Ни грамма CO2. Сможет ли LMPH2G изменить автомобильную промышленность?

24 июня в 12:24
Фото: www.lemans.org

«24 часа Ле-Мана» производители часто используют для проверки жизнеспособности новых технологий. Здесь опробовали противотуманные фары в 1926-м, дисковые тормоза – в 1953-м, турбированный двигатель в 1974 году, гибридную силовую установку – в 1998-м, а совсем недавно – лазерную оптику. Все это сейчас уже так привычно для гражданских машин, поэтому никто и не догадывается, что когда-то эти новинки испытывали во время знаменитой суточной гонки.

В 2019 году за несколько минут до старта марафона круг по кольцу Сарт проехал водородный прототип LMPH2G, который создали швейцарская компания GreenGT совместно с организатором чемпионата мира по гонкам на выносливость – АСО.

LMPH2G – это переработанное шасси ADESS категории LMP3. Место, которое ранее занимал мотор V8, теперь отдано под электропривод с пиковой мощностью до 985 л.с.. Электричество поступает из водородных топливных элементов. Заявленный разгон до сотни составляет 3,4 секунды, и это уже далеко не гольф-кар. Таких показателей позволяет добиться система рекуперации, которая отдает дополнительную энергию, накопленную при торможении. В обычном режиме моторы выдают только 650 лошадок.

LMPH2G в Спа. Сентябрь. 2018 год © www.lemans.org
LMPH2G в Спа. Сентябрь. 2018 годФото: www.lemans.org

«Это хорошая альтернатива электромоторам, которые люди просто не слышат, – ответил на вопрос о новом прототипе Матевос Исаакян в Ле-Мане. – У этой машины звук просто нереальный, громче V12. Он странный, ни на что не похожий, но он крутой. Та же мощность, только без визга резины и звука игрушечной машинки. На презентации рассказывали, что он даже экологичнее электромоторов, которые надо заряжать с помощью не совсем экологичных технологий».

Создатели утверждают, что LMPH2G вообще не загрязняет окружающую среду, а воду, которая получается в результате химической реакции водорода и атмосферного кислорода, можно пить, что и было продемонстрировано.

В планах ACO в 2024 году создать новый класс для таких водородных прототипов, которые будут участвовать в гонках на выносливость. И пусть эта идея кому-то покажется оторванной от реальности, но ведь прошло не так много времени после исторической победы инновационного гибридного автомобиля от Audi (2012) в «24 часа в Ле-Мана». Так что у LMPH2G есть все шансы стать примером для производителей, использующих альтернативные трансмиссии.

Toyota Mirai © Toyota
Toyota MiraiФото: Toyota

А таких немало. Еще в 2014 году на автосалоне в Лос-Анджелесе был показан Golf, оснащенный силовой установкой на водородных топливных ячейках. Еще раньше в 2013 году Toyota представила модель Mirai, и это был не концепт-кар, а готовая к серийному производству машина, которая сейчас продается в Японии. В марте 2018 года Hyundai вывела на домашний рынок "зеленый" Nexo .

В 2016 году компания Pininfarina выпустила гоночный автомобиль H2 Speed с водородными топливными элементами. Также в 2017 году 39 крупных компаний, в том числе Audi (Volkswagen AG), BMW, Honda, Toyota, Daimler, GM, Hyundai, создали Водородный совет (Hydrogen Council), целью которого является исследование и разработка Н-технологий и их последующее внедрение в нашу жизнь.

H2 Speed © Pininfarina
H2 SpeedФото: Pininfarina

Водородным автомобилям не нужны аккумуляторы и розетки. Самый легкий на свете и экологически чистый газ превращается в электрический ток, выдавая на «выхлопе» водяной пар. Но, конечно, пока не все так просто из-за высокой стоимости водорода. Заправок очень мало, так как этот газ трудно хранить и он взрывоопасен. Но все же водород считается наиболее перспективным видом альтернативного топлива.

Не стоит забывать и о том, что Германия приняла резолюцию о запрете производства автомобилей с ДВС с 2030 года, а Франция и Великобритания обещают отказаться от углеводородного топлива до 2040 года. Норвегия — до 2025 года, как и некоторые столицы мира, такие как Париж и Мадрид.

Поэтому, представив LMPH2G и задумывая целый класс для таких машин, ACO решает, возможно, самую амбициозную задачу в своей почти 100-летней истории, которая может коренным образом изменить автомобильную промышленность.