Микеле Альборето. Звезда Ferrari, променявшая жизнь на страсть

Найджел Робак
24 июня в 8:21
Фото: Virgilio Sport

Найджел Робак вспоминает гонщика, страстно и беззаветно любившего Формулу 1 – до такой степени, что не смог уйти из гонок тогда, когда это было нужно...

Если бы я был родом из 30-х годов двадцатого столетия, безусловно, моим героем стал бы Бернд Розмайер. Он был невероятно быстр за рулем очень ненадежных и опасных машин Auto Union и в одиночку сражался с могучими Mercedes. Причем делал он это со свойственным ему одному чувством юмора. Зрелищен на трассе, харизматичен вне – таким был Розмайер.

Погиб Бернд в январе 1938-го в попытке установить новый рекорд за рулем Auto Union на автобане между Франкфуртом и Дармштадтом. Он потерял управление на скорости за 430 км/ч.

Помню, когда в детстве я читал о жизни и смерти Розмайера, я буквально злился от того, что можно вот так бездарно распрощаться с жизнью – для меня было сущим абсурдом, что гонщик Гран При, добивавшийся успеха в невероятно сложном и опасном Нюрбургринге тех лет, может так запросто погибнуть на прямой с педалью газа, вжатой в пол.

В апреле 2001-го я испытал подобные чувства, когда узнал о гибели Микеле Альборето.

После долгой и успешной карьеры 44-летний Альборето завершил путь на немецком Лаузицринге – на его Audi R8 лопнула шина, в результате чего машину выбросило в отбойники. Это были всего лишь тесты прототипа на прямой в подготовке к Ле-Ману…

«Аэродинамика на ле-мановских скоростях – это как черная дыра, – говорил он мне. – У гонщика должно быть достаточно опыта. В Audi очень озабочены стабильностью своих машин на действительно высоких скоростях – посмотрите, что происходит с Mercedes!»

Этот разговор состоялся спустя какое-то время после марафона на кольце Сарт 1999 года, когда машины Mercedes одна за другой взмывали в воздух на прямых.

Через несколько дней после гибели Альборето сообщество Формулы 1 почтило его память в Барселоне. И хотя на тот момент итальянец уже несколько лет не выступал в Больших Призах, все помнили, как приятным парнем он был.

Микеле Альборето © autosport.com
Микеле АльборетоФото: autosport.com

«Если не считать людей, с которыми я непосредственно работал, я знал в Формуле 1 двух человек, которых считал исключительными во всех смыслах этого слова, – вспоминал чемпион мира 1982 года Кеке Росберг. – Первый из них – Элио [де Анджелис], а второй – Микеле. Когда я вернулся домой в тот день и включил телевизор, новость о его гибели словно вскрыла старые раны».

Риккардо Патрезе несколько раз пытался убедить Альборето завязать с гонками.

«У него была тысяча других увлечений в жизни, и ему не нужно было гоняться ради денег, – заметил итальянец. – Но Микеле просто не мог жить без гонок...»

«У Альборето была настоящая страсть к гонкам, – добавил Герхард Бергер. – Когда я присоединился к Ferrari в 1987-м, Микеле уже был суперзвездой. Став его напарником, я, конечно, не облегчил ему жизнь, но он всегда вел себя достойно. Он был настоящим итальянским джентльменом, и у нас никогда не возникало проблем. После того, как бы перестали быть партнерами по команде, мы остались добрыми друзьями.

Возможно, ему следовало чуть раньше завершить карьеру, но он не мыслил себя без гонок и погиб, занимаясь любимым делом».

Микеле Альборето и Герхард Бергер © autosport.com
Микеле Альборето и Герхард БергерФото: autosport.com

Для Альборето гонки действительно были каким-то наркотиком, и время от времени он был способен на настоящие подвиги.

Одним из таких подвигов итальянца стал Гран При Монако 1985 года. После 18 кругов лидерства Микеле промахнулся в Ste Devote, отдав первенство Алену Просту. Но уже через семь оборотов по трассе он настиг и обогнал француза на McLaren. К сожалению, позже у него начала спускать задняя шина, что потребовало остановки в боксах. Присоединившись к пелотону пятым, Микеле установил несколько лучших кругов подряд, финишировав в итоге вторым всего в семи секундах от Проста.

В том году, кстати, Альборето был единственным соперником Алена в борьбе за титул, и если бы не четыре схода в последних четырех гонках, неизвестно, что было бы в итоге. Надо признать, что Ferrari тогда значительно уступала McLaren, да и Микеле по чистой скорости не был ровней Просту, что скрывать. И в этом нет ничего постыдного.

После ухода из Ferrari в конце 1988 года стало очевидно, что его карьера пойдет на спад. Большинство гонщиков в подобной ситуации сразу завершили бы выступления или перешли в другую серию.

Но Микеле был не таким. Как и Клей Регаццони десятилетием раньше, он понимал, что гонки по-прежнему доставляют ему огромное наслаждение, и ему было все равно, что думают другие.

В свой последний сезон в Формуле 1 в 1994-м Альборето выступал за Minardi, и если кому-то кажется такое завершение карьеры в Больших Призах недостойным, это его проблемы.

Вместе с тем Микеле пробовал себя и в других гоночных сериях. К примеру, он принял участие в первом сезоне Indy Racing League, после чего получил приглашение от Audi. Перед итальянцем открылись новые гоночные горизонты…

Микеле Альборето © autosport.com
Микеле АльборетоФото: autosport.com

Однажды в Гудвуде Микеле пилотировал Auto Union и так увлекся перемещениями во времени, что даже надел старый комбинезон и полотняный шлем.

«Посмотрите на меня, – по-ребячески воскликнул он. – Я как Нуволари!»

Одной из причин, почему мне нравился Альборето, было то, что он очень уважал и ценил наследие автоспорта, что было не очень типично для гонщиков его поколения. Шутка ли – он досконально знал биографию Летающего мантуанца. Микеле сам выиграл пять Гран При, но при этом у него были свои герои. В молодости он был большим поклонником Ронни Петерсона и даже перенял у него раскраску шлема.

Также итальянец очень почитал Марио Андретти и считал его своей родственной душой – он тоже ездил на всем, что движется, и вышел на пенсию в возрасте за полтинник, причем с большой неохотой.

«Для меня лично Марио является олицетворением идеального гонщика – примером для всех нас, – сказал как-то Микеле. – Некоторые позиционируют себя так, мол, либо Формула 1, либо ничего. Но Марио был не таким, и я тоже. Я не ищу в гонках гламура и непременного успеха. Конечно, мне нравится побеждать, но моя страсть к гонкам простирается дальше – я гоняюсь ради удовольствия, а не ради денег».

Альборето с присущей ему улыбкой отвечал на мои вопросы о том, не стоит ли ему быть более осмотрительным и степенным в свои 40 с лишним: «Да я к женщинам уже испытываю меньше страсти, чем к машинам! Ну, старик, что возьмешь?»

Он ничего не мог с собой поделать, и он знал это.

«Я задумаюсь о завершении карьеры только тогда, когда утром, проснувшись, буду усилием воли заставлять себя собраться и поехать на автодром, или когда почувствую, что стал слабее, чем остальные парни в команде. В таком случае я не стану продолжать».

К сожалению или к счастью, но этот день так и не настал…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/9548/the-ferrari-star-who-died-for-his-passion

Микеле Альборето © autosport.com
Микеле АльборетоФото: autosport.com

  • Поделиться:
Комментарии для сайта Cackle