Ринат Салихов о гонке "24 часа Спа"

5 августа 2015 в 11:32

В этом году Ferrari 458 Italia #333 команды Rinaldi была среди пяти машин с российским представительством в гонке "24 часа Спа". В составе экипажа команды Вадима Когая в гонке выступали Ринат Салихов, Марко Зифрид, Норберг Зидлер и Штеф Ванкампенхауд.

Своими впечатлениями о гонке, в которой экипаж Rinaldi финишировал на седьмом месте в своём классе, с AUTOSPORT.com.ru поделился Ринат Салихов, одержавший в начале этого сезона вместе с Норбертом Зидлером победу на первом этапе серии Blancpain Endurance в Монце, переиграв около 60 экипажей.

Ринат, поделись своими главными впечатлениями о гонке "24 часа Спа"...

Ринат Салихов: Уже проехав гонку и финишировав, могу сказать, что я совсем по-другому себе это представлял. Такая гонка требовала другого настроя, других усилий. Но сейчас я рад, что мы просто финишировали в гонке, пусть и на не на лучшей позиции, хотя и в очках. Настрой, конечно, очень важен. Это мой первый финиш в 24 часах, я счастлив и очень доволен.

По ходу гонки у меня менялось её восприятие. Поначалу мне казалось, что это будет очень легко. Но я совершенно не спал, и не хотел спать, был очень взволнован. И уже первый отрезок показал, что у меня уже нет сил, и что я был не готов. Нужно совершенно по-другому готовиться, иначе настраиваться.

Как нужно готовиться к такой гонке?

Р.С.: Я считаю, что мне нужно было гораздо больше спать, нежели чем четыре часа перед гонкой. Мне нужно было поспать вечером, пока ребята ехали в достаточно сложных условиях. Особенностью 24-часовой гонки является то, что тебя могут вызвать на отрезок в любой момент. Я оказался не готов к этому, но, слава Богу, я уже это прошёл, и теперь я знаю, как с этим справляться. В 24-часовой гонке, будь ты пилотом или механиком, ты должен быть всегда готов.

Была ситуация, когда тебя неожиданно вызвали на отрезок?

Р.С.:Да, мой первый отрезок как раз так и начался. Меня информировали о том, что мне нужно садиться в машину буквально за две минуты. Хорошо, что я уже был одет, но я рассчитывал на то, что поеду через час. А меня посадили через две минуты.

Почему так произошло? Ведь на первую часть гонки обычно есть план, кто когда едет...

Р.С.:Да, план есть, но в начале гонки очень много всего поменялось, мы решили делать двойные отрезки, Марко (Зифрид) и Норберт (Зидлер) поехали по два отрезка подряд. По правилам пилот должен заезжать в боксы каждые 65 минут, таков регламент. Несколько команд получили штраф за несоблюдение этого правила. Тут участвуют машины разных марок, у них у всех разный расход топлива, кто-то мог бы находиться на трассе дольше, и таким образом организаторы уравнивают этот момент.

При этом пилот максимально может ехать три отрезка подряд. И потом нужно как минимум на один час отдать машину кому-то из напарников. Отмечу, что каждые 65 минут машина не просто должна проехать по пит-лейну, но обязательно должна быть дозаправка.

Что было для тебя самым сложным?
Р.С.:Это я понял утром в воскресенье. Несмотря на то, что к этому моменту мы уже проехали более половины гонки, было ощущение, что она никогда не закончится, и что нам нужно проехать ещё много. Оставшийся период воспринимался как нечто бесконечное.

Были именно такие ощущения. Я впервые доехал до такой отметки в гонке, и, честно говоря, до конца даже не верилось, что мы доедем до финиша. У нас были проблемы с машиной, в итоге у нас сломалось сцепление сразу после финиша.

Конечно, накал страстей очень большой в такой гонке, потому что даже заводские пилоты местами совершают полнейшие глупости, что было видно и в трансляции. В этой гонке очень сложно настроиться именно психологически.

То есть, если ты привык к таким гонкам, или ты очень спокойный по характеру человек, то в них будет легко ехать, но мне, как пилоту, который привык выступать в коротких гонках, было непросто. Даже трёхчасовая гонка после суточного марафона воспринимается как короткая.

Тебе понравилось участвовать в суточном марафоне?

Р.С.:Это замечательный опыт, я безумно рад, что мы финишировали, даже несмотря на то, что показали не тот результат, на который рассчитывали. К тому же, мы финишировали в очках в своём классе, где расположились на седьмом месте.

Как я уже говорил, в такой гонке есть некое ощущение бесконечности. В какой-то момент ты просто теряешь ощущение реальности, и понимаешь, что сейчас ты садишься и едешь. Когда заканчиваешь отрезок, можно поспать, поесть, или просто полежать, можно посмотреть гонку, а потом ты снова садишься за руль и это бесконечный процесс. Но в нём есть некоторые свои радости.

Я безумно благодарен команде за то, что мне предоставили возможность проехать почётный крайний отрезок, для меня это было очень важно. Было очень приятно финишировать в этой гонке. Нас приветствовали маршалы, работавшие в гонке 24 часа. Они приветствовали всех, кто добрался до финиша - к слову, до финиша добралась лишь половина пелетона.

Когда ты проводишь отрезок, ты сконцентрирован только на пилотаже и трассе?

Р.С.:В суточном марафоне результат складывается из мелочей, в том числе пит-стопов и замен пилотов. Так что нужно следить за всем. А находясь в боксах, отдыхая, я старался не думать о езде. Но было тяжело, мне даже было тяжело говорить с друзьями, начинаешь очень остро всё воспринимать. Я старался держать в голове пустое пространство, потому что всё мешает и начинает напрягать.

Что тебе запомнилось имено из событий на трассе во время твоих отрезков?

Р.С.:У нас было два инцидента с другими машинами, в одном из этих эпизодов машина была повреждена, и это сделало управление ей не то, что специфичным, а опасным. На выходе из быстрых поворотов машина начинала сильно скользить, и это вносило специфику в пилотирование.

Я очень долго адаптировался к этому, и лишь к крайнему отрезку у меня получилось поймать ритм и ощущения. Только свой четвёртый час я поехал более или менее нормально. До этого я, конечно, много терял, ехал аккуратно, стараясь просто доехать.

Что ты можешь сказать о работе вашей команды на этой гонке?

Р.С.:Мы молодая команда, и естественно, что пока что местами у нас есть небольшие минусы. Но я могу сказать, что мы замечательно отработали в плане техники, в плане замен пилотов. У нас есть определённые сложности, но это лишь вопрос длительной работы, работы внутри команды, друг с другом.

Я никогда не встречал такой поддержки, как в нашей команде. Я хотел ездить именно в нашей команде, и в своё время Вадим Савельевич (Когай) меня очень быстро в этом убедил. Когда он пригласил меня проехать с ними одну гонку, я почувствовал тёплое отношение внутри коллектива. Это, конечно, многое определяет.

Какие дальнейшие планы?

Р.С.:Мы будем продолжать, у нас огромное количество планов, но о них мы расскажем позже. В этом году у нас впереди ещё три гонки серии Blancpain Sprint и одна гонка серии Blancpain Endurance, которая пройдёт на Нюрбургринге в конце сентября. К сожалению, в ней с нами не поедет Марко Зифрид, так как он будет выступать в эти же выходные в гонке серии WEC (в Остине), так что мы поедем вдвоём с Норбертом.

Пока мы ещё не решили поедем ли мы в категории Pro-Am или Pro. В этом году там трёхчасовая гонка, и очень хорошо, что шестичасовую дистанцию перенесли в Поль-Рикар, что позволило всем командам подготовиться к "24 часам Спа". На Нюрбургринге, в зависимости от класса, мне нужно будет ехать два часа или один. Но, как показал сегодняшний день, я достаточно быстро восстанавливаюсь и готов много ездить.

У нас была весьма удачная гонка в Монце, там всё сложилось идеально. Это был, наверное, один случай на миллион. Выиграть этап серии Blancpain в Монце на итальянской машине – это очень почётно. Но мы смотрим вперёд. В этом году у нас была и серия неудач, которая нас местами злила, огорчала и расстраивала. В автоспорте, как и любом другом спорте, необходима удача и удачное стечение обстоятельств.

Конечно, бывают ситуации, которые невозможно обойти, но мы смотрим вперёд, и даже у нынешних лидеров чемпионата на всё всегда удачно складывается, что доказала сегодняшняя гонка. Каков бы ни был состав пилотов, какой бы ни была поддержка команды, всё случается. Автоспорт – это очень страстный вид спорта, и в этом его прелесть.

Ринат Салихов, Норберт Зидлер, Марко Зифрид и Штеф Ванкампенхауд
Ринат Салихов, Норберт Зидлер, Марко Зифрид и Штеф Ванкампенхауд