Гран При Китая: Обзор гонки от Марка Хьюза

Марк Хьюз
18 апреля 2013 в 21:44

В Китае Фернандо Алонсо выиграл гонку, в которой различные тактические схемы переплелись многочисленными обгонами. Однако Марк Хьюз, внимательно изучив события прошедшего этапа, утверждает, что в этот раз мы видели не ту Формулу 1, к которой привыкли

Это было на четвертом круге, когда пилоты только-только получили возможность использовать DRS. На длинной-предлинной прямой шанхайского автодрома Фернандо Алонсо неотступно следовал на своей Ferrari за Mercedes Льюиса Хэмилтона – серебряная стрела, а за ней алая тень, которая сначала была лишь пятнышком в тумане, а затем становилась все крупнее и крупнее. И вот уже Фернандо примеряется то с одной стороны, то с другой, а Льюис смотрит в зеркала на торможении перед шпилькой, 14-м поворотом – с 320 до 95 км/ч всего за три секунды, перегрузки 6,4 g, тормозные диски Brembo раскаляются докрасна, но британец по-прежнему впереди.

Сражение продолжается, так как в этом году здесь есть вторая зона DRS на стартовой прямой. Льюис разгоняется на выходе из шпильки и устремляется в направлении въезда в боксы. Именно здесь в 2007 году, будучи зеленым новичком, он упустил шансы на титул. Машины проходят точку замера отрыва, Алонсо всего в каких-то долях секунды за Хэмилтоном, совсем близко и напарник испанца – верный Фелиппе Масса, который также имеет право на использование DRS и готов включиться в борьбу за лидерство. Вся троица вихрем проносится мимо командных мостиков.

Когда они, разогнавшись до седьмой передачи, приблизились ко входу в первый поворот, скорость Mercedes была в районе 310 км/ч, у Ferrari за счет открытого крыла – почти 340 км/ч. Алонсо обходит беззащитный Mercedes с одной стороны, Масса – с другой.

Это была гоночная борьба – в каком-то смысле, но не в обычном понимании этого понятия. Хэмилтон ничего не мог поделать, поскольку не имел возможности возможности открыть крыло, как его соперники – только это позволило дуэту Скудерии совершить двойной обгон. Со стороны это выглядело невероятным сражением.

То же можно сказать и про шины. «Пропусти его, ты с ним не соревнуешься», – говорили гоночные инженеры по радио своим пилотам, использовавшим иную тактику и отчаянно пытающимся преодолеть как можно больший отрезок на одном комплекте. И пилот пропускал соперника вперед – при этом с технической точки зрения все это выглядело, как самый настоящий обгон – так что неискушенный зритель вновь видел красивый гоночный эпизод. Но гонкой это не было. Это просто было иллюстрацией хитросплетения двух различных тактик.

Реальное сражение шло в умах присутствующих на командных мостиках, а пилоты, как мартышки, должны были беспрекословно следовать указаниям из боксов, чтобы наиболее эффективно распорядится существующем боекомплектом.

Яростной борьбы было много по всему пелотону © LAT
Яростной борьбы было много по всему пелотонуФото: LAT

Зоны DRS в Шанхае были слишком уж протяженными – они должны давать возможность обгона, а не делать его неизбежным. У обороняющихся пилотов на этот раз просто не было возможности что-либо поделать, так как прямые слишком длинные, а разница в скорости с открытым и закрытым крылом просто огромная.

Но, в тоже время, не было сомнений, что Ferrari быстрее Mercedes, пусть даже днем ранее в квалификации Льюис и опередил Фернандо на 0,3 секунды. Причина в том, что машина Скудерии не так агрессивно нагружала переднее левое колесо, что стало ключевым фактором на шанхайской трассе с ее двумя затяжными связками 1-3 и 11-13 поворотов. Прибавьте сюда еще и агрессивный выбор составов резины, сделанный Pirelli – и станет ясно, что ситуация складывалась даже более экстремально, чем в Мельбурне.

Никто из тех, кто в третьей части квалификации использовал мягкий состав резины – то есть проехал на ней до старта как минимум три круга – даже не рассчитывал, что сможет продержаться в гонке больше шести кругов. Передняя резина начала гранулироваться практически мгновенно, как кожа со змеи от шин отлетали маленькие кусочки, и они оказались полностью изношены уже через нескольких кругов.

Комбинация условий на трассе и свойств резины оказалась просто отчаянной. По этой причине команды разделились на два лагеря – в соответствии с выбранной на гонку тактикой, которая зависела от того, где по идее должен был оказаться пилот по итогам квалификации. По мере того, как в гонке одни оказывались в фазе полной потери эффективности шин, а другие в фазе их максимальной отдачи, пилоты обменивались позициями, проходя мимо друг друга, как в море корабли.

Дженсон Баттон мало того, что стартовал на составе Medium, так еще и пытался преодолеть дистанцию только с двумя пит-стопами, в то время как все остальные планировали по три. Он понимал, что при нынешней форме McLaren необходимо рисковать, чтобы добиться приличного результата.

«Не хочется, чтобы со стороны выглядело так, будто мы не сражаемся, – со вздохом говорил англичанин, – но наилучшим вариантом на тот момент было выбраться на свободное пространство и не убивать резину. Если бы мы не смогли пройти на одном комплекте необходимое количество кругов, гонка была бы для нас потеряна. Поэтому нам часто приходилось просто ехать, в то время как по идее мы должны были бы сражаться за позицию.

Дженсон Баттон был огорчен тем, что не имел возможности бороться с соперниками © LAT
Дженсон Баттон был огорчен тем, что не имел возможности бороться с соперникамиФото: LAT

Я спрашивал команду много раз – можно ли вступить в борьбу? И ответ всегда был одинаков: «нет». Мы недостаточно быстры, чтобы использовать ту же тактику, что и соперники. Нужно было просто ехать, пропускать других и не сражаться. Если бы я вылетел или заблокировал колеса, вся схема развалилась бы. Конечно, это странный подход к гонкам. Такое ощущение, что ты выступаешь в Ле-Мане на технике класса LMP2, поэтому, когда подъезжает [более мощная] машина LMP1, ты ее просто пропускаешь».

Но подобного нельзя сказать про сражение Хэмилтона с двумя пилотами Ferrari и Кими Райкконеном на Lotus. У них была одинаковая шинная тактика, и все они шли на три пит-стопа. Отличие состояло в том, насколько параметры самой машины влияли на темпы износа резины.

Весь этот «шинный расклад» в итоге привел к тому, что в различные моменты лидерами по скорости становились разные пилоты. Шасси Ferrari и Lotus более аккуратно, чем Mercedes, работали со столь важной на этой трассе левой передней шиной. За счет настроек машины Хэмилтон смог выиграть поул, но они же начали мешать ему, как только началась гонка. Ему еще повезло, что Райкконен, также пробившийся на первый ряд стартового поля, так неудачно стартовал.

«У нас были неверные настройки сцепления, – сказал Кими, – когда мы тренировали старт, все было хорошо, но потом мы внесли кое-какие изменения, и старт в гонке получился неважным».

Его сразу же оттерли обе Ferrari, а Хэмилтон смог на время сохранить лидерство. Но британца быстро нагнали, и уже к первому повороту пятого круга пилоты команды из Маранелло оказались впереди. Резина у Льюиса была уже в совсем негодном состоянии, и в конце круга он поехал в боксы за свежим комплектом Medium. Тогда же, заставив механиков попотеть, пит-стоп совершил и другой пилот Mercedes Нико Росберг, который вел борьбу с Роменом Грожаном из Lotus.

«У меня возникла сильная недостаточная поворачиваемость, – объяснял потом Нико, – и резина на переднем правом колесе сильно изнашивалась». Это было своего рода предвестником схода из-за ослабшего крепления болта стабилизатора поперечной устойчивости. Непонятно, правда, стало ли это следствием столкновения с Toro Rosso Даниэля Риккардо, которому, в свою очередь, пришлось сменить носовой обтекатель на первом пит-стопе.

Алонсо и Ferrari мастерски разыграли тактическую карту © LAT
Алонсо и Ferrari мастерски разыграли тактическую картуФото: LAT

Алонсо уступил лидерство, свернув в боксы спустя круг после Хэмилтона. Пит-стоп занял у Ferrari 2,6 секунды, и испанец остался впереди соперника из Mercedes. В тот же момент менять шины отправился и Райкконен, но у Lotus работа в боксах заняла на секунду больше. Массе пришлось ждать еще круг на отдающих концы шинах – бразилец потерял на этом столько времени, что разом пропустил четырёх соперников, включая Хэмилтона и Райкконена.

В дальнейшем Фелипе заметно уступал в скорости своему напарнику Алонсо. «В начале каждого из отрезков мне мешало сильное зернение, – объяснил он. – В пятницу, когда на трассе еще не было слоя резины, все складывалось здорово. Но когда сцепление стало расти, передние шины начали гранулироваться заметно сильнее».

Масса и Грожан стали последними из группы лидеров на резине Soft, кто побывал в боксах. Позади было всего семь кругов, а в гонке уже лидировали те, кто сделал ставку на Medium. Первую позицию занимал Нико Хюлькенберг на Sauber, за ним следовали Себастьян Феттель и Дженсон Баттон. Британец, помня о тактической задаче, попросту сдался на милость соперников, два немца опередили его на задней прямой, что более удивительно – Нико умудрился еще и проскочить мимо Себа.

Следом за ними могли бы располагаться два пилота Force India, но еще до конца первого круга Адриан Сутиль довольно жестко вытолкнул Пола ди Ресту за внешний поребрик в связке 14-го и 15-го поворотов. Шотландец сразу же потерял из-за этого несколько позиций, опустившись в глубину пелотона.

Кругом позже вне игры оказался уже Сутиль, в которого прилетел сзади Эстебан Гутьеррес. Молодой мексиканец из Sauber, увлекшись борьбой в плотной группе, попросту упустил точку торможения перед 14-м поворотом, и его машина осталась на трёх колесах. На какое-то время в «шпильке» появились желтые флаги, и использовать там DRS стало нельзя.

Именно в это время большое количество пилотов, включая и Феттеля с Баттоном, как говорят, задействовали в этом месте подвижное заднее крыло. Но никаких наказаний не последовало: смягчающим обстоятельством сочли функционирующую не в полном объёме систему телеметрии FIA, в частности – сигнал, призванный показать гонщикам, что введен запрет на применение DRS, попросту не включался в кокпитах.

Время, потерянное позади Хюлькенберга, очень дорого стоило Феттелю © LAT
Время, потерянное позади Хюлькенберга, очень дорого стоило ФеттелюФото: LAT

Хюлькенберг и Феттель возглавляли гонку с седьмого до 14-го круга, после чего поочередно отправились в боксы, выпустив на первую позицию Баттона. У Red Bull Racing обслуживание машины заняло лишь 2,5 секунды, тогда как в Sauber возились больше шести: одному из механиков пришлось ловить «сбежавшую» колёсную гайку. В итоге Себ оказался впереди в этой паре – и на седьмой позиции в гонке.

Позже в Red Bull Racing признавали, что время, потерянной Феттелем позади Хюлькенберга, имело эффект снежного кома. Выехав на трассу, чемпион оказался позади McLaren Серхио Переса, который ехал с двумя пит-стопами, из-за чего Себ отстал еще больше. Так что тот обгон с применением DRS, который Нико провел на стартовом отрезке, в итоге стоил немцу очень дорого.

Но для Red Bull Racing это была далеко не единственная в тот день проблема. Команда решила, что Марку Уэбберу, исключенному из квалификации и отправленному на последнюю позицию решетки, логичнее будет начинать гонку с пит-лейна. Это позволило изменить настройки, развернув плоскость заднего крыла для уменьшения лобового сопротивления и соответственно «удлинив» передачи в коробке. Австралиец стартовал на резине Soft, но уже в конце первого круга заехал и сменил её на более жесткую – благо, потерей позиций это не грозило.

После этого Уэббер довольно шустро пробивался через пелотон, пока слишком уж оптимистично не пошел в атаку на Жана-Эрика Верня в пятом повороте 15-го круга. Марк полагал, что пилот Toro Rosso позволит ему провести маневр, но тот, оказывается, вел спор за позицию. Когда француз начал входить в поворот, там уже был нос Red Bull. Довольно серьезный контакт вынудил обоих пилотов направиться в боксы, позже Уэббер взял на себя ответственность за эту аварию.

Он вернулся на дистанцию с новым носовым обтекателем, но сразу ощутил, что с задней частью машины что-то неладно – и на маленькой скорости направился в сторону боксов. Однако в 14-м повороте машина потеряла заднее правое колесо, и Марку пришлось сойти окончательно. Колесо было прикручено, как следует, однако команду позже все же оштрафовали за небезопасный выезд машины на трассу. Как бы то ни было, злополучное колесо медленно катилось поперек трассы именно в тот момент, когда к этому месту приближался Феттель…

В том же месте, что Уэббер и Вернь, на следующем круге не смогли разъехаться Перес и Райкконен. Кими пробовал обогнать соперника, который был на иной тактике. Только что Серхио смог опередить Хэмилтон, потому финну из Lotus нельзя было терять время. Он сместился на внешний радиус быстрого пятого поворота, надеясь провести обгон в шестом. Перес просто не ожидал, что атака последует в этом месте и с этой стороны, потому продолжал следовать по обычной гоночной траектории. Из-за этого Райкконену пришлось глубоко заезжать на бордюр, скорость была весьма высока, потому все мы стали свидетелями настоящего сражения Кими с машиной, которую ему удалось все же удержать под контролем. Перес тем временем уже входил в шестой поворот.

Контакт с McLaren Переса придал передней части Lotus Райкконена 'модернизированные' обводы © LAT
Контакт с McLaren Переса придал передней части Lotus Райкконена 'модернизированные' обводыФото: LAT

У Райкконена просто не было возможности избежать весьма чувствительного контакта с правым задним колесом McLaren, что привело к повреждению носового обтекателя Lotus и потере пары мелких аэродинамических элементов. «Для меня стало сюрпризом, что машина после этого по-прежнему ехала неплохо», – сказал Кими, который окончательно разобрался с Пересом в 14-м повороте того же круга. Хэмилтон в этот момент был немного впереди, а еще чуть дальше располагался Алонсо. Кими продолжал нагонять их – можно вообразить, чего бы он добился на исправной машине.

«По моим оценкам, мы потеряли около 1% от всей прижимной силы, – сказал главный инженер команды Алан Пермейн. – Или около двух десятых секунды на круге». Тут же был исследован вариант со сменой носового обтекателя на следующем пит-стопе, однако это привело бы к потере времени, а главное – позиций.

Тем временем Баттону, возглавлявшему гонку, все еще предстояло проехать немало кругов до своего первого из двух плановых пит-стопов. Потому он не стал оказывать никакого сопротивления Алонсо, когда пилот Ferrari задействовал DRS и уверенно вернул себе первую позицию в самом начале 20-го круга.

Фернандо пилотировал очень здорово – и очень умно. Несколькими кругами ранее ему пришлось в свою очередь иметь дело с Пересом. Испанец обошел соперника сразу после точки замера отрыва системы DRS, расположенной в 13-м повороте. Это позволило ему получить открытое заднее крыло и сразу же уехать на прямой от соперника, исключив возможность контратаки.

Хэмилтон и Райкконен на 21-м круге оказались на трассе рядом. Они догоняли Баттона – в командах понимали, что соперничество с ним приведет лишь к потере времени. Потому синхронно были проведены вторые пит-стопы, которые заняли у каждой из команд по 2,7 секунды и не изменили положения пилотов друг относительно друга. На выезде между Mercedes и Lotus по-прежнему оставалось менее секунды. Даже с поврежденной передней частью черно-золотая машина могла ехать быстрее серебристой. Тем более, что у Льюиса начались собственные неприятности с передним крылом.

«Мы увидели, что упал уровень прижимной силы, действующей на переднюю часть машины, – рассказал руководитель команды Росс Браун. – Прорези между элементами крыла забились кусочками резины, которые валялись по всей трассе. На пит-стопах мы пытались убрать их, но на это толком не было времени». Хэмилтон тем временем отмечал, что управляемость машины регулярно меняется с недостаточной на нейтральную и наоборот. Но пилоту удавалось ехать достаточно быстро, чтобы не дать Райкконену возможность для атаки.

Алонсо празднует заслуженную победу © LAT
Алонсо празднует заслуженную победуФото: LAT

В Ferrari отреагировали на пит-стопы гонщиков Lotus и Mercedes, проведя через пару кругов вторую остановку для Алонсо. В этот же момент в боксы – впервые после старта – направился и Баттон. Машину Фернандо обслужили не очень оперативно, за 3,6 секунды, но он продолжил гонку впереди главных соперников, уступая в тот момент только Феттелю и Хюлькенбергу, которых явно догонял на свежей резине.

Баттон выехал на трассу четвертым, прямо перед Хэмилтоном, который уже обогнал к тому моменту использующего иную тактику ди Ресту: шотландец довольно неплохо отыгрывался на дистанции после инцидента с Сутилем. Райкконен тоже быстро разобрался с пилотом Force India, проведя довольно редкий в тот день маневр по внешнему радиусу первого поворота – и продолжил погоню за Льюисом.

Алонсо же повторил опробованный ранее прием в 13-м повороте, теперь против Хюлькенберга. На 26-м круге он обошел немца из Sauber сразу после прохождения точки замера системы DRS. А затем, нагнав Феттеля, повторил те же действия на следующем круге, оставив позади и действующего чемпиона. Примерно в то же время Хэмилтон проехал мимо Баттона – Дженсон вновь спросил команду, может ли он вести борьбу с соперником из Mercedes, и вновь услышал в ответ «нет». К слову, инженер Феттеля, Гийом Рокелен по прозвищу Рокки, тоже напомним своему гонщику, чтобы тот не расходовал понапрасну ресурс шин, пытаясь защищаться от атак Алонсо. Не гонка, а интерференция волн разной частоты, спокойно проходящих одна сквозь другую…

Райкконен между тем воспользовался DRS, чтобы также обогнать Баттона – через два круга после того, как это сделал Хэмилтон. Хюлькенберг, который был следующим на пути этой пары, вскоре поехал в боксы, оставив третье место. В Sauber решили использовать на предпоследнем отрезке резину Soft, на которой проехать семь кругов.

В этот момент в соперничестве Хэмилтона и Райконена вновь сказала свое слово скорость износа шин. Расстояние между Mercedes и Lotus стало сокращаться, и к 34-му кругу оказалось меньше одной секунды. Кими по-прежнему был не в состоянии провести обгон, но до финиша оставалось еще 22 круга, и в команде понимали, что у финна есть шансы переиграть соперника. Главным фактором была уверенность, что комплект шин Medium сможет сохранять работоспособность дольше, чем точно такой же, установленный на машине Льюиса. Райкконен тотчас отправился на заключительный пит-стоп. Повторить такой шаг в Mercedes не могли при всем желании.

«Мы не могли. В этом случае финальный отрезок на шинах Medium получился бы слишком длинным, резина бы просто не выдержала», – объяснил Росс Браун. Хэмилтон оставался на трассе еще три круга, проведя их на старых шинах, тогда как Кими позади мчался во весь опор на свеженьком комплекте. В этот момент и решилась судьба второго места.

Феттель и Алонсо рядом на трассе – тактика в очередной раз пересекла их пути © LAT
Феттель и Алонсо рядом на трассе – тактика в очередной раз пересекла их путиФото: LAT

Алонсо же оставался на трассе до 41-го круга. В Ferrari сочли, что отрыв, созданный испанцем, позволит действовать без риска. И команда, и пилот на этот раз смотрелись просто безупречно. Фернандо вновь оказался позади Феттеля, но уже на следующем круге в очередной раз обогнал немца, теперь в первом повороте. При этом Себу еще предстояло провести финальный пит-стоп своей альтернативной тактической схемы, как и занимавшему в тот момент третье место Баттону. Последнего, впрочем, в самом скором времени вновь оставили позади Райкконен и Хэмилтон – вновь как в море корабли.

К этому времени отставание Кими от Фернандо уже достигло восьми секунд, и судьба гонки была, по большому счету, решена. Райкконену оставалось лишь дождаться, пока на свой финальный пит-стоп отправится Феттель, что и произошло на 51-м круге, всего за пять до финиша. Баттон провел свою вторую и финальную остановку на 49-м круге. Только покинув боксы, он демонстрировал буквально ураганный темп, но очень быстро шины потеряли сцепление.

А вот Феттелю удалось поддерживать высокую скорость не в пример дольше. Он выехал из боксов в 11 секундах позади замыкающего тройку Хэмилтона, но на каждом круге отыгрывал около трёх секунд. На финальный круг пилоты отправились в двух секундах друг от друга, при этом Себ по-прежнему был ощутимо быстрее. Перед ними на трассе обнаружился медленный Caterham Шарля Пика, который мог таить для Льюиса потенциальную опасность. Британец обошел кругового в связке 10-го и 11-го поворотов, а Феттелю пришлось ждать 12-го и 13-го. Там он забрал чуть широко, из-за чего не смог удержаться в секунде позади Хэмилтона в точке замера отрыва.

Потому, оказавшись на длинной задней прямой, Себ мог лишь сожалеть о пресловутой нехватке максимальной скорости Red Bull. А Алонсо тем временем уже примчался к клетчатому флагу. Райкконен проиграл десять секунд – что говорит о том, что он мог поспорить за победу. Если бы только настройки сцепления на старте были более удачными, и он не пропустил на первых метрах Фернандо. Если бы в один несчастливый момент не пересеклись на трассе их пути с Серхио Пересом, и переднее крыло осталось целым, а машина не теряла бы потом по несколько десятых на каждом круге.

Хватило бы этого, чтобы справиться с дуэтом Фернандо и Ferrari? Сложно говорить с уверенностью, но шансы явно были. Главным же итогом этого дня стала констатация того факта, что Алонсо на Ferrari и Райкконен на Lotus лучше всех научились сочетать скорость и экономное использование шин. Они превзошли в этом как собственных напарников, так и пары Хэмилтон/Mercedes и Феттель/Red Bull, чье соперничество за место на нижней ступеньке подиума продолжалось до самых последних метров.

Себастьян максимально оттянул момент начала торможения перед 14-м поворотом, но Льюис поступил так же. Прямо перед ними в это время заблокировал «в дым» колеса Жюль Бьянки. Феттель уже был вплотную за соперником, они продолжали сражение до самого последнего поворота, где перетормозил уже Хэмилтон, стремившийся любой ценой удержать позицию. Его шин хватило для решающего ускорения к финишной черте – и этого оказалось достаточно для завоевания третьего места. Феттель позже говорил, что все могло сложиться иначе, если бы не тот обгон, который еще на четвертом круге, используя DRS, смог провести против него Нико Хюлькенберг.

Баттон на значительном удалении финишировал пятым. Его гонка была выверена столь же точно, как и у Алонсо, хотя машина и была намного медленнее. На мягких шинах британцу удалось опередить Массу, который продолжал мучиться с зернением резины. Все, что смог Фелипе – это хотя бы не пропустить под финиш раскатившегося Даниэля Риккардо. Австралийцу не помешала даже потеря времени из-за поврежденного в дебюте гонки носового обтекателя.

Ди Реста переиграл Грожана в споре за восьмое место, у пилота Lotus никак не хотели нормально работать задние шины. Невезучий Хюлькенберг оказался только десятым. Немец уступил Массе в «битве лимитаторов» во время параллельного выезда из боксов после финального пит-стопа. Он ожидал, что шины Meduim позволят поддерживать хорошую скорость на финальном отрезке, но этого не случилось. За 14 кругов Нико проиграл 16 секунд: передняя резина начала гранулироваться, и контроль за её состоянием был в тот момент важнее, чем чистая скорость. Со стороны, впрочем, все это выглядело, словно самая настоящая гонка.

  • Поделиться: