Борцы невидимого фронта Формулы 1

Эд Стро
5 февраля 2013 в 12:51

Борцы невидимого фронта Формулы 1 или о тех, кто сейчас закладывает
фундамент успеха для сезона-2014

То, что тесты реальных машин строго органичены, вовсе не значит, что
пилотам, не занятым в Гран При, нечем заняться, уверен редактор
AUTOSPORT Эд Стро.

Когда на презентации Lotus E21 было объявлено, что Жером Д’Амброзио
становится четвертым пилотом команды, а третьим будет переполненный
радужными надеждами чемпион серии GP2 Давиде Вальсекки, многие
подумали, что бельгийцу не повезло и он вытянул короткую спичку при
распределении ролей.

Однако, выражаясь языком команды из Энстоуна, в том, чтобы
быть «резервным», а не «третьим» гонщиком, есть свои весомые
преимущества. Пока Вальсекки будет проводить каждый гоночный уик-
энд в тайных надеждах, что Грожан или Райкконен получат неопасную
для жизни травму, и он сможет заменить их на одну гонку, Д’Амброзио
будет занят более серьезными делами на базе.

Говоря откровенно, если один из основных пилотов команды получит
штраф, то наиболее логично все же будет бросить в бой более опытного
Жерома. Но основной его задачей будет работа на симуляторе, который
недавно появился в арсенале у Lotus.

Jerome D'Ambrosio Lotus F1

У Д’Амброзио важная задача на базе Lotus © XPB

Конечно, никто из гонщиков не мечтает о карьере виртуального пилота,
но эта работа важна для команды, и то, что они поручили ее вдумчивому
Жерому, показывает, как хорошо он проявил себя в этой роли. Бельгиец
входит в топ рейтинга пилотов, которые эффективно могут работать на
симуляторе, а это важно не только для доработки машины в течение
сезона, но и особенно значимо при работе над шасси сезона 2014 года в
связи с глобальным изменением регламента.

Чтобы во всей полноте осознать значение этой работы, вспомните, как
Фернандо Алонсо настаивал, чтобы Ferrari пригласила на эту должность
его соотечественника Педро де ла Росу, с которым они были в одной
команде в 2007 году. Вряд ли можно считать совпадением, что, будучи
в течение многих лет тестером McLaren, де ла Роса принимал активное
участие в совершенствовании симулятора и посвящал работе на нем
большую часть своего времени.

McLaren начала работу над симулятором в далеком 1996 году. Тогда
отношение к этой идее было, как к журавлю в небе. Ключевым
персонажем в продвижении этой идеи был Мартин Уитмарш, одним
из основных скептиков, поначалу – был Эдриан Ньюи. Но ситуация
довольно быстро изменилась, и сегодня симулятор – это не одна из
возможных опций, это практически обязательный инструмент для
каждой серьезной команды.

Именно поэтому Red Bull Racing серьезно потратилась на свой симулятор,
который сейчас считается лучшим. Также подобные системы есть у
Mercedes, Williams, Ferrari, а недавно этот список пополнили Lotus и
Force India.

Нельзя недооценивать значение хорошего симулятора. И пусть, когда
звучит это слово, первая картинка, которая возникает в голове – это
Себастьян Феттель, который сидит дома перед телевизором и рубится
в F1 2012. Но в реальности симулятор – это гораздо более сложная
система, управляемая мощным компьютером, с шокирующей точностью
воспроизведения реального поведения машины.

Симулятор используется для подготовки к гонке. На нем можно
опробовать новую разработку, при этом ее не обязательно физически
производить. Некоторые команды используют симулятор во время
гоночного уик-энда для работы над настройками и оценки работы
новинок.

Ходят слухи, что Red Bull Racing использует свой
сверхсекретный «симулятор в реальном времени» по ходу тренировок
Гран При фактически как третью машину, хотя, правда, сама команда
это отрицает.

Особо примечателен тот факт, что хотя до первой тестовой сессии
нового сезона осталось еще несколько дней, большинство пилотов уже
опробовали новую машину в виртуальном формате!

Pat Fry Martin Whitmarsh

Пэт Фрай изо всех сил старается вытянуть Феррари на тот же уровень, что и другие команды, такие как McLaren © XPB

В принципе, можно сделать вывод, что ограничение реальных
тестов вывело использование симулятора на столь высокий уровень
значимости.

Несомненно, что одной из причин нынешнего отставания Феррари
как раз является тот факт, что во времена былой славы и лидерства
Михаэля Шумахера (которого, к слову сказать, серьезно укачивало на
симуляторе) все силы были брошены на реальные испытания на трассе.
А в оснащение базы тестовым оборудованием было вложено гораздо

меньше ресурсов. Бывший сотрудник McLaren Пэт Фрай изо всех сил
старается вытянуть Феррари в этом компоненте на тот же уровень, что
и его предыдущая команда, и Red Bull Racing. Но, понятное дело, чтобы
догнать их, понадобится несколько лет, а не несколько месяцев.

Однако не стоит путать причину и следствие. Запрет на тесты, конечно,
послужил катализатором для разработки симуляторов, но большинство
технических директоров команд Формулы 1 сходятся во мнении, что и
без этого он стал бы неизбежной необходимостью.

Если бы даже изменения в регламенте не коснулись тестов, симулятор
все равно позволяет сэкономить 150 дней работы на трассе за год.
Прежние эмпирические методы, когда деталь нужно было создать,
установить на машину и прогнать ее по трассе только для того, чтобы
понять, что от новинки нет никакой пользы, безнадежно устарели.
Их заменил метод, при котором концепции, не приносящие пользы,
никогда не увидят свет и физически не будут воплощены. Таким
образом, у лучших команд выше процент новинок, которые оказываются
эффективными на реальной трассе.

Но все равно симулятор – это далеко не то же самое, что реальность.
Главный технический специалист Red Bull Racing Эдриан Ньюи,
объясняет, что его можно использовать для проверки некоторых
необычных идей.

Adrian Newey red Bull F1

Эдриан Ньюи из Red Bull Racing говорит, что работа на симуляторе и тесты на трассе должны идти параллельно © XPB

"Преимущество симулятора в том, что при его использовании можно в
большей степени контролировать внешние условия, – говорит Ньюи. –
Те факторы, на которые ты не в состоянии повлиять на трассе, можно
зафиксировать в лаборатории. Также глобальные изменения, когда,
скажем, вы хотите изменить колесную базу, проще проверять, когда
для этого нужно поменять только несколько цифр, а не потратить
деньги и время на реальную постройку. Так что есть определенные
преимущества, по сравнению с реальными испытаниями на трассе, но
целиком симулятор не может их заменить».

И вот это как раз ключевой момент: симулятор – это не упрощенный
формат испытаний на трассе. В последнее время много говорилось о
важности аэродинамической трубы и вычислительной гидродинамики
как инструментах разработки машин. Теперь сюда же будет правильно
отнести и использование симулятора. И этот триумвират будет задавать
эффективность новых разработок.

И все же, ключевым моментом является мнение пилота. Компьютерное
воспроизведение уже довольно давно позволяет получить оптимальные
значения для некоторых переменных, относящихся к эффективности
машины. Но только пилот может оценить, к примеру, такой параметр как
управляемость. Какой смысл строить машину, которая в теории будет
самой быстрой, но на практике окажется настолько неуправляемой, что
быстро можно будет проехать только один круг из ста?

Так что Д’Амброзио и его коллеги по цеху (к примеру, Энтони Дэвидсон
из Mercedes, который, говорят, может показывать очень быстрые
времена, используя контроллер типа Xbox), хотя и не будут на виду
в этом году, команды точно будут внимательно следить за их
работой в преддверии сезона-2014.

  • Поделиться: