на скорости порядка 240 км/ч, серьезная авария. И это еще больше расстраивает, потому что мне, по сути, не нужно было его обгонять. Общий результат складывался из двух заездов, так что я мог финишировать вторым, мне просто нужно было закончить гонку.

Менеджер команды Дик Беннетс был очень мной недоволен. И не только потому что мне не удалось выиграть. Просто призовые в Макао были очень приличные. О, боже! Он еще пару лет со мной не разговаривал после этого.

McLaren © autosport.com
McLarenФото: autosport.com

Почему тебе всегда больше нравилась избыточная поворачиваемость, а не недостаточная? (Питер Уиндзор, журналист F1 Racing)

Мика Хаккинен: Это очень интересный вопрос. Многие гонщики жалуются на недостаточную поворачиваемость, но этому есть простое объяснение, сейчас расскажу. Видите этот поворот? [Мика показал в сторону Tabac] Он очень скоростной, в нем вы лишь слегка касаетесь тормозов. Затем спускаетесь на четвертую передачу и поворачиваете. А на выходе там совсем нет места.

А теперь представьте себе, что вы делаете это за рулем машины с недостаточной поворачиваемостью, которая отказывается входить в вираж. Это сильно влияет на уверенность в себе, когда не знаешь, зацепится ли передок за трассу или нет. Если нет, то авария будет неминуема.

Насколько тебе понравился твой раллийный опыт? Хотел бы ты поучаствовать в соревнованиях? (Роберт Кубица, резервный пилот Williams F1)

Мика Хаккинен: Ралли – это круто, очень круто, но этим надо начинать заниматься с самого детства. Это очень сложный вид спорта. Что касается меня… Знаете, иногда говорят, что мужчина способен делать только одно дело одновременно. Вот это про меня. Лично мне не по душе, когда рядом с тобой сидит еще какой-то мужик и командует тебе: «Налево, направо». Я бы никогда так не смог. Конечно, я пытался слушать, но мне трудно было всё правильно и вовремя понимать.

Каждый поворот уникален, но эти парни так к этому привыкли, что понимают всё с полуслова. Это какой-то специальный птичий язык. И своего штурмана надо очень хорошо знать, чтобы понимать, как он мыслит.

Мика Хаккинен © autosport.com
Мика ХаккиненФото: autosport.com

Ты помнишь тесты машины McLaren с газом на руле? Почему в итоге не удалось заставить работать эту концепцию? (Пэдди Лоу, технический директор Williams)

Мика Хаккинен: Я помню, что она работала. Это было сумасшедшее решение. И я помню наш разговор с Пэдди, я ему объяснял тогда: «Машина сейчас очень быстрая, просто фантастическая, но я знаю, что теряю время в некоторых поворотах, потому что когда мои инстинкты говорят мне, что пора открывать газ, я понимаю, что еще торможу, а на перенос ноги на педаль газа уходит какое-то время».

Там такие большие педали были, а времени не было. Я всегда чувствовал, что теряю на этом. Тогда я предложил попробовать перенести газ на руль, ведь сигнал от мозга до руки идет быстрее, чем до ноги. [он показал на себе путь рукой от головы к руке и к ноге]

Пэдди мне ответил: «Хорошо, давай попробуем!» А я такой: «Ух ты, ну давай...» Первые тесты этой системы прошли в Барселоне, и всё было нормально. Однако при езде по поребрикам рука немного сбивалась от вибрации, в этом была проблема. Но опыт был очень интересным.

Мне всегда это нравилось в Пэдди, он был открыт к любым идеям. Он никогда не говорил «Нет, это тупая идея, мы даже пробовать не будем», а всегда отвечал «Что ж, давай попытаемся».

F1 Racing: Наверное, поэтому вы в McLaren попробовали воткнуть вторую педаль тормоза? [В конце 1997-го – начале 1998-го в McLaren придумали концепцию с дополнительной педалью тормоза со смещением усилия на конкретное колесо. Эта система была запрещена после освещения в F1 Racing, да и соперники подали протесты]

Мика Хаккинен: Именно! Это было восхитительно! Лучший опыт с этой системой у меня был в Маньи-Куре. После прямой там есть этот бесконечный правый поворот перед выходом на заднюю прямую. На большой скорости законы физики там отказывались удерживать машину в вираже, они просто выкидывали ее по прямой. [Мика снова вытянул руки и ноги, имитируя посадку в кокпите и изображая при этом, как трудно ему поворачивать]

Мика Хаккинен © autosport.com
Мика ХаккиненФото: autosport.com

В момент появления недостаточной поворачиваемости ты просто нажимал на вторую педаль, которая увеличивала усилие на внутренней оси. И чем больше недостаток, тем сильнее ты жмешь на педаль, но в то же время газуешь! [Две ноги Мики мысленно вжали в пол две невидимые педали, тогда как не более видимый руль был повернут вправо до упора] В общем, газ, два тормоза, руль, черт ногу сломит! Что не сделаешь, чтобы уговорить машину повернуть! И ты чувствуешь напряжение, проходящее через машину, потому что делаешь что-то противоестественное.

Под напряжением всё – шины, подвеска, шасси, тормоза. Просто меганапряжение! Однако где-нибудь в Сильверстоуне или Мельбурне такая концепция помогла бы отыграть 0,6-0,8 секунды с круга. Это очень много! Проблема была только в том, что если ты хочешь сместить тормоза направо, нужно было установить переключатель на руле в правую сторону. А если налево – в левую. Представляете, какой кошмар нас ждал в шиканах? Но в целом это было изумительно!

Думаю, у Дэвида Култхарда с этим девайсом возникли проблемы, поскольку он привык тормозить правой ногой, левой ему было неудобно.

Ты помнишь, как я обливал тебя водой во время пит-стопов? [Джо Рамирес, бывший менеджер команды McLaren]

Мика Хаккинен: О, да! Надеюсь, тебе больше нельзя это делать! Но у нас действительно были кубики льда и ледяная вода. Так что когда я останавливался на пит-стоп (а тогда были дозаправки, так что стоять приходилось секунд по десять), Джо протирал мне визор, а затем выливал холодную воду прямо на меня сверху. Вы можете себе это представить!

Поначалу ничего, но на выезде с пит-лейна воды доходила до того места, куда не следует… О, БОЖЕ!!! ГАЗ В ПОЛ!!!!! [Мика не смог сдержать смех при этом воспоминании]

Мика Хаккинен © autosport.com
Мика ХаккиненФото: autosport.com

Чем бы ты занимался, если бы не стал гонщиком? (Деймон Хилл, чемпион мира Ф1 1996 года)

Мика Хаккинен: Я бы, возможно, стал цирковым артистом. В детстве я занимался в цирковой школе. Помните, я катался по паддоку на уницикле? Я пробовал разные виды спорта и любил ездить в школу на уницикле.

Однажды меня вызвали к директору школы, я очень испугался, а он мне сказал: «Мика, ты же настоящий циркач! Что ты делаешь у нас в школе?»

После этого мы подали заявление в цирковую школу и я начал заниматься. Акробатикой и всяким таким. Так что сейчас я, вероятно, выступал бы в цирке.

С кем было труднее гоняться – с Михаэлем или с Айртоном? (Фелипе Масса, бывший гонщик Ф1)

Мика Хаккинен: Я бы сказал, что с Михаэлем. Когда я пришел в Формулу 1, Айртон был на совершенно ином уровне. Он был абсолютно недосягаем для меня в 1993-м, когда мы вместе выступали за McLaren – в отношении опыта, знаний, умения настраивать машину, общения с командой, гоночной стратегии и тактики… У меня просто не было шансов за ним угнаться. А с Михаэлем мы развивались параллельно. Так что с ним мне было тяжелее.

Айртон Сенна и Мика Хаккинен © autosport.com
Айртон Сенна и Мика ХаккиненФото: autosport.com

Когда мы в этом году гонялись на льду, как так оказалось, что ты не был лучшим? Ты же финн! (Марк Хайнс, консультант Льюиса Хэмилтона)

Мика Хаккинен: Я был просто инструктором на рекламном мероприятии. Просто дал клиентам меня обыграть…

А это правда, что Сьюзи и Тото Вольфы были быстрее тебя за рулем Mercedes C63 AMG на льду?

Мика Хаккинен: Конечно, неправда… [смеется] По крайней мере не Тото!

Если я дам тебе лучшую машину и выстелю перед тобой красную ковровую дорожку, поедешь в DTM? (Герхард Бергер, руководитель первенства DTM)

Мика Хаккинен: (после длинной паузы) Не думаю. [смеется]

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/8421/f1-grills-mika-hakkinen

McLaren © autosport.com
McLarenФото: autosport.com

  • Поделиться: