Сергей Сироткин о роли в Renault, шансах в «Ле-Мане» и доминировании Mercedes

16 мая в 15:37
Фото: Renault

Участник программы SMP Racing Сергей Сироткин в эксклюзивном интервью AUTOSPORT.com.ru рассказал о своей главной задаче в Renault, шансах в «Ле-Мане», старте сезона Формулы 1, а также подробно объяснил корень проблем Williams.

Недавно вы вновь сели за руль машины Формулы 1, как ощущения?
Сергей Сироткин: За руль машины Формулы 1 всегда приятно вернуться, пусть даже не в рамках гоночного мероприятия. И не важно, какой эпохи эта техника. К тому же я пилотировал машину, на которой провел много тестов в 2016-м и 2017-м. Было вдвойне приятно вспомнить то время и те моменты, благодаря которым я в дальнейшем стал боевым гонщиком.

В последние два-три года у вас был прямо сумасшедший график. В этом году график легче?
Сергей Сироткин: Нет. Зимний перерыв, конечно, получился чуть длиннее, чем обычно. Но могу сказать, что за последний месяц я три раза пролетал через Москву и за пределы аэропорта ни разу не вышел. Ближайшие дни я проведу дома, а потом опять улечу. Месяц меня не будет дома.

Сергей Сироткин © @corsaonline
Сергей СироткинФото: @corsaonline

Основная занятость сейчас связана с программой в WEC?
Сергей Сироткин: Всё в сумме. У меня две программы – Renault в Формуле 1 и WEC. Поскольку программа с Renault не гоночная, приходится уделять много внимания и времени мероприятиям, которые к пилотированию машины не относятся. Но моё присутствие там необходимо. Так что график трудный. И, конечно, когда, много путешествуя, ты знаешь, что сядешь за руль, это переносится гораздо легче, чем когда путешествуешь столько же, но не пилотируешь.

Расскажите о ваших программах в Renault и WEC…
Сергей Сироткин: Работа резервным пилотом в Renault, само собой, подразумевает готовность в случае необходимости заменить одного из боевых гонщиков. Но главное, зачем я нахожусь в Renault и что требует от меня команда – тесты низкопрофильных шин для 2021 года, о чём было недавно объявлено официально. Тесты начнутся в конце сентября-октябре, когда будет готова машина. Это и есть моя главная задача при работе с Renault.

Что касается WEC, то сразу после Гран При Монако Формулы 1 я приступлю к подготовке к тестам перед «24 часами Ле-Мана», потом отправлюсь во Францию в тренировочный лагерь SMP Racing между тестами и гонкой. А затем состоится непосредственно сам суточный марафон.

Как оценивает свои перспективы в «24 часах Ле-Мана»?
Сергей Сироткин: Учитывая потенциал BR1, у нас хорошие шансы. От тестов к тестам, от гонки к гонке машина становится всё конкурентоспособнее. Думаю, что мы будем ближе к Toyota, чем по ходу всего сезона. «Ле-Ман» – длинная гонка, много всего может произойти. Должно быть интересно.

Правда, что машина SMP Racing заточена главным образом под «Ле-Ман» в ущерб другим гонкам?
Сергей Сироткин: Нет, у нас два абсолютно разных аэродинамических обвеса – один под «Ле-Ман», другой – под все остальные гонки. С лемановским обвесом я ни разу не ездил. Насколько слышал от моих коллег, с ним машина работает чуть лучше. Опять же, сам я не ездил, поэтому трудно утверждать.

Сергей Сироткин в кокпите BR Engineering BR1 © @sirotkin_sergey
Сергей Сироткин в кокпите BR Engineering BR1Фото: @sirotkin_sergey

В чем основные отличия работы шин в Формуле 1 и WEC?
Сергей Сироткин: Шины Pirelli в Формуле 1 крайне чувствительны и требовательны к пилоту и настройкам машины. Рабочий диапазон у них гораздо более узкий. Поэтому пилотам и командам приходится уделять большое внимание шинам, чтобы попадать в пиковые показатели. На длинной дистанции нужно правильно работать с шинами, чтобы не перегревать их и использовать весь их потенциал. В WEC таких моментов нет: шины работают гораздо стабильнее, не приходится ловить какие-то градусы. По сравнению с Формулой 1 работать с шинами в WEC гораздо легче – это небо и земля.

Сергей Сироткин: В Renault ощущается напряжение

Как прокомментируете старт сезона Формулы 1?
Сергей Сироткин: Во время зимних тестов Ferrari была быстрее по времени на круге, да и визуально их машина выглядела очень хорошо, в то время как у Mercedes были проблемы с темпом, с балансом, а также с работой резины в разных погодных условиях. Но в очередной раз мы убедились, что эта команда смогла оперативнее всех собрать всю информацию, тщательно её проанализировать и внести правильные и своевременные коррективы в работу всех систем. И что не менее важно – адаптировать это все под трассы, на которых проходят не тесты, а первые этапы сезона. В то же время как Скудерия, имея потенциально более быструю машину, пока не может добиваться максимальных результатов.

Что, на ваш взгляд, сейчас происходит в Williams?
Сергей Сироткин: Здесь нужно понимать один момент. Williams – это команда, которая всегда строила консервативные машины в плане баланса прижимной силы и сопротивления. Когда в том году мы решили пойти агрессивным путем, чтобы попытаться добиться чего-то большего, мы копнули чуть глубже и наткнулись на эти пресловутые фундаментальные проблемы, касающиеся корреляции всех расчетов машины. Большинство наших прошлогодних обновлений были направлены не на то, чтобы улучшить свойства машины, а на то, чтобы понять, где же нарушена взаимосвязь расчетов и как это исправить. Этот год – продолжение работы, начатой в прошлом году. Но даже если решить все эти проблемы, затем надо построить быструю машину, опираясь на новые данные. Я думаю, до этого в команде еще не дошли. Но, к сожалению, это было ожидаемо.

Сергей Сироткин на командном мостике Renault @sirotkin_sergey
Сергей Сироткин на командном мостике Renault @sirotkin_sergey

  • Поделиться: