Как Валттери Боттас доказал, что он никакой не второй номер

Бен Андерсон
1 мая 2017 в 15:20

Через две недели после Гран При Бахрейна, где Mercedes пришлось давать командные приказы Валттери Боттасу, финн уверенно выиграл российский этап, в котором, как казалось, у команды было не так много шансов. Как это было? Анализирует Бен Андерсон...

Нет лучшего способа доказать, что ты не второй номер в команде, подносящий оружие трехкратному чемпиону мира, чем уверенно обыграть всех конкурентов, завоевать свою первую победу в карьере пилота Формулы 1 и попутно оставить не у дел хваленого и титулованного напарника.

На старте сезона-2017 развернулась напряженная борьба между командами Ferrari и Mercedes, однозначными флагманами которых являются Себастьян Феттель и Льюис Хэмилтон соответственно, на двоих у которых ни много ни мало семь чемпионских титулов. В то же время дебютанту коллектива из Брэкли Валттери Боттасу никак было не укрыться от назойливых вопросов журналистов о том, что он намерен делать, чтобы помочь прославленному напарнику завоевать свой четвертый титул в карьере.

Но сам финский гонщик сразу дал понять, что он пришел в "Серебряные стрелы" не за этим. Он действительно считает, что способен сражаться на равных с лучшими из лучших и побеждать их. Он пришел в Mercedes не для того, чтобы подносить патроны Хэмилтону, а для того, чтобы стрелять самому. И не сигареты, и не в молоко…

Но уверенность в себе – это одно, а воплощение в жизнь – совсем другое. И на Гран При России Валттери, наконец, показал всем, что он способен на это.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Понять и простить Боттаса за его сомнения в преддверии этапа в Сочи несложно. Да, в Бахрейне финн завоевал свой первый поул в карьере пилота Ф1, но гонка обернулась для него сплошным кошмаром – скорости у финна не было, и он вынужден был дважды пропускать вперед своего более именитого напарника.

Трасса в Бахрейне вновь стала ареной боевых действий между Феттелем и Хэмилтоном, а Валттери финишировал лишь третьим с 20-секундным отставанием.

При этом у команды не нашлось никаких технических обоснований такого провала финского гонщика, кроме признания того, что машина Mercedes плохо работает с шинами Supersoft. Но Боттас испытывал проблемы по сравнению с Льюисом и на шинах Soft, и ему никак не удавалось укротить заднюю часть своего шасси.

В Китае и Бахрейне Хэмилтон выставил своего молодого напарника едва ли не любителем, и это в довесок к тому, что сам Боттас признал, что в Шанхае допустил детскую ошибку, когда, пытаясь прогреть резину, потерял контроль над машиной и развернулся. Этот инцидент также стоил ему высокого результата в гонке. Вместо того, чтобы побороться за подиум, Валттери финишировал на далеком шестом месте позади обоих пилотов Red Bull Racing.

До гонки в Сочи финн временами демонстрировал свой потенциал, но едва ли достаточный для того, чтобы поверить, что замена ушедшему из спорта Нико Росбергу оказалась равноценной…

© autosport.com
Фото: autosport.com

В России же Боттас ответил всем своим критикам на вопрос о том, зачем он пришел в команду. И, что более важно, он блеснул на этапе, где у Mercedes с самого начала не все ладилось с темпом.

Проблемы чемпионской дружины с задними шинами, позволившие соперникам из Ferrari выиграть две из трех гонок на старте сезона, были нивелированы чрезвычайно гладким дорожным полотном Сочи Автодрома, что в значительной степени снизило термальную деградацию покрышек.

Одновременно это снизило вероятность применения тактических ухищрений в гонке и повысило шансы Mercedes на преобразование своего традиционного в этом сезоне квалификационного преимущества в воскресный триумф.

Но проблема оказалась в том, что в России от квалификационного темпа Mercedes не осталось и следа – пилотам команды на протяжении двух первых дней Гран При просто не удавалось выводить шины Ultrasoft в рабочий интервал температур.

После пятничных тренировок Mercedes уступала Ferrari в среднем порядка 0,7 секунды с круга, что напомнило их сингапурские проблемы двухлетней давности, когда они не могли заставить работать состав Supersoft.

При этом Льюис Хэмилтон выглядел абсолютно потерянным, ему не удавалось ехать быстро ни на Ultrasoft, ни на Supersoft. Единственным светлым пятном в пятницу для Mercedes был неплохой гоночным темп от Боттаса на мягчайшем составе. Да, у финна ушло на это какое-то время, и ему пришлось немного изменить стиль пилотирования, чтобы извлечь из шин максимум, но все же в итоге он поехал в гоночном режиме наравне с Феттелем.

В субботу механики еще немного изменили настройки, и Валттери значительно приблизился к пилотам Ferrari в борьбе за поул – в первом и втором сегментах квалификации он был быстрейшим, а в заключительной части сессии уступил обладателю поула меньше десятой доли секунды.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Хэмилтон, наоборот, так и не смог ничего показать на трассе, на которой в прошлые годы выступал весьма успешно. Британцу не удавалось контролировать заднюю часть автомобиля в извилистом третьем секторе трассы – в 90-градусных узких, но скоростных поворотах.

Это не позволило ему возглавить пятничные протоколы и сказалось на результате в квалификации. В заключительном сегменте субботней сессии британец уступил времени поула более полсекунды. Если кто из Mercedes и мог что-то противопоставить пилотам Ferrari, то это был Боттас.

Но как относиться к полностью красному первому ряду стартового поля – впервые с далекого Гран При Франции 2008 года? Да, это был, пожалуй, первый этап нынешнего сезона, когда Кими Райкконен успешно выступил в квалификации, показав время, уступающее поулу Феттеля меньше шести сотых секунды.

С учетом того, что впереди Боттаса стартовали оба гонщика Ferrari, а на дистанции всех лидеров ждал лишь один пит-стоп, единственным шансом что-то сделать было попытаться атаковать соперников на старте заезда.

И в этом аспекте гонок Валттери в прошлом проявлял себя не лучшим образом – часто, будучи пилотом Williams, он на первых кругах дистанции упускал инициативу и терял по нескольку позиций сразу.

В этот раз финн великолепно сорвался со второго ряда стартового поля, моментально обойдя Райкконена и приклеившись сзади к машине Феттеля в воздушном мешке, после чего вынырнул в первом повороте по внешней траектории. Уже ко второму повороту трассы Валттери был единоличным лидером пелотона, отыграв сразу две позиции.

© autosport.com
Фото: autosport.com

«Я много работал над стартом гонки, – признался финн после заезда. – Мы потратили на это немало часов в январе и феврале, анализировали мои старты в предыдущих гонках минувших сезонов, и я многое понял.

В Сочи старт прошел отлично. Разница с Себастьяном у нас была минимальная. Очевидно, что ключом к успеху тут стал слипстрим на подходе к первому и второму поворотам. Без него я бы не смог вырваться вперед, а дальше что-то сделать было бы очень трудно».

Кими Райкконен признал, что на старте у него прокрутились колеса, из-за чего он не смог быстро набрать скорость. Что касается Феттеля, то он оторвался от стартовых колодок весьма прилично, но стал легкой добычей для Боттаса, у которого на длиннющей прямой к первому повороту была масса времени, чтобы как следует прицелиться, выстрелить, перезарядить ружье и выстрелить вновь.

«Я мало что мог сделать, – посетовал после финиша Себастьян. – Полагаю, у Валттери старт мог быть немного лучше, чем у меня. Это был драг-рейсинг. Я попал в поток встречного ветра, из-за чего потерял порядка 10-15 км/ч.

Я надеялся, что смогу затормозить на внутренней траектории, но мне не удалось, и пришлось признать поражение на подходе ко второму виражу».

С этого момента и далее судьба гонки была в руках Боттаса, но в Mercedes продолжали переживать по поводу гоночного темпа Ferrari – у них были опасения по поводу того, что пилотам Скудерии удастся что-то сделать на дистанции, как это было в Австралии и Бахрейне.

«Больше всего мы опасались того, как пройдет первая часть отрезка, – признался Боттас. – В пятницу Ferrari были быстры с полными баками, а в квалификации они показали, что способны очень быстро прогревать резину. У нас на это уходило больше времени, но в гонке все сложилось нормально.

В начале отрезка машина и резина вели себя очень хорошо, и на протяжении всей первой части гонки Ultrasoft не вызывал нареканий. Мы кое в чем прибавили начиная с пятницы, и баланс шасси был гораздо лучше».

Боттас против Феттеля на первом отрезке гонки

© autosport.com
Фото: autosport.com

Боттас провел блестящий, по признанию Феттеля, первый отрезок гонки, в среднем опережая немца на одну десятую секунды с круга на протяжении 23 первых кругов после ухода с трассы машины безопасности на четвертом круге.

Это позволило финну удержать четырехкратного чемпиона мира на расстоянии вытянутой руки от зоны DRS после того, как маршалы убрали с трассы обломки машин столкнувшихся Ромена Грожана и Джолиона Палмера.

После этого Боттас попал в трафик, что позволило Себастьяну сократить отставание, а затем, на 27-м круге из 52, пилот Mercedes нырнул в боксы за резиной Supersoft.

На новых шинах Валттери удавалось ехать на одну десятку быстрее нового лидера гонки, и Ferrari хватило этого, чтобы понять, что дальше пересиживать соперника на трассе на изношенной резине Ultrasoft не имеет ни малейшего смысла.

В результате Феттель заехал на пит-лейн семью кругами позже Боттаса, что позволило ему в конце гонки иметь более свежие шины.

Боттас против Феттеля на заключительном отрезке гонки

© autosport.com
Фото: autosport.com

Феттель был значительно быстрее Валттери на втором отрезке дистанции – в среднем его опережение составляло 0,241 секунды с круга. Не помогло Боттасу и то, что на 38-м круге он сильно перетормозил на подходе к коварному 13-му повороту, в результате чего подпортил обе передние покрышки и едва не врезался в отбойники. Оставшиеся 14 кругов гонки финн ехал на "оквадраченных" шинах, а Себастьяну по радио продолжали твердить, чтобы он атаковал, так как Боттас может еще раз ошибиться.

«Телеметрия показывала, что повреждения шин были значительными, что отразилось на пилотировании Валттери в конце гонки, – признался позже руководитель команды Тото Вольф. – Это был очень напряженный момент, но он справился».

В то же время Феттель почувствовал запах крови и нарастил темп в погоне за лидером. Испорченные шины и перспектива обгона круговых на столь сложной для опережения трассе не радовали Валттери перед заключительными кругами дистанции.

«Команда попросила меня изменить баланс тормозов, что должно было положительно сказаться на температуре шин, – сказал Боттас. – У меня были испорчены шины, так что я сместил баланс назад. В этот же момент впереди появились круговые.

На этой трассе очень важно поймать правильный ритм. Только в этом случае можно начать штамповать быстрые круги. Когда же ритм теряется, нужно несколько кругов, чтобы вновь его обрести.

И в какой-то момент я потерял его. Но как только впереди меня вновь оказалась чистая трасса, я смог сфокусироваться на своей работе, вернуть шинам температуру и нарастить темп.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Я также попросил команду не забивать эфир, чтобы я смог сосредоточиться на пилотировании и не терять время на круговых».

За два круга до конца гонки Феттель смог впервые приблизиться к лидеру настолько, чтобы открыть заднее крыло, но на 50-м круге Валттери удалось использовать всю накопленную батареей энергию, чтобы восстановить паритет на прямой.

На заключительном круге дистанции уже сам Боттас получил преимущество от использования системы DRS, с использованием которой прошел своего бывшего напарника по Williams – кругового Фелипе Массу. При этом у Феттеля возникли заминки с прохождением бразильца, в чем он впоследствии его обвинил.

В результате на первом секторе трассы немец потерял за Фелипе 0,6 секунды, и этого оказалось достаточно, чтобы окончательно развеять по ветру все шансы Феттеля на победу в гонке.

«Я на протяжении десяти кругов делал все возможное, чтобы войти в зону DRS Валттери, – посетовал позже Себастьян, финишировавший с отставанием от лидера в 0,617 секунды. – У меня это получилось, и на последнем круге я имел все шансы приблизиться к нему на задней прямой, поскольку на втором секторе мы были быстрее.

© autosport.com
Фото: autosport.com

Очевидно, что Фелипе дважды помог Валттери, сначала предоставив ему слипстрим, а затем сдержав меня. Но с круговыми такое бывает. Сначала я был зол, но затем понял, что Валттери заслужил эту победу – он бы выиграл в любом случае».

Для Боттаса успех в Сочи – на трассе, где он всегда успешно выступал за Williams, – стал настоящим прорывом. В прошлом году он квалифицировался здесь на первом ряду, а в этом – выиграл впервые в своей карьере.

На финише его превосходство над Хэмилтон составило более 36 секунд, которому так и не удалось заставить шасси работать как следует. К тому же, британец испытывал проблемы с перегревом двигателя на первом отрезке дистанции, возникшим из-за использования более консервативной схемы охлаждения при нахождении в плотном трафике.

При этом трехкратному чемпиону мира хватило мужества от души поздравить своего напарника с дебютной победой в Ф1, которой он опроверг все домыслы о том, что в Mercedes он будет играть роль второй скрипки.

После этой гонки к Боттасу должна прийти уверенность в своих силах, и он просто обязан бороться за победы в дальнейших гонках. Этот триумф стал лишним подтверждением его веры в себя и в свой потенциал, который он демонстрировал с самого момента прихода в Большие Призы.

«Первая победа – это что-то особенное, – признался финн. – Я всегда верил в себя, а иначе просто незачем находиться в Формуле 1. Но сегодня я получил подтверждение в виде долгожданной победы. Теперь я точно знаю, что способен выигрывать гонки. Хотя я и раньше об этом догадывался…

Это была далеко не самая легкая гонка, но мне необходимо было ее выиграть. Для меня эта победа стала особенной».

...и, возможно, не последней в карьере, Валттери!

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: http://www.autosport.com/premium/feature/7504/how-bottas-proved-he-is-no-number-two

© autosport.com
Фото: autosport.com