Гран При Канады: Обзор гонки от Марка Хьюза

Марк Хьюз
14 июня 2013 в 23:02

Себастьян Феттель одержал на Гран При Канады наиболее убедительную победу этого сезона, переиграв соперников по всем статьям. Однако окончание гоночного уик-энда было омрачено печальным событием. Марк Хьюз анализирует ход монреальской гонки

В субботу самым главным было умение правильно отреагировать на стремительно меняющиеся погодные условия, но в воскресенье все решал исключительно заложенный в машине потенциал. И лишь Себастьяну Феттелю и Red Bull Racing удалось на «отлично» справиться как с той, так и с другой задачей. Их безусловное превосходство лишило гонку кого-либо намека на интригу. Однако все это отошло на второй план, когда стало известно о трагической гибели одного из служащих трассы, который помогал убирать разбитую машину Эстебана Гутьерреса.

Ранним утром в Монреале погода еще была мрачной, но затем впервые за выходные показалось голубое небо, а к двум часам дня температура поднялась до 29’C – это притом, что в предыдущие дни – в те редкие моменты, когда над трассой не шел дождь – было не больше 15-20.

Это полностью изменило рабочие характеристики обоих предоставленных Pirelli составов резины. Пол Хэмбри объяснял: «Во время тренировок шины Medium работали не очень здорово, и все предпочитали SuperSoft. Но по нашим расчетам выходило, что при температурах выше 25 градусов, ситуация должна поменяться на противоположную».

И все же нет для инженеров ничего хуже, чем отсутствие данных и необходимость делать выбор, не имея для этого достаточных оснований. Времени на тренировках в этот раз у них было совсем мало – всего полтора часа вместо привычных четырех. Поэтому ожидать, что они смогут так просто отказаться от собранных по крохам данных и пуститься в авантюру, было слишком оптимистично.

Так как квалификация проходила на мокрой трассе и абсолютно все, включая первую десятку, были вольны в выборе резины. Если оглянуться назад, то сейчас совершенно очевидно, что всю накопленную накануне информацию надо было просто выбросить и спокойно стартовать на шинах Medium. По факту же только четыре машины получили их, причем во всех случаях пилоты располагались на решетке далеко позади лидеров. К примеру, на подобную тактику в Force India решились для Пола ди Ресты, и его блестящий прорыв с 17 на седьмое место с единственнымм пит-стопом очень ярко иллюстрирует тот факт, что в этот день все полученные прежде данные не значили ровным счетом ничего.

Феттель выиграл старт – и больше не оглядывался назад © LAT
Феттель выиграл старт – и больше не оглядывался назадФото: LAT

Шины Мedium оказались и быстрее, и долговечней, чем SuperSoft. Но при столь консервативном выборе большинства команд ничто не мешало Феттелю и Red Bull Racing показать свое превосходство, и даже от единственной угрозы в лице Фернандо Алонсо на Ferrari их защищали пилоты на более медленных машинах, стартовавшие позади действующего чемпиона, но впереди испанца.

Именно они достаточно долго сдерживали Фернандо, так что в итоге, когда он все-таки вышел на вторую позицию, победа фактически уже была в руках у Феттеля. Пару раз немец цеплял стену, да еще совершил небольшую экскурсию в траву в первом повороте – но события эти не имели решающей роли и только лишний раз подчеркивали, что в этот раз Себастьян мог атаковать по-настоящему, не взирая на шины – что очень нетипично для сезона 2013 года. Возможно, именно этим и объяснялось столь уверенное превосходство Red Bull Racing.

Поначалу сценарий гонки был очень похож на события 2011 года – Феттель мчался вперед, как ошпаренный, к концу первого круга он уже опережал шедшего вторым Льюиса Хэмилтона на две секунды. Расположившийся на втором ряду стартового поля Williams Валттери Боттаса, который накануне блестяще провел квалификацию, был заметно медленнее машин, стартовавших за ним, а потому финн собрал за собой большую группу. Каждый из входивших туда пилотов намеревался как можно быстрее обогнать дебютанта, который, по сути, ничего не мог с этим поделать.

Нико Росберга обошел Боттаса по внешней стороне в первом повороте, отвоевав третью позицию, затем тот же маневр во втором повороте повторил Марк Уэббер.

Затем Валттери оказался под огнем атак Фернандо Алонсо: лидер Ferrari попытался протиснуться вперед в седьмом повороте, на выходе он оказался снаружи, оба гонщика промчались газ в пол к зоне торможения перед связкой восьмого и девятого поворотов – вправо-влево, Валттери удалось удержать позицию.

Но он лишь ненадолго оттянул неизбежное – пилоту Ferrari удалось лучше выйти из «шпильки», оказаться в зоне аэродинамического разряжения позади Williams – и затем легко вырвалась вперед. Это случилось на самой длинной прямой, что давало финну возможность в свою очередь попробовать вернуть позицию за счет слип-стрима. Но Фернандо смог отбить контратаку на подходе к шикане.

Феттель к этому моменту уже уехал далеко вперед и продолжал наращивать отрыв, прекрасно понимая, что позади него два пилота Mercedes – Хэмилтон и Росберг, которые делают все, что в их силах, лишь бы не перегрузить заднюю резину. На W04 её температура по-прежнему на 20 градусов выше, чем на машинах большинства других команд – и с чем это связано, до сих пор до конца не понятно.

Похоже, что Хэмилтону в минувший уик-энд удалось найти лучшую технику пилотирования, и Льюису удавалось, в отличие от Росберга, поддерживать приличную скорость, но при этом контролировать износ резины. Британец отрывался от напарника все дальше, но при этом сам стабильно отставал от Феттеля.

Вынужденно низкий темп Росберга привел к тому, что позади него вынуждены были терять время Уэббер и Алонсо. К 12-му кругу, на котором австралиец совершил первый пит-стоп, он отставал от лидера на 14 секунд. Все это было на руку Феттелю: его преимущество, залогом которого была отличная квалификация, становилось все ощутимее.

Позже Себастьян прокомментировал это так: «Мы не были уверены, какой окажется в итоге тактика – с одним или с двумя пит-стопами. В начале гонки я чувствовал, что у меня хорошая скорость,но невозможно было предсказать, как ситуация станет развиваться дальше, когда сменишь комплект резины.

Да и с составами не было ясности: как долго можно оставаться на трассе на каждом из них?. Так что, когда знаешь так мало, хорошо, когда у тебя есть запас по времени – поэтому я и ехал так быстро в начале. Но после первого отрезка стало очевидно, что нам удалось создать хороший отрыв и мы можем его контролировать».

Боттас блеснул в квалификации, но ничего не смог поделать в гонке © LAT
Боттас блеснул в квалификации, но ничего не смог поделать в гонкеФото: LAT

При условиях сухой трассы Боттасу пришлось встретиться с суровой реальностью. Его темп был на 3,5 секунды ниже, чем у Феттеля, из-за чего пелотон распался на отдельные части.

Теперь за медленным Williams шел Жан-Эрик Вернь на Toro Rosso – потенциально его скорость была куда выше. На шестом круге француз все же смог выйти вперед по внешней стороне в первом повороте, благодаря грамотному использованию DRS во второй зоне открытия крыла. Боттас оказался на неоптимальной траектории, чем сразу же попытался воспользоваться и Адриан Сутиль на Force India. Но немец был чересчур оптимистичен, пытаясь совершить обгон в третьем повороте. Маневр не удался, более того – Force India закрутило.

Пока Сутиль пытался развернуться и продолжить гонку, мимо проскочили несколько соперников, в том числе и напарник Верня Даниэль Риккардо. Пилот Toro Rosso поведал, что «через четыре круга после обгона Сутиля на машине возникла сумасшедшая избыточная поворачиваемость. Я просто ничего не мог поделать с шинами».

Однако Вернь на точно такой же STR8 справлялся отлично, к тому же ему играло на руку, что Боттас продолжал оттормаживать весь остальной пелетон. Благодаря этому француз мог поддерживать собственный темп, двигаясь по оптимальной траектории и при этом не слишком приближаясь к впередиидущим машинам, что весьма важно для правильной работы с резиной SuperSoft, чтобы она не перегревалась.

Именно с этой проблемой тот момент всерьез боролся Росберг. Поначалу его темп был всего на 0,7 секунды ниже, чем у Феттеля, но через девять кругов Нико терял уже по 1,3 секунды на каждом круге по отношению к лидеру.

Однако преследовавшему его Марку Уэбберу не хватало скорости для обгона на прямых – даже с открытым крылом. Это немало огорчало австралийца, и в итоге он отправился на пит-стоп. Mercedes нужно было реагировать, и Росберг поехал в боксы на следующем круге. При этом в команде понимали, что даже если ему удастся вернуться на трассу впереди, быстро прогреть шины Medium будет сложно, из-за чего Нико может потерять позицию. В итоге Росберга переобули в новый комплект SuperSoft.

Немец успел вернуться на трассу перед самым носом Red Bull, но это означало, что теперь продолжительность его среднего отрезка окажется неоптимальной, так как большинство остальных пилотов перешли на более жесткий Medium.

Феттель и Алонсо поехали в боксы на 16-м круге, Хэмилтон, которому прекрасно удавалось поддерживать температуру задних шин, временно вышел в лидеры и продержался впереди до 19-го круга. После пит-стопа он вернулся на трассу вторым, но с отставанием от неудержимого Себастьяна в 10, 9 секунды. На первом отрезке, используя более мягкую резину, Льюис терял 0,5 секунды на круге в сравении с пилотом Red Bull Racing, а вот на втором, располагая более жестким комплектом, он отставал в среднем на 0,28 секунды. Здесь, правда, стоит добавить, что Феттель скорее всего мог бы ехать и быстрее, но к тому моменту уже просто поддерживать комфортный отрыв.

Позиции Хэмилтона ничто не угрожало до тех пор, пока Росберг сдерживал Уэббера и Алонсо. К 27-му кругу Нико испытывал как никогда серьезные проблемы из-за постоянной необходимости контролировать состояние задней резины – что довольно сложно делать, когда при этом ты пытаешься еще и обороняться, то есть из медленных поворотов нужно выходить как можно быстрее. Уэббер наседал уже всерьез и даже пару раз пытался скрестить траектории перед последней «эской», но Росбергу пока удавалось выжимать его левее.

На 30-м круге, вновь открыв крыло, Марку все же смог совершить обгон. Из-за этого Росберг не совсем оптимально вошел в шикану, чем не преминул воспользоваться Алонсо, использовав DRS во второй зоне и обойдя Нико по внешней траектории в первом повороте.

В итоге Марк Уэббер не смог завоевать место на подиуме © LAT
В итоге Марк Уэббер не смог завоевать место на подиумеФото: LAT

В течение нескольких последующих кругов Уэбберу удавалось отрываться от Ferrari. Его следующей целью был Хэмилтон, до которого оставалось десять секунд, тогда как до финиша было еще 40 кругов. DRS у Хэмилтона функционировала не вполне нормально, что порой приводило к потере времени при обгоне круговых.

По ходу отрезка машина Алонсо начала смотреться все лучше на фоне Red Bull, так что пока Уэббер преследовал Хэмилтона, Фернандо постепенно догонял их обоих.

На 36-м круге Марк приблизился к Caterham Гидо ван дер Гарде в шпильке. Каждый из них не понял намерений соперника: голландец вошел в поворот шире, чем обычно, после чего попытался справиться с последствиями этой ошибки, решив, что Уэббер окажется рядом лишь на выходе из поворота. Марк же думал только о том, как побыстрее обойти кругового, поэтому, когда Гидо широко зашел в поворот, он решил, что медленный соперник уступает ему дорогу.

Ван дер Гарде повернул, но Уэббер уже был внутри поворота, Red Bull ударилась о Caterham верхним левым открылком переднего антикрыла. Гидо позже был наказан за этот эпизод проездом через пит-лейн.

Уэббер продолжал атаковать, и хотя его машина потеряла часть аэродинамического оперения, её баланс от этого неожиданно стал лучше, и уже в скором времени Марк, догоняя Хэмилтона, показал лучшее для себя время на круге. В команде наблюдали за ним и старались просчитать, есть ли смысл менять крыло во время следующего пит-стопа. В итоге было решено, потеря во время остановки десяти лишних секунд не стоит того.

Времена Марка до столкновения и после выглядят очень интересно: до – 1.18,7 сек, 1.18,4, 1.18,8, 1.18,5 сек и 1.18,5сек. Затем тот самый медленный круг из-за происшествия с Caterham. А дальше – 1.18,1, 1.17,9, 1.17,8! На трассе лишь Алонсо в этот момент был быстрее, и то ненамного.

И все же, Фернандо неумолимо приближался – и в седьмом повороте 42-го круга он был уже рядом с Red Bull, после чего поравнялся с Марком на следующей прямой, но все же не успел выйти вперед до поворота. Так как маневр не удался, испанцу нужно было получить возможность использовать DRS в следующей разрешенной зоне. Для этого требовалось удержаться в секунде позади австралийца в точке замера перед шпилькой. Уэббер, вынужденный обороняться, не лучшим образом вышел из медленного поворота и вынужден был обороняться на пути к финальной «эске».

В итоге австралиец стал легкой добычей для Алонсо, который использовал на прямой и DRS, и KERS – и провел успешную атаку по внешнему радиусу в первом повороте. Марк даже заблокировал переднее левое колесо, чтобы избежать контакта. Фернандо вышел на третье место.

Росберг же теперь ехал за ними в полном одиночестве. Пропустив Уэббера и Алонсо, он сразу же отстал от них. Его комплект SuperSoft вскоре пришел в негодность, и немец отправился на второй пит-стоп уже на 31-м круге. В некотором отдалении позади него шел Вернь, который отлично проводил гонку, занимая на Toro Rosso шестую позицию.

Ди Реста смог дольше всех продержаться на одном комплекте шин © LAT
Ди Реста смог дольше всех продержаться на одном комплекте шинФото: LAT

К тому моменту Ди Ресте и Ромену Грожану на Lotus еще только предстояло останавливаться в первый раз, так как они ушли в гонку с задних рядов на более жестких шинах.

Им удалось подняться на седьмую и восьмую позицию соответственно. Они обошли многих соперников из середины пелотона, стартовавших на SuperSoft и вынужденных рано останавливаться в первый раз. К тому же при сложившихся погодных условиях их шины Meduim еще и позволяли ехать быстрее.

Грожану, который остановился на 43-м круге, в итоге не удалось реализовать свое преимущество – новый комплект мягкой резины начал быстро гранулироваться, французу пришлось вскоре ехать на второй пит-стоп, и он выпал из зачетной десятки.

А вот Ди Реста смог продержаться до 56-го круга - до финиша оставалось всего ничего, лишь 14 кругов. Шотландец успешно провел гонку с одним пит-стопом и сохранил седьмую позицию.

Кими Райкконен также планировал останавливаться только один раз, только при этом, в отличие от Ди Ресты, он использовал SuperSoft на относительно коротком первом отрезке. У финна возникли проблемы с тормозами, не говоря их о том, что для Lotus сочетание гладкого асфальта и сверхмягких шин и без того являлось наиболее проигрышным. Кими был не очень быстр, да еще и застрял за Риккардо, который сам терял скорость из-за избыточной поворачиваемости. В итоге финн смог побороться разве что за пару очков с Фелипе Массой.

Тем временем в группе лидеров Уэббер, пропустив Алонсо, смог удержаться за ним и отправился на второй пит-стоп на 46-м круге, лелея надежду за счет этого вновь выйти вперед. В Ferrari обслужили своего пилота на следующем круге, Фернандо смог спокойно вернуться на трассу впереди Марка.

Хэмилтон, который все еще прилично опережал Ferrari, заехал в боксы еще кругом позже и вернулся на трассу в восьми секундах от ближайшего соперника. Еще через круг пит-стоп совершил лидирующий Себастьян Феттель, при этом он сохранил первое место в гонке – Льюис отставал на 18,5 секунд.
Шедший третьим Алонсо прекрасно использовал способность своей машины аккуратно работать с резиной и вскоре сократил до минимума отставание от Хэмилтона. Вновь по ходу отрезка красная машина становилась все быстрее, Уэббер же отставал все дальше.

На 52-м круге Феттель перестарался в первом повороте и оказался на траве. Ему понадобилось пару кругов, чтобы вновь войти в темп. Чуть раньше он проехал очень близко от стены в четвертом повороте. Было ясно, что немец атакует, не желая оставлять соперникам никаких шансов.

Росберг даже на своем одиноком пятом месте смог допустить ошибку на торможении? Заблокировать и повредить одну из шин состава Medium, из-за чего ему пришлось ехать в боксы в третий раз – благо, преимущество над Вернем было достаточно велико, и Нико не потерял позиций.

Ну а сам Жан-Эрик смог в полной мере смг воспользоваться неудачным выступлением пилотов более сильных команд: Lotus и McLaren. Машины из Энстоуна не хотели работать на слишком гладком асфальте, а парни Мартина Уитмарша страдал из-за кочек и отсутствия сцепления. Серхио Перес и Дженсон Баттон, проведшие два и один пит-стоп соответственно, располагались вне десятки и в итоге финишировали лишь 11-м и 12-м.

Алонсо пробился с шестого места на второе © LAT
Алонсо пробился с шестого места на второеФото: LAT

Алонсо смог подобраться к Хэмилтону на дистанцию атаки за 11 кругов до финиша. Льюис показывал характер и буквально кричал своей команде по радио о голубых флагах, как только впереди него показывались круговые. На протяжении четырех кругов ему удавалось сдерживать Фернандо, но делать это бесконечно он не мог.

Алонсо использовал DRS на стартовой прямой и прошел пилота Mercedes по внешней бровке в первом повороте. Льюис до конца пытался бороться, и в какой-то момент расстояние между его передним правым колесом и левым задним колесом Ferrari стало угрожающе малым.

Фернандо наконец-то выбрался на второе место, но до финиша оставалось семь кругов, а Феттель был в 20 секундах впереди. Игра была окончена. «Себастьян заслужил победу, –сказал испанец после того, как вслед за Red Bull проехал под клетчатым флагом. – Он показал отличную скорость и в субботу, и в воскресенье, и этот фактор стал решающим. У нас же не было поула на сухой трассе с 2010 года».

Феттель попытался было лишний раз показать всем свою скорость, на самом последнем круге показав лучшее время на первом и втором секторе. «Угомони его!» – потребовал Хорнер он гоночного инженера Себастьяна Гийома Роклена. «Сенна, Монако, 1988 год», – лаконично сказал тот по радио своему подопечному [напоминая о том, как уверенно лидировавший бразилец расколтил машину в погоне за секундами]. «Да, хорошо», – ответил Себ и продолжил атаковать, но затем на последнем секторе сбавил темп и оставил быстрейший круг в гонке Марку Уэбберу в утешение за четвертое место на финише.

Хэмилтону в силу различных причин – в том числе не связанных с машиной и командой – пришлось в этот уик-энд нелегко. Он остался не очень доволен третьим местом, но понимал, что просто не мог соперничать с Ferrari, так как у них было лучше сцепление в медленных поворотах, в том числе и в крайне важной «шпильке».

Льюис полимал, что так до сих пор и не смог найти правильный подход к тормозам, в Mercedes все еще не смогли предоставить ему настройки педали, которые столь же идеально подходили бы ему, как это было в McLaren. Там они с Дженсоном Баттоном могли эксклюзивно использовать суппорты Akebono. «Фернандо смог поймать меня именно на торможении, – пояснил британец, – мне все еще нужно прибавить в этом компоненте».

Вернь и ди Реста были в гораздо большей степени довольны своим шестым и седьмым местом. Выступление шотландца лишний раз доказывало, сколь ошибочно в большинстве команд подошли к тактике использования шин.

Райкконен на изношенной резине вынужден был уступить Массе, второй пилот Ferrari пробился на восьмое место за круг до финиша. Последнее очко за десятое место досталось Сутилю. Несмотря на разворот и ранний пит-стоп, он на 40 секунд опередил Боттаса, который стартовал третьим, а финишировал 14-м. Такова оказалась реальная скорость его машины, что красноречиво говорит, насколько фантастическую работу финн смог проделать в квалификации.

Эстебан Гутьеррес с трудом справлялся со своей Sauber и вынужден был совершить поздний пит-стоп за шесть кругов до финиша. Он выехал из боксов и с ходу бросился в бой, но заблокировал колеса на кочке в первом повороте и улетел в защитный барьер. Именно убирая с трассы машину мексиканца, и погиб волонтёр. И все вопросы относительно гонки неожиданно оказались не такими уж и важными.

Гран При Канады: Обзор гонки от Марка Хьюза
Гран При Канады: Обзор гонки от Марка Хьюза

  • Поделиться: