Гран При Италии: обзор гонки от Марка Хьюза

Марк Хьюз
17 сентября 2013 в 12:22

Нельзя сказать, что победа в Италии досталась Себастьяну Феттелю совсем уж легко – ему пришлось изрядно помучиться из-за проблем с коробкой передач. Марк Хьюз размышляет, почему же соперники не смогли воспользоваться моментом и навязать ему борьбу

На этом этапе самым важным было правильно выбрать момент: к примеру, момент переключения передач на машинах Red Bull, только из-за связанных с этим проблем в гонке, где безоговорочно доминировал Себастьян Феттель, появилась хоть какая-то интрига. А если рассматривать картину гоночного уик-энда в целом, важно было, в какой именно момент вы получите свою порцию неприятностей.

Mercedes столкнулась с проблемами по ходу тренировок и во время квалификации, из-за чего в гонке Нико Росберг и Льюис Хэмилтон застряли за более медленными машинами. А у Феттеля и Марка Уэббера неприятности начались уже после того, как они оба квалифицировались на первом ряду стартового поля – так что в гонке у пилотов RBR был определенный задел прочности.

Если бы в субботу Хэмилтон квалифицировался лучше, он вполне бы мог воспользоваться проблемами у Феттеля и побороться за лидерство. Но Льюис стартовал только 12-ым, а потом еще и был вынужден рано отправиться на первый пит-стоп из-за медленного прокола. В итоге ему пришлось дважды посещать боксы по ходу гонки для смены шин, а это тактика заведомо была медленнее варианта с одним пит-стопом, которую предпочли подавляющее большинство команд и пилотов. Так что после целой череды блестящих обгонов под конец гонки Хэмилтон финишировал лишь девятым.

Если бы из-за проблем с гидравликой Нико Росберг не пропустил всю третью тренировку (то есть не смог поработать над настройками машины с малым количеством топлива в баках), то он не столкнулся бы в квалификации с недостаточной поворачиваемостью, стартовал бы на несколько позиций выше, а значит, не застрял бы за своим тёзкой Нико Хюлькенбергом, который в эти выходные явно выжал из Sauber все, что только было можно – и даже немного сверх того.

Ну а сам Хюлькенберг не мог выбрать лучшего момента, чтобы показать столь впечатляющий результат и в квалификации, и в гонке – ведь именно в дни Гран При Италии Ferrari и Lotus ставили последние точки над i в вопросе состава на будущие сезон.

Отношения между Ferrari и Алонсо весь уик-энд оставались в центре внимания © LAT
Отношения между Ferrari и Алонсо весь уик-энд оставались в центре вниманияФото: LAT

Что касается Фернандо Алонсо, то он не очень удачно выбрал момент для язвительной критики в адрес своей команды в радиообмене – гордый и властный Лука ди Монтеземелло явно не был доволен неуважительным поведением своего подопечного, и едва ли простил бы подобное на домашнем автодроме на глазах у тиффози.

Однако испанец смог финишировать вторым, не так уж сильно отстав от Феттеля и сдержав атаки второго пилота Red Bull Racing Марка Уэббера – и тем самым минимизировал нанесенный моральный ущерб.
Но все могло сложиться даже лучше. Недоверие и напряжение между Фернандо и командой, которое лишь усилилось из-за неудачно выбранного момента для квалификационной попытки, привело к тому, что испанец засомневался, правильно ли команда рассчитала круг для пит-стопа.

Ему не стоило этого делать. В итоге из-за более поздней остановки отставание от Феттеля выросло с 5,3 секунд до 10,3. Именно этот комфортный отрыв позволил Себастьяну снизить темп, когда начались проблемы с переключением передач.

Настройки стартовой системы на машинах Ferrari оказались лучше, чем у Red Bull. Это сыграло важную роль, когда погасли огни светофора и Феттель потерял на старте несколько мгновений. Фелипе же Масса мгновенно рванул со второго ряда, благодаря чему уже в первой «эске» Rettifilo оказался бок о бок с Red Bull.

Уэббер в этот раз тоже стартовал лучше Феттеля – и начал подбираться к напарнику по внутренней стороне стартовой прямой. «Я не видел, где Марк, – объяснял потом Себастьян, – и просто пытался тормозить как можно позже, но все же оставить ему при этом достаточно места».

Во всем чемпионате нет другого столь жесткого торможения перед первым поворотом – прижимной силы совсем мало, а топливо в начале гонки, понятное дело, заправлено под завязку. Еще до того, как Феттель начал поворачивать, правое переднее колесо его RB9 заблокировалось. Немец слегка ослабил давление на педаль, колесо начало вращаться на входе в поворот – но вновь заблокировалось в тот момент, когда гонщик попытался выйти на апекс.

Себ все-таки сохранил лидерство, но резину повредил довольно прилично. Масса, бросив машину наперерез Уэбберу, смог выйти на второе место. Их преследовал Хюлькенберг, которого вскоре прошел Алонсо, за ними по трассе шли Росберг, Даниэль Риккардо на Toro Rosso, а затем и все остальные.

В глубине пелотона Серхио Перес сместился поперек трассы прямо перед споро стартовавшим Кими Райкконеном на Lotus. Финн оттормаживался как мог, но все-таки въехал в зад McLaren, отправив мексиканца по прямой в зону безопасности и сломав при этом переднее крыло на своей машине.

После столкновения Райкконена с Пересом в воздух взмыли обломки © LAT
После столкновения Райкконена с Пересом в воздух взмыли обломкиФото: LAT

Проехав первый круг, Кими был вынужден отправиться в боксы для замены носового обтекателя. На трассу он вернулся самым последним, получив заодно новый комплект более мягкой типа резины взамен шин Hard, на которых стартовал.

Жесткий состав на стартовый отрезок решились выбрать еще два пилота – Хэмилтон и Эстебан Гутьеррес из Sauber. В прошлом году такие шины были быстрее, но в этот раз получилось наоборот. В Pirelli не стали, как в 2012-м, привозить в Спа и Монцу специальные «облегченные» модели PZero, а температура дорожного полотна оказалась относительно низкой – 29 °С – перед самым стартом дождь порядком охладил асфальт. Так что Hard приходилось долго прогревать, в то время как с более мягким составом такой проблемы не возникало.

Но из-за происшествия на первом круге Райкконену пришлось перейти на тактику с двумя пит-стопами. Никакие шины в этот день не продержались бы 52 круга. В Монце команды всегда стремились ограничиться всего одним визитом в боксы, а в этом году из-за снижения скорости на пит-лейне этот вариант стал еще более предпочтительным. Темпы износа резины оставались невысокими, а из-за длинного пути через боксы где только проезд вдоль гаражей гарантировано отнимал порядка 25 секунд.

Хэмилтону тоже пришлось проскакать по «лежачим полицейским» внутри первой шиканы, чтобы избежать последствий происшествия между Кими и Пересом. Предположительно, именно там, наехав на чей-то обломок, он и заработал медленный прокол правого переднего колеса, из-за которого также был вынужден перейти на невыгодную с точки зрения тактику схему с двумя пит-стопами.

Ну а события первого круга на этом вовсе не были исчерпаны. После того, как весь пелетон промчался газ в пол через Curve Grande – деревья Королевского парка Монцы в последний раз слышали рев моторов V8 – на торможении перед Roggia сразу несколько машин оказались слишком близко друг к другу. Пол ди Реста просчитался и влетел в Lotus Ромена Грожана настолько сильно, что подвеска переднего левого колеса на машине шотландца не выдержала нагрузки. Пилот Force India выбыл из борьбы. Вот что значит неверно выбранный момент.

А пелотон помчался дальше: двойной правый Лесмо, разгон в тени дубов под бэнкингом старой трассы, быстрая связка левый-правый-левый, носящая имя Альберто Аскари, торможение до четвертой перед узким входом в Параболику, а затем быстро на три передачи вверх вдоль боксов – Феттель оторвался от Массы уже на секунду и отнюдь не уступал Ferrari в скорости на прямых.

В пятницу в Red Bull Racing использовали «короткую» седьмую передачу, но затем коробку перенастроили, чтобы сделать её «длиннее» – и вроде бы именно из-за этого позже возникли проблемы в электронике при переключении пятой/шестой/седьмой, но после квалификации проблему вроде как устранили на обеих машинах.

«Да, это заставило нас поволноваться, – признавал потом глава команды Кристиан Хорнер, – прежде всего потому, что нам не удалось понять причину проблемы». Но пока с коробкой передач все было нормально, а проблемы Феттеля были связаны с жесткой вибрацией, возникшей после того, как он повредил резину. Приходилось пристально следить за состоянием шины – но, несмотря на это, Себ отрывался от Массы.

Борьба Алонсо и Уэббера получилась короткой и острой, но при этом корректной © LAT
Борьба Алонсо и Уэббера получилась короткой и острой, но при этом корректнойФото: LAT

Ну а Алонсо в этот момент пошел в атаку. «Ему просто удалось быстрее меня войти в ритм», – прокомментировал обгон Уэббер. Фернандо попробовал провести обгон в первой «эске» третьего круга, и хотя не смог выйти вперед, все же заставил Марка сместиться с оптимальной траектории. Испанец лучше вошел в следующий поворот, сместился правее и первым вышел из Curve Grande.

Как всегда, если эти двое сошлись в сражении, то их борьба получилась очень плотной. Марк попробовал вернуть позицию перед Roggia, но Фернандо не собирался пропускать его. Они вошли в поворот бок о бок, но у Ferrari была более выигрышная внутренняя траектория во второй части шиканы. «Шах и мат, – сказал Уэббер, – в какой-то момент стоит уступить, чтобы потом продолжить борьбу». И все же Марк немного повредил правую часть своего переднего антикрыла о машину Алонсо.

«Так можно бороться только с опытными и уважающими соперников пилотами, – отметил Фернандо, – иначе стоит воздержаться от подобных маневров».

Итак, гонщики Ferrari занимали вторую и третью позицию – и, с точки зрения чемпионата, располагались на трассе неправильно, так что смена позиций была лишь вопросом времени: на восьмом круге в Rettifilo Масса выпустил напарника вперед. В боксах команды из Маранелло витал оптимистичный настрой. Они слышали из радиообмена, что передняя правая шина у Феттеля «выглядит не очень хорошо».

Были опасения, что Себастьяну придется пойти на два пит-стопа (из-за чего он потерял бы минимум десять секунд относительно тех, кто заезжал бы в боксы один раз): чтобы при этом сохранить позицию, чемпиону нужно было дотянуть на испорченной резине хотя бы до 20-го круга.

И Феттель берег резину, но при этом все равно отъезжал от Алонсо на полсекунды с круга. Масса и Уэббер шли очень близко, но все же отставали от Фернандо, хотя уверенно опережали Хюлькенберга и Росберга: гонщик Mercedes никак не мог обойти своего тезку – тот безукоризненно пилотировал Sauber.

Оба Нико при этом уезжали от Риккардо, который всеми силами пытался продлить жизнь задней резины на своей Toro Rosso с практически параллельным земле задним крылом, из-за чего Перес, явно имевший возможность ехать быстрее, терял время позади молодого австралийца. А вот второму пилоту STR Жану-Эрику Верню пришлось сойти на 14-м круге из-за поломки трансмиссии.

Благодаря этому Дженсон Баттон оказался сразу следом за своим напарником. К этому моменту он прошел Хэмилтона, который еще не заезжал на пит-стоп, но уже испытывал сложности с жесткой резиной. У Льюиса вдобавок не работало радио, потому он попросту не знал о проколе, который инженеры видели на телеметрии. Команде пришлось несколько раз посылать визуальные сигналы, прежде чем пилот отреагировал на сообщение и свернул в боксы.

На трассу он вернулся в последних рядах, недалеко от Райкконена, так что вскоре пилоты начали на пару проходить оказавшихся впереди более медленных соперников. В этот момент они были быстрейшими на трассе. Если бы только им удалось лучше квалифицироваться…

Кими и Льюис параллельно прорывались из задних рядов © LAT
Кими и Льюис параллельно прорывались из задних рядовФото: LAT

«Это очень печально, – сказал гоночный директор Lotus Алан Пермейн. – В квалификации скорость исчезла каким-то мистическим образом. В пятницу мы были быстры, в воскресенье мы были быстры. В принципе, после пит-стопа тем Кими был лучше, чем у Алонсо, и лишь немного уступал Феттелю».

В итоге Райкконену, как и Хэмилтону, пришлось отыгрывать позиции, затем вновь потерять их из-за второго пит-стопа – и начинать все сначала.

К 20-му кругу между Баттоном (на чьей машине незадолго до старта пришлось сменить два топливных насоса, расположенных баке) и его напарником, шедшим восьмым, оставалось около двух секунд. На следующем круге англичанин отправился в боксы, где получил свежий комплект жестких шин. Перес поехал на пит-стоп кругом позже и, возможно, смог бы вернуться на трассу впереди Дженсона, если бы не заминка с правым передним колесом, которая стоила ему как раз около двух секунд. На том же круге механиков посетил и Риккардо – он вернулся в гонку, по-прежнему опережая пару пилотов McLaren.

После остановки Баттона появилось прекрасное окно для пит-стопа Феттеля, который превосходно сберег испорченную правую переднюю шину и в то же время смог создать, а затем и поддерживать, достаточный отрыв от Алонсо. Немец остановился на 23-м круге, а 11-ю секундами позже у боксов Red Bull Racing притормозил и Марк Уэббер – механики команды провели отличную работу, обслужив своих ребят соответственно за 2,6 и 2,7 секунды. Благодаря этому Себастьян смог вернуться на трассу на новой резине, оказавшись на оперативном просторе, а Марк обошел Фелипе Массу.

Двойной пит-стоп Red Bull Racing застал Ferrari врасплох. Все, что они могли сделать – на следующем же круге сменить шины Массе, но Уэбберу удалось на свежем комплекте сразу же взять хороший темп, так что, вернувшись на трассу, Фелипе уже отставал от австралийца на пару секунд.

Алонсо же еще только предстояло останавливаться. Теперь он возглавлял гонку. Команда была готова к пит-стопу, но испанец засомневался, стоит ли останавливаться именно в этот момент. Он прекрасно помнил, как пару лет назад свернул в боксы, когда показывал лучшие времена на секторах – продержись он тогда еще на пару кругов, и поднялся бы на вершину пьедестала, а так удалось финишировал лишь третьим.

Поэтому Фернандо спросил по-итальянски, почему он должен был ехать на пит-стоп, когда демонстрирует на секторах лучшие для себя результаты. Вдобавок, в Ferrari не были уверены, как машина поведет себя на сликах Hard: чтобы прогреть их, нужно какое-то время.

Несмотря на то, что его потенциальный соперник Уэббер ехал в тот момент очень быстро, Алонсо решился остаться на трассе еще на три круга. Но уже после второго стало ясно, что свежая жесткая резина позволяет не только гонщикам Red Bull, но даже Фелипе Массе ехать гораздо быстрее, чем изношенный Medium Фернандо.

Он остановился на 27-м круге, но заминка с принятием решения стоила потери пяти секунд относительно Феттеля. Алонсо едва успел вернуться в гонку, хотя бы не пропустив Уэббера.

Феттель смог немного перевести дух во главе гонки © LAT
Феттель смог немного перевести дух во главе гонкиФото: LAT

Теперь Себастьян опережал лидера Ferrari на десять секунд, а Уэббер и Масса вплотную преследовали испанца. За ними был Кими с отличной от соперников стратегией. Он остановился во второй раз на 30-м круге и продолжил гонку лишь 14-м. Впрочем, многие из соперников, оказавшихся впереди, уступали ему в скорости.

Еще одним пилотом, которому нужно было останавливаться дважды, был Хэмилтон. Росберг без борьбы выпустил напарника на шестую позицию – позади удивительного Хюлькенберга, который так и не допустил ни одной помарки под атаками немца из Mercedes.

После двух неудачных попыток обогнать Sauber в конце зон DRS, Льюис все же смог оставить Нико позади в Curve Grande, предварительно вынудив его сместиться с оптимальной траектории в Rettifilo. Хюлькенберг понимал, что Хэмилтону предстоит еще один пит-стоп, и он отдает позицию не насовсем, так что пилот Sauber сосредоточился на том, чтобы поддерживать дистанцию, отделявшую его от принципиального соперника, то есть Росберга.

За ними столь же безупречно продолжал выполнять свою работу Риккардо. Он был вынужден беречь резину из-за настроек антикрыла, так что Баттон и Перес застряли за Toro Rosso, чем были весьма расстроены. К ним смог подобраться Грожан, и на 38-м круге француз пронырнул перед Пересом на входе в первую эску.

Тогда же пришлось вновь останавливаться Хэмилтону, который было вышел на пятую позицию. Вернулся он 13-мм, в трех секундах позади Райкконена. Они вновь быстро догнали шедшие впереди медленные машины, на 42-м круге в первой связке Кими весьма отважно прошел Эстебана Гутьерреса.

Через пару кругов он опередил Адриана Сутиля на Force India. Хэмилтон также прошел мексиканского дебютанта сезона, а кругом позже и немецкого гонщика. На новом комплекте резины темп у Льюиса был значительно выше, чем у Райкконена, и расстояние между пилотами сокращалось, при этом оба настигали дуэт McLaren. Грожан уже обогнал Баттона и вышел на восьмое место, но тотчас наткнулся на непреодолимую преграду в лице Риккардо, по-прежнему уверенно разыгрывающего свой главный козырь: высокую скорость на прямых.

И вот тут-то началось самое интересное: у Red Bull Racing возникли технические неполадки. Проблемы с трансмиссией проявились вновь, пусть и в несколько ином виде. На машине Уэббера упал уровень масла в коробке передач, а это было тревожным симптомом для обоих пилотов чемпионской команды. Феттель жаловался, что как-то не так происходит понижение передач, и его инженер подтвердил, что последовательность операций при переключении с использованием подрулевого «лепестка» нарушена.

Себа попросили побыстрее переходить с пятой на шестую, а Уэббера – со второй на третью. На обеих машинах Red Bull начали мигать красные сигнальные фонари, которые обычно включаются в дождь и не только служат для повышения безопасности в условиях плохой видимости, но и косвенно сигнализируют о более плавном переключение передач, используемом на мокрой трассе. Так в команде пытались сберечь коробки.

Хитрый Алонсо сразу сообразил, что значат эти огни на машине Феттеля, и начал жаловаться по радио, что свет красного фонаря ему мешает. Однако директор гонки лишь в изумлении покачал головой, услышав такие жалобы. Услышав об этом на пресс-конференции, Себ был очень удивлен: «Что-что? Ты жаловался на красный свет?»

«Ну да, – ответил Алонсо, – он немного отвлекал. Фонарь очень яркий, когда нет дождя».

Алонсо, Феттель и Уэббер на подиуме © LAT
Алонсо, Феттель и Уэббер на подиумеФото: LAT

«Да ты что, в комнате, где мы сейчас, свет и то ярче», – недоумевал Феттель.

«Ну да, – не без иронии в голосе ответил Алонсо, – Себастьян просто не привык, что впереди него кто-то есть, потому и не знает, как себя чувствуешь, когда прямо перед глазами постоянно мерцает красный огонь.

Иногда ведь можно просто случайно задеть кнопку, и он включается. Поэтому я спрашивал, нет ли [у Феттеля] возможности выключить его. В итоге этот тфонарь непрерывно светил мне прямо в глаза».

«Ну, я хотя бы старался уехать от тебя подальше, чтобы не мешать так сильно», – парировал чемпион. Момент для шутки тоже был выбран идеально.

На самом деле Алонсо, ясное дело, хотел вынудить соперников вернуться к более жестким настройкам трансмиссии. Отличная иллюстрация его завидного упорства.

«У меня был десятисекундный отрыв, который оставлял мне свободу для маневров, – рассказал Феттель, – так что все было не настолько серьезно, как могло показаться со стороны».

Уэбберу же пришлось отказаться от атак на Алонсо. А Хэмилтон в это время пытался пройти Райкконена. На 48-м круге – всего за пять кругов до финиша – он не смог обогнать финна на стартовой прямой, но кругом позже все же добился своего в Curve Grande.

Следующей добычей Льюиса стал Перес – его британец обогнал в Rettifilo. Еще через круг же он оставил позади Баттона, в то время как Райкконен тоже обогнал Серхио Переса. Правда, потом в Roggia Кими пришлось обороняться от контратаки мексиканца. Все это было очень захватывающе, но боролись они лишь за 11-ю позицию.

На последнем круге Хэмилтон предпринял отчаянную атаку на Грожана в первом повороте, но заблокировал колеса и вынужден был срезать. На какое-то время он вышел вперед, но должен был вернуть позицию. Так что идущий перед этой парой Риккардо мог вздохнуть спокойно. Первый Гран При в статусе будущего пилота Red Bull Racing он провел на отлично, не пропустив на трассе никого, в том числе и Грожана.

ГП Италии: обзор гонки от Марка Хьюза
ГП Италии: обзор гонки от Марка Хьюза

  • Поделиться: