Идеальный второй номер. Как Михаэль Шумахер стал Баррикеллой...

Эндрю Бенсон
19 января в 10:22
Фото: mirror.co.uk

Претензии на титул в 1999 году Михаэль Шумахер оставил после перелома ноги, а, вернувшись в строй на Сепанге, сыграл идеального второго номера в команде, помогая Эдди Ирвайну побороться за трофей. Как это было?..

Два десятилетия назад Михаэль Шумахер, четвертый сезон выступающий за Ferrari, был всецело поглощен желанием прервать затянувшуюся безвыигрышную серию Скудерии и, наконец, привезти в Маранелло заветный трофей.

Авария в Канаде стоила немцу потери первого места в чемпионате, но самое страшное было впереди. Спустя две гонки Михаэль сломал правую ногу, вылетев в повороте Stowe в Сильверстоуне и окончательно распрощавшись с надеждами на титул.

Казалось, что теперь-то Мика Хаккинен спокойно доведет чемпионат до победы без особого сопротивления. Однако на деле вышло иначе. Напарник Шумахера по Ferrari Эдди Ирвайн воспринял травму партнера как призыв к действию и резко прибавил, попутно воспользовавшись неудачами McLaren.

К моменту возвращения Михаэля в строй на предпоследнем этапе в Малайзии (это была первая в истории Ф1 гонка на Сепанге) Хаккинен всего на два очка опережал в личном зачете Ирвайна.

Что было дальше? Давайте почитаем оригинальную заметку Эндрю Бенсона из британского журнала Autosport тех лет, так легче будет окунуться в ту эпоху…

Михаэль Шумахер © autosport.com
Михаэль ШумахерФото: autosport.com

Апелляционному суду еще предстоит решить, можно ли Мику Хаккинена короновать досрочно, но по итогам прошедшей гонки ни у кого не осталось сомнений относительно того, кто сегодня, в 1999 году, является лучшим гонщиком в мире.

Михаэль Шумахер провел весь уик-энд в потрясающем доминирующем стиле, показав реальным претендентам на титул, как здесь можно гоняться.

Он и его напарник по Ferrari Эдди Ирвайн могут быть дисквалифицированы по итогам гонки за несоответствие боковых дефлекторов на их F399 техническим нормам, но это не должно отвлекать нас от того, что мы видели – я о секундном превосходстве на круге немца над всеми своими соперниками.

Если бы у Михаэля были математические шансы на титул, он выиграл бы Гран При Малайзии в одну калитку, даже не заметив своих соперников.

Завоевав поул с превосходством почти в секунду, немец продемонстрировал еще большее доминирование в гонке. На старте заезда он оторвался от преследователей и первый круг завершил с перевесом в 1,798 секунды, а после второго был впереди уже на 3,167 секунды.

Но его задача в этот уик-энд была четко определена – помочь напарнику выиграть заезд и, по возможности, сдержать Хаккинена от претензий на второе место. И Шумахер всё сделал идеально – может, в какой-то степени даже цинично.

Гран При Малайзии-1999 © autosport.com
Гран При Малайзии-1999Фото: autosport.com

На третьем круге немец поднял ногу с педали газа, пропустив вперед Ирвайна, и всю оставшуюся часть дистанции играл идеального второго номера, прикрывая тылы борющегося за титул напарника.

Это была идеальная гонка со стороны Михаэля, и мы можем только догадываться, каких усилий ему – гонщику с ярко выраженными эгоистическими амбициями – стоило наступить на горло своей песне.

Три с половиной года он упорно работал, управляя машинами далеко не лучшего качества, чтобы попытаться вернуть трофей в Маранелло. Он хотел войти в историю как гонщик, прервавший беспобедную засуху Ferrari и принесший команде заветный титул в личном зачете впервые с 1979 года.

И теперь он вынужден поднимать ногу с педали акселератора, выстилая дорожку для своего напарника, не обладающего и толикой его таланта, к возможной победе в чемпионате.

«Я четко понимал свои функции, – сказал после гонки Шумахер с видом, говорившим больше, чем любые слова. – Когда команда сказала мне спасибо, я ответил: «Он три с половиной года делал это для меня – вполне естественно относиться к людям так, как я хотел бы, чтобы относились ко мне».

Эдди Ирвайн и Михаэль Шумахер © autosport.com
Эдди Ирвайн и Михаэль ШумахерФото: autosport.com

Я бы лично предпочел выиграть эту гонку, но в этом не было никакого смысла. Зачем подниматься на верхнюю ступень ценой победы команды в чемпионате? Мы бы выглядели очень глупо».

«Он удручен, – так охарактеризовал состояние Шумахера Ирвайн. – Он лучший в мире первый номер и лучший второй номер!

Ferrari бы не могла добиться такого прогресса без его участия. Чем отличается Михаэль от остальных, так это тем, что он всегда предлагает новый взгляд и новые теории. Он успокоил ситуацию в команде.

Что касается машины, то на входах в повороты передняя ось вела себя слишком резко. Я боялся, что в какой-то момент меня просто развернет. Так что я пытался ехать в комфортном и безопасном для себя темпе, а всю остальную тяжелую работу оставил Михаэлю».

Идея состояла в том, чтобы после пропуска вперед Ирвайна сдерживать позади обоих пилотов McLaren. Но Шумахеру это не удалось – он допустил ошибку.

Малайзия-1999 © autosport.com
Малайзия-1999Фото: autosport.com

На четвертом круге гонки во втором повороте Дэвид Култхард пошел в агрессивную атаку и прошел немца. Шотландец был настроен абсолютно решительно – в его задачи входило оказание максимального прессинга на лидирующего Эдди.

«Такое развитие сюжета не входило в наши планы, – признался Шумахер. – Я не ожидал, что Дэвид нырнет внутрь, он меня немного шокировал этим решением – возможно, сказалось долгое отсутствие практики. В момент обгона мы столкнулись, и моя машина получила повреждения, отразившиеся на ее поведении на остатке дистанции».

Култхард был намного быстрее Ирвайна, и обгон в борьбе за лидерство был лишь вопросом времени. Если бы он это сделал, гонка перевернулась бы.

Однако на 15-м круге машина Дэвида замерла – упало давление топлива.

«Какое разочарование, – прокомментировал руководитель McLaren Рон Деннис. – У нас ведь до этого момента не возникало никаких проблем с надежностью – на тестах всё было в полном порядке.

К тому же наш план сработал идеально – Дэвид должен был оказать максимальный прессинг на Эдди. Ирвайну было что терять, а Култхарду – нет, так что он мог довольно агрессивно вести борьбу за лидерство».

Шумахер в свою очередь сосредоточился на сдерживании за спиной главного конкурента своего напарника – Мики Хаккинена. Цель состояла в том, чтобы позволить Эдди сделать достаточный задел и вернуться на трассу после пит-стопов первым.

Малайзия-1999 © autosport.com
Малайзия-1999Фото: autosport.com

Финна не особенно беспокоила тактика соперников.

«На их месте мы, скорее всего, делали бы то же самое», – сказал он, противореча словам Рона Денниса.

При этом Хаккинен остался очень недоволен стилем пилотирования Михаэля – агрессивным и абсолютно непредсказуемым – и несколько раз поднимал руку, выражая свое негодование.

«Я был просто взбешен, – сказал Мика после гонки. – Это была самая жесткая гонка, в которой я участвовал.

Михаэль не поддерживал постоянную скорость в затяжных виражах. Мне приходилось быть начеку, потому что он мог запросто замедлиться в самом неожиданном месте.

Я накатывал на него, но атаковать было слишком рискованно. Он то разгонялся, то вдруг замедлялся, давил на газ в самых непредсказуемых местах трассы. Мне было непросто не въехать в него».

Сам Шумахер объяснил подобный причудливый стиль пилотирования повреждением переднего антикрыла, полученным в столкновении с Култхардом.

«У меня не хватало одного элемента крыла, – оправдывался немец. – Мне было очень трудно проходить затяжные повороты. Также я переживал из-за шин, потому что мы проводили очень длинный отрезок [на стратегии одного пит-стопа], и в конце стинта резина уже держала не так хорошо».

Ferrari © autosport.com
FerrariФото: autosport.com

В команде также пояснили, что Михаэль осторожно проезжал длинные виражи, потому что в них соперник не мог его обогнать, в то же время шины в таких поворотах испытывают максимальную нагрузку.

Однако стоит признать, что недостаток элемента крыла не так уж и сильно мешал Шумахеру. Ведь на 25-м и 26-м кругах в попытке создать необходимый отрыв перед своим пит-стопом он показал абсолютно лучшие времена уик-энда.

Когда Хаккинен заехал на пит-лейн на 27-м обороте по трассе, многие подумали, что он был на тактике одной остановки, но время пребывания в боксах отмело такую вероятность. В итоге в Ferrari точно знали, что финн посетит механиков еще раз.

McLaren критиковали за это решение, считая, что Хаккинен вполне мог провести гонку с одним пит-стопом. Так он мог удивить Ferrari и во второй раз выехать перед Ирвайном, пусть и за спиной Шумахера.

«Иногда полезно менять стратегию по ходу гонки, но мы придерживались своего плана», – многозначительно прокомментировал Мика.

«В этом не было ни малейшего смысла, поскольку Михаэль все равно продолжил бы его сдерживать, – заметил Деннис. – Да, мы рассматривали такой вариант, но когда посмотрели цифры, то отказались от него».

К тому же лишние секунды для заправки привели бы к тому, что Хаккинен выехал бы из боксов позади Джонни Херберта, проводившего за рулем Stewart великолепную гонку. А застрять за ним на жестких шинах и с полным баком было бы еще тем удовольствием.

Мика Хаккинен © autosport.com
Мика ХаккиненФото: autosport.com

К слову, Мика так и так оказался за Хербертом после второй остановки в боксах, но на тот момент шансы на победу уже были упущены.

Кроме того, критики McLaren также поставили под сомнение использование жестких шин на машине финна. По их мнению, Мика мог бы ехать на той же сверхмягкой резине, что и остальные. Это, вероятно, позволило бы ему квалифицироваться выше четвертого места и создать большие проблемы соперникам из Скудерии.

Глава мотористов команды Марио Иллиен тоже так считает, но при этом отмечает, что финну просто не удавалось поддерживать оптимальный баланс шасси на мягких шинах, из-за чего и было решено поставить ему жесткие.

За полтора круга до финиша Хаккинен воспользовался ошибкой Херберта в девятом повороте и вышел на третью строчку.

Финишную черту гонщики пересекли в таком порядке: Ирвайн, Шумахер, Хаккинен.

«Иногда месяцы, проведенные вне спорта, помогают, – прокомментировал после гонки технический директор Ferrari Росс Браун. – Ты возвращаешься посвежевшим. И Михаэль вернулся полным решимости. Он всегда этим отличался, но после паузы в него словно вдохнули новую жизнь».

Потрясающий гонщик.

Подиум Малайзии-1999 © autosport.com
Подиум Малайзии-1999Фото: autosport.com

Что было дальше?

Оба пилота Ferrari были дисквалифицированы по итогам гонки за несоответствие машины техническому регламенту в области дефлекторов. Позже команда подала апелляцию, в которой указала, что расхождения укладывались в нормированные 5 мм, и команде вернули занятые места.

Перед финалом на Сузуке Хаккинен на четыре очка отставал от Ирвайна, однако ирландец слабо провел тот уик-энд, квалифицировавшись лишь на пятом месте с отставанием в полторы секунды от напарника.

Мика опередил Михаэля на старте и улетел к победе и своему второму титулу, тогда как Эдди финишировал только третьим, упустив свой единственный шанс в жизни завоевать трофей в Больших Призах.

На следующий год Шумахер все же прервал беспобедную засуху Ferrari и поднял над головой заветный кубок в борьбе с тем же Хаккиненом, что открыло новую эру Формулы 1, прошедшую под знаком красных.

Гонка на Сузуке стала последней для Ирвайна в стане Ferrari – по окончании сезона от перешел в Jaguar, в которую преобразовалась Stewart, что стало не лучшим его решением в карьере.

Но это уже совсем другая история…

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/9620/schumacher-extraordinary-but-controversial-99-comeback

Мика Хаккинен © autosport.com
Мика ХаккиненФото: autosport.com

Комментарии для сайта Cackle