Дмитрий Сотников: Есть небольшие опасения по поводу нового двигателя

21 декабря 2017 в 9:24

Серебряный призер «Дакара-2017» Дмитрий Сотников в эксклюзивном интервью AUTOSPORT.com.ru рассказал об особенностях «КАМАЗа», на котором проведет предстоящий ралли-рейд, стартующий 6 января в Перу.

Сотников будет единственным гонщиком «КАМАЗ-Мастер», который выступит на грузовике с 13-литровым рядным двигателем, адаптированным под регламент 2019 года, и, несмотря на победу на «Шелковом пути» в июле этого года, настроен осторожно.

Такой же вопрос я задавал Эдуарду Николаеву. В Формуле 1 часто сравнивают влияние машины и пилота. Пропорция там 80 на 20. Вы можете отметить пропорцию автомобиль/экипаж и соотношение в экипаже между гонщиком, штурманом и механиком?

Дмитрий Сотников: Я могу только отметить, что 50 на 50. Один я ничего не смогу сделать. Можно еще добавить, что 50% – это вся команда, которая строит машину. Экипаж уже выполняет работу по достижению результата в гонке. В самом экипаже еще на троих надо поделить. Механик отвечает за техническое состояние и подготовку автомобиля каждый день. Штурман и пилот, на мой взгляд, вообще определяющая связка. От того, насколько хорошо они понимают друг друга, зависит выигрыш по времени. В последних гонках я почувствовал, насколько опытный штурман помогает тебе отыграть минуты, секунды. Все зависит от слаженности работы экипажа. Механик, например, должен вовремя спустить давление в шинах, следить за температурой и настройкой тормозов. Все это должно быть точно и своевременно. Поэтому важно, чтобы в работу был включен весь экипаж, иначе результата не будет.

Легенды «Дакара»: Пять самых успешных команд в истории ралли-рейда

На «Шелковом пути» вы выступали на новой модификации машины и поедете на ней «Дакар». Расскажите, в чем главное отличие от предыдущего автомобиля…
Дмитрий Сотников: Конечно, главное отличие – двигатель меньшего объема. 13-литровый рядный мотор, а не V-образный. Под этот силовой агрегат пришлось строить новую машину. Шасси в чем-то похоже на предыдущее, но немного поменялась развесовка, расположение кабины, двигатель несколько иначе установлен, изменилась компоновка охладителя наддувочного воздуха. Внешне чуть-чуть заметно, что машина другая.

По управлению эта машина вам нравится больше предыдущей?
Дмитрий Сотников: Они немного разные, отличаются по характеру управления. Так что нужно немного адаптироваться. В любом случае это наше будущее, нам всем придется перейти на этот мотор. Но работа продолжается, мы всегда до последнего стараемся выжимать максимум. После каждой гонки приходится пересматривать много вещей, анализировать и искать новое направление. Не сказать, что новая машина мне нравится больше предыдущей. Просто она едет по-другому и может ехать очень быстро, а это самый главный показатель.

По какому принципу выбрали вас для новой машины?
Дмитрий Сотников: Этот вопрос всегда открыто обсуждается. Решает Владимир Геннадьевич [Чагин]. Так получилось, что на прошлом «Дакаре» мы ехали на машине Андрея Каргинова, который отправился на «Африка Эко Рейс». Моя машина была вроде как более старой модификации. Поэтому у меня не оказалось постоянного автомобиля. Это был первый фактор. Второй фактор заключался в том, что мой штурман Руслан Ахмадеев – инженер по подготовке двигателей, как раз непосредственно участвующий в разработке нового мотора и как никто другой знающий новую модификацию. Я, честно говоря, тоже учился и закончил специальность «Двигатели внутреннего сгорания». Поэтому нам выпала эта роль – испытание, настройка, доводка, адаптация двигателя в новой машине.

Победа на «Шелковом пути» объективно показывает, что новый автомобиль сильнее предыдущих?
Дмитрий Сотников: На мой взгляд, главный фактор, что эта машина конкурентоспособна. Нам надо было понять, сможем ли мы выступать на данном автомобиле на «Дакаре». Этот результат дает нам право считать, что мы можем бороться. Хочу сказать, что борьба была равной. Где-то новая машина была быстрее, у нее есть свои недостатки и плюсы. Мы даже пытаемся подобраться на сегодняшний уровень. То есть не все так гладко и удачно проходит. Было проделано очень много работы. Почти сразу после «Шелкового пути» у нас были тесты. Мы меняли турбины, было много вариантов, решений, которые мы искали до последнего. Это немного другая машина по сравнению с «Шелковым путем», в том числе стоит другой мотор – абсолютно новый, перенастроенный. Надеюсь, на «Дакаре» автомобиль будет выглядеть лучше, поскольку на ШП были определенные проблемы. В песках приходилось адаптироваться, менять стиль. Так что не все было гладко.

Видео: Проводы команды «КАМАЗ-Мастер» на ралли-рейд «Дакар-2018»

Какие сильные и слабые стороны проявились после «Шелкового пути»?
Дмитрий Сотников: Прежде всего, мы искали подходящий режим турбин – это была главная задача. Работали с надежностью, так как были вопросы к топливной системе. Где-то на «Шелковом пути» нам повезло в том, что не пришлось стоять и удавалось решать вопросы. Одна из проблем – рост температуры двигателя. Мощность нужна, объем мы уменьшили и где-то потеряли ресурс. Но мы пытались найти какие-то альтернативные решения, более компромиссные по температуре. Я имею в виду температуру выхлопа – все греется очень быстро. Есть небольшие опасения, но будем стараться контролировать. Прежде всего нужно сохранить двигатель, чтобы он не сгорел. Большая загадка для нас – спецучастки на высоте, которые ждут нас в Боливии. В этом году у нас не было возможности проверить двигатель именно в таких условиях.

Владимир Чагин сказал, что механик должен следить за большим количеством показаний…
Дмитрий Сотников: У него стоят два дисплея, и он видит очень много параметров. Я по своему опыту знаю, что эти же параметры видит Руслан Ахмадеев. Он хоть и штурман, но разбирается в них. Кстати, он ездил в качестве механика и даже сам иногда, переживая, посматривает на приборы, параметры, чтобы с двигателем ничего не произошло. Каждое малейшее изменение он сразу замечает. Но у механика много функций, он следит практически за всем и нужно вовремя все увидеть. Я уже говорил о давлении в шинах, которое сильно влияет на скорость. Нужно не перегреть покрышки, чтобы не застрять и машине было легче. Необходимо все очень быстро менять, понимать. Если механик самостоятельно справляется с такими задачами, как накачка шин, и контролирует все остальные параметры, то это только помогает в достижении результата.

«Дакар» стартует в песках. У вас уже есть план или все будет по ходу?
Дмитрий Сотников: Тут трудно что-то спланировать. Как правило, начало получается очень нервным. Все рвутся вперед с первых метров.

Думаю, будет важно просто проехать так, как мы умеем, и войти в свой режим. Это главный план. Сначала может казаться, что все едут быстрее. Но не зря «Дакар» называют марафоном. Нужно просто ехать со своей скоростью. В конце концов выигрывает не тот, кто умеет ехать максимально быстро, а доезжает стабильно до финиша и не теряет времени. Это самое сложное. Конечно, Renault и Iveсo очень быстры, и нисколько не медленнее нас, поэтому тут уже начинается тактическая борьба.

Бывает такое, что люди, понимая, что все равно не выиграют, на первых спецучастках валят просто на все деньги, стараясь запугать соперников?
Дмитрий Сотников: Всякое бывает. Тактически люди пытаются с начала оторваться. Конечно, если ты потерял время, то всегда тяжело сокращать отставание. Когда соперник чувствует, что его никто не догоняет, он начинает ехать еще быстрее. Тут нужно не проиграть и не давать повода расслабиться. В общем, такая психологическая, местами тактическая борьба.

Какой результат на предстоящем «Дакаре» вы будете считать успешным?
Дмитрий Сотников: Любой результат, который поможет команде выиграть «Дакар». Я буду работать на результат, на победу «КАМАЗа» и делать все от меня зависящее.