Рон Деннис об Айртоне Сенне. Встреча, прощание и личные воспоминания

Джонатан Нобл
26 марта в 8:26
Фото: autoevolution.com

Жизненные пути легендарного Айртона Сенны и Рона Денниса были тесно переплетены с самого момента появления талантливого бразильца на небосклоне автоспорта и до его преждевременного заката. Погрузимся в воспоминания...

На днях великому бразильскому «волшебнику» Айртону Сенне исполнилось бы 60 лет, и к этому юбилею мы решили приурочить воспоминания экс-руководителя команды McLaren Рона Денниса, который фактически открыл миру великого бразильца и впоследствии привел его к трем титулам чемпиона мира.

Айртон Сенна и Рон Деннис © autosport.com
Айртон Сенна и Рон ДеннисФото: autosport.com

Знакомство же Рона с Айртоном состоялось в 1982 году, и нельзя сказать, что оно было добрым. После завоевания трофеев в британском и европейском первенствах Формулы Ford 2000 юный бразилец привлек внимание Денниса. В обмен на будущие контрактные обязательства Рон предложил Айртону спонсорскую помощь в продвижении в британскую Формулу 3 в 1983-м.

«Я не помню точно, о чем он меня спросил, и интересовался ли он возможностью провести тесты за рулем машины Формулы 1, но помню точно, что я предложил ему взять обязательства по будущему контракту в обмен на оплату его участия в сезоне Ф3, – вспоминал Рон. – Однако он отчетливо, но при этом без лишней грубости, дал мне понять, что его такой вариант не устраивает.

У него были деньги, и он хотел сохранить независимость. Мне это не понравилось, но я уважаю его решение».

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

Позже, зимой 1983 года, когда Сенна принял участие в тестах с McLaren, Рон отплатил самоуверенному бразильцу той же монетой.

«Когда он сел за руль, я сказал себе, что непременно отомщу этому парню – не обращу ни малейшего внимания, как бы он ни проехал, – продолжил Деннис. – Даже если это будет блестяще, я все равно ничего не скажу!

На тестах Айртон вел себя весьма самодовольно и вызывающе – он любил, чтобы инициатива всегда была у него. К примеру, он всегда интересовался, поставят ли ему свежие шины перед заездом, чтобы ему не пришлось "донашивать" старую резину за другими парнями.

Он всегда считал себя правым, и в принципиальности ему было не отказать.

На тестах он проехал очень быстро, но я, как и планировал, не подал виду. К тому же, он был еще слишком молод, чтобы гоняться за нашу команду, так что никакого значения моя реакция не имела бы. В итоге мы отпустили его набивать свои первые шишки где-нибудь в другом месте».

Через год, на Гран При Монако в 1984 году, судьба вновь косвенно свела Айртона и Рона, когда бразилец, выступая за Toleman, едва не догнал лидера гонки Алена Проста на McLaren под дождем, и помешало победить ему лишь решение дирекции гонки завершить заезд досрочно, к чему Прост активно призывал, на протяжении нескольких последних кругов размахивая руками.

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

Четыре года спустя достаточно повзрослевший Сенна присоединился к команде из Уокинга, что вместе с завоеванием им первого чемпионского титула в 1988-м ознаменовало начало новой эпохи.

Постепенно непримиримый и своенравный характер Айртона перестал бесить Рона – более того, он стал его в чем-то даже вдохновлять.

«Я со своей стороны стремился к совершенству, видя, с какой самоотдачей Айртон подходит к пилотированию машины, – заметил Деннис. – Когда кто-то рядом показывает тебе, что ты можешь работать лучше, ты невольно начинаешь это делать.

Сенна демонстрировал мне, на что он готов был пойти, чтобы достичь поставленных целей. И он буквально заставил меня поднять и свою планку. Ты всегда стараешься быть по крайней мере не хуже того, кто рядом с тобой. В этом плане мне нравились его принципы».

Годы Айртона в McLaren были отмечены как взлетами, так и падениями. Были и совсем тяжелые периоды. Временами Рону приходилось поступаться собственными личностными идеалами, чтобы внести толику гармонии в команду.

Деннис вспомнил, как после нашумевшего конфликта между Сенной и Простом в Сан-Марино в 1989-м он лично посетил тесты в Пембри, чтобы поговорить с гонщиками и выразить свое глубочайшее разочарование тем, что вся эта ситуация получила огласку в прессе.

«Мне нечем гордиться в той истории, – продолжил Рон. – У нас был микроавтобус Mercedes с двумя лавками друг напротив друга, на которые я посадил Айртона и Алена. Я был вне себя от злости, потому что гонщики не должны были выносить всё это на публику.

Вы знаете, что я далеко не белый и пушистый, и в тот день я буквально довел их обоих до слез. Но моя мотивация была в следующем: я хотел, чтобы они ополчились против меня – это должно было сплотить их, ведь дружить против кого-то всегда легче. В общем, я был не против принять удар на себя – пусть бы они сказали «Рон совсем чокнулся!», и это бы их объединило».

Ален Прост и Айртон Сенна © autosport.com
Ален Прост и Айртон СеннаФото: autosport.com

Но точка невозврата к тому моменту, увы, уже была пройдена, и попытки Рона примирить своих гонщиков путем принесения себя в жертву ни к чему хорошему не привели.

Все годы соперничества Проста и Сенны в составе McLaren были наполнены трудно скрываемой неприязнью. И только в последние годы жизни бразильца француз оттаял, и конфликт был практически исчерпан.

Для Денниса уход Айртона из McLaren в конце 1993 года также стал поворотным моментом в отношениях с ним. Позже он признавал, что им, наверное, нужно было это расставание.

«Он был очень преданным человеком, – вспоминал Рон. – Но я думаю, что к нашей последней совместной гонке [в Аделаиде в 1993-м] мы оба понимали, что нам необходимо отдохнуть друг от друга. Отношения между нами на тот момент были очень натянутыми».

Но даже после подписания контракта с Williams Сенна не был уверен, что поступил правильно по отношению к McLaren. Деннис как-то обмолвился о том, что если бы переговоры с мотористами из Peugeot проходили иначе, всё могло обернуться по-другому.

«На нашем последнем совместном Гран При многие с трудом сдерживали слезы, – вспоминает Рон. – Я не буду называть имен, но некоторые просто рыдали в безуспешных попытках скрыть эмоции.

McLaren © autosport.com
McLarenФото: autosport.com

Тогда я сказал: «Ради всего святого, ведите себя спокойнее, я же всё делаю, чтобы оставить его!»

И я прекрасно видел, что Айртон колебался. Это трудно было скрыть. В итоге он проговорил: «Я подписал контракт». Я ответил ему, что контракты расторгаются. Тогда он сказал: «Я взял на себя обязательство. Я пообещал». Вечером после гонки я все еще видел его колебания.

Мне было понятно, что он борется с собой из-за решения уйти из команды. У нас тогда шли очень напряженные переговоры с Peugeot по поводу поставки моторов, и когда стало известно, что они будут поставлять нам заводские двигатели (это было уже после ухода Айртона), бразилец позвонил мне и сказал: «Если бы вы договорились с ними пару месяцев назад, я бы остался». Он не считал возможным побеждать без заводской поддержки мотористов».

Карьера Сенны в Williams продлилась всего три гонки – до злосчастной Имолы. Смерть подстерегла Айртона на самом взлете, но, как это ни странно, именно такой печальный исход возвел его в ранг легенд спорта.

Деннис согласен с этим мнением, как и с тем, что ранний уход музыкантов и голливудских звезд также зачастую обессмерчивает их имена.

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

На вопрос о том, почему многие считают именно Айртона величайшим гонщиком всех времен, Рон ответил так: «Думаю, потому что он был невероятно хорош на протяжении всего времени пребывания на планете. Конечно, меня не может радовать то, что он попал в аварию и рано ушел из жизни, но именно эта трагедия не позволила нам увидеть спад Сенны. Мы видели, что он был невероятно быстр, а потом бац, и его нет. Что нам запомнится?

Я никогда не думал о том, что было бы, если бы не тот трагический инцидент. Но очевидно, что он неизбежно становился бы старше, совершал бы какие-то поступки, которые могли подпортить его репутацию».

В то же время Деннис не считает, что своим бессмертием в сердцах поклонников Формулы 1 Сенна обязан исключительно раннему уходу.

«Конечно, он был великолепен, – считает бывший босс McLaren. – Его человеческие качества были на высоте, а принципиальность не знала границ. Разумеется, я хорошо помню Сузуку [1990], где они с Простом столкнулись в первом повороте.

Я досконально просмотрел телеметрию с обеих машин – ход педалей газа и тормоза, – и знаете, не нужно было быть Эйнштейном, чтобы понять, что на самом деле произошло. Когда Айртон вернулся в боксы, я сказал ему: «Я тобой недоволен».

Он меня понял. Отвечать что-то не имело смысла. Это был один из редких моментов его слабости».

Так был ли Сенна поистине велик в глазах Денниса?

Айртон Сенна и Рон Деннис © autosport.com
Айртон Сенна и Рон ДеннисФото: autosport.com

«Думаю, можно с уверенностью сказать, что Айртон был лучшим гонщиком своего времени, – ответил Рон. – Мне лично трудно выделить какой-то один момент в памяти, связанный с Сенной.

К примеру, я помню, как Мика [Хаккинен] на подъеме в Спа [в 2000-м] обогнал Михаэля Шумахера. После этого момента я не дышал секунд 30. Это был ошеломительный обгонный маневр.

Но все квалификационные круги Айртона были такими. О дыхании не было и речи. И их было так много, что мне трудно выделить какой-то один эпизод. Он был просто великим парнем».

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

Рон Деннис о...

...о начале напряженности с Аленом Простом...

«Новость [о заключении контракта с Сенной на 1988 год] была оглашена в Монце. И тогда я впервые увидел напряжение на лице Алена. Он, видимо, задавался вопросом: «А это сработает?»

У него был статус первого номера в команде, а тут вдруг ему дают этого молодого напарника. Борьбы с Сенной он не боялся, но осторожно относился к особенностям южноамериканских гонщиков. Он сказал: «Что ж, давайте попробуем, посмотрим. Но это будет непросто».

…об аварии Сенны в повороте Portier в 1988-м...

«Это была кратковременная потеря концентрации. Мы хотели его осадить, а в такие моменты за рулем ты утрачиваешь фокус. Просто кратковременная потеря сосредоточенности, ничего более. И Айртон так разозлился, что сделал что-то очень нехарактерное для себя.

Он не вернулся в боксы, а отправился к себе домой – просто пересек трассу и пошел домой, и до вечера мы его не видели».

...о ситуации в Имоле-1989...

«Мы не контролировали ту ситуацию. Они просто окончательно утратили доверие друг к другу. Они оба были виновны. Но на этот раз всё вышло на публику. Между ними появилось большое напряжение и даже злость».

...об апелляции в Сузуке-1989...

«Меня переполняли эмоции, потому что это была самая настоящая подстава. У нас было много примеров, когда гонщик покидал пределы трассы и успешно возвращался обратно.

Я помню, что там был Макс [Мосли, будущий президент FIA], он вел выборную кампанию против Жана-Мари Балестра. Он меня тогда хорошенько подогрел. Макс пообещал мне сделать всё, что в его силах. «Проголосуй за меня, – говорит. – Помоги мне с выборами». Как я был наивен. Остерегайтесь собственных желаний».

Айртон Сенна и Ален Прост © autosport.com
Айртон Сенна и Ален ПростФото: autosport.com

…о Жане-Мари Балестре...

«В фильме о Сенне есть один момент, над которым я постоянно хохочу. Это когда Балестр рассуждает о шикане в Хоккенхайме. Это какая-то сценка из Монти Пайтона – она хорошо показывает, каким был этот человек и насколько он не разбирался в спорте».

…о том, как Сенна едва не завершил карьеру в 1990-м...

«Я попросил его успокоиться. Я говорил ему: «Если ты уйдешь, другие выиграют. И именно этого они и ждут. Ты не выиграешь, если закончишь. Ты проиграешь».

…о религиозности Сенны...

«Я знаю, что здесь всё было не так, как многие представляют. Айртон был религиозен, но не так глубоко – это мое мнение. Я думаю, это его сестра больше обращала его к Библии за разъяснениями о том, почему происходит то или иное.

Сам же он всегда искал реальные причины происходящего, а когда не находил, мог обратиться к кому-то за советом».

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

…о самом теплом воспоминании...

«Как-то раз Сенна дал мне конверт, в котором были $10,000, и попросил о пари – он сказал, что мне не по силам будет съесть контейнер чили в Мексике. Но еще до того, как он одумался, я слопал всё. Это был уже четвертый раз, когда он проиграл крупную ставку. У меня до сих пор хранится этот конверт. Классное воспоминание.

После этого он сказал: «Я больше никогда не буду спорить с тобой! Ты постоянно вовлекаешь меня в пари, мне это не нравится!» Вызвать улыбку на лице Айртона было сложно, но еще сложнее было заставить его расстаться с деньгами. Это был классный момент. Но через пару дней я поплатился за то пари...»

...о влиянии гибели Сенны на Формулу 1...

«После серьезных аварий, особенно с фатальным исходом, всегда производится много изменений. Так было раньше, и так будет впредь. Но был ли это момент, который кардинально изменил Формулу 1? Думаю, нет. Это была обычная реакция со стороны спорта».

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/9070/ron-dennis-memories-of-ayrton-senna

Айртон Сенна © autosport.com
Айртон СеннаФото: autosport.com

  • Поделиться:
Комментарии для сайта Cackle