Гран При Италии-1999. Мика Хаккинен о самой обидной ошибке в карьере

Мика Хаккинен
5 сентября в 10:36
Фото: Pinterest

В преддверии Гран При Италии почитаем заметку на официальном сайте McLaren, в которой двукратный чемпион мира, так ни разу и не одержавший победу в Монце, рассказал об одной из самых обидных ошибок в своей блистательной карьере в Больших Призах. Итак, переносимся в Италию. 1999 год...

Когда я думаю о Гран При Италии, каждый раз меня разрывают на части муки сожалений, ведь мне так ни разу и не удалось подняться там на верхнюю ступеньку подиума.

Этап в Монце во все времена был особенным. И дело не только в невероятных скоростях на этом легендарном автодроме, но, скорее, в небывалом прессинге, который я, будучи пилотом McLaren, испытывал на итальянской земле в связи с нашим ожесточенным противостоянием с Ferrari.

Когда мы приезжали в Монцу, ни о чем, кроме победы, мы и думать не могли. Разумеется, мы понимали, что победа на родной земле противника придаст нам новые силы и одновременно повергнет всю Италию в шок и уныние.

Кроме того, Гран При Италии в Монце – один из самых значимых этапов в чемпионате мира. Неподражаемый Хуан Мануэль Фанхио любил говорить, что победа на знаменитом автодроме стоит двух, и я не смею перечить маэстро…

При этом трасса в Монце очень опасная и аварийная – почти любой инцидент здесь случается на огромной скорости, и я считаю большой личной удачей то, что вышел из нескольких переделок там без царапинки.

Однажды на тестах я на полной скорости наехал на кочку на главной прямой, и от подскока коленом задел механизм снятия руля. Представляете, руль отцепился и оказался у меня в руках, а я стал просто пассажиром – правда, с рулем в руках.

Гран При Италии-1994 © ф
Гран При Италии-1994Фото: ф

В 1994 году – моем первом с командой McLaren – я финишировал в Монце на подиуме, правда, на приличном удалении от лидеров Деймона Хилла и Герхарда Бергера. Однако с учетом тех проблем, которые возникали с нашим двигателем Peugeot в том сезоне, такой результат был настоящим достижением.

В следующем году, уже с мотором Mercedes, мы поднялись на одну ступеньку вверх, финишировав вторыми следом за моим бывшим напарником по Lotus Джонни Хербертом, ныне в машине Benetton-Renault.

Когда я поднялся на пьедестал почета и взглянул на толпу зрителей, я, признаюсь, подумал, что пройдет не так много времени, прежде чем я заберусь на высшую ступеньку подиума.

В итоге я четыре раз финишировал в Монце в первой тройке, и еще два раза у меня были все шансы одержать победу, но я уходил ни с чем.

В 1997 году мы решили применить очень агрессивную стратегию по топливу – я был последним в лидирующей группе, кто остановился на дозаправку. Если бы всё сработало, я бы выехал из боксов лидером, но случилось то, что случилось – у меня закончилось горючее по пути на пит-лейн.

Гран При Италии-1995 © ф
Гран При Италии-1995Фото: ф

Это было очень обидно, но иногда гонщики вынуждены идти на заранее спланированный риск, чтобы попытаться получить преимущество над соперниками. Кроме того, в команде все равно остались довольны тем уик-эндом, ведь победу одержал мой напарник Дэвид Култхард.

Мало кто знает об этом, но накануне Гран При Италии 1999 года у меня сильно поднялась температура. Я абсолютно точно не был готов к этапу на сто процентов, но каким-то чудом мне удалось взять поул в субботу.

Действительно быстрый круг в Монце обладает поистине гипнотическим действием: шум трибун на скорости за 360 км/ч смешивается с рёвом двигателя, горизонт сужается, а трибуны и старые здания вокруг превращаются в мутные пятна, вырываемые из реальности периферическим зрением.

Днем позже я всё еще не был в порядке в плане здоровья, но я не собираюсь использовать этот фактор в качестве оправдания тому, что произошло дальше.

Помнится, в той гонке я был на альтернативной тактике, которая требовала от меня выкладки на все 100 процентов с самого старта заезда. Нет, 95 процентов было не достаточно. Это было довольно рискованно, но время от времени приходится рисковать, чтобы попробовать выиграть.

Первая шикана в Монце – одно из сложнейших мест в чемпионате для всех без исключения. Буквально за несколько ударов сердца ты должен затормозить с невероятной скорости практически до нуля. В такие моменты под действием огромной перегрузки на торможении из глаз непроизвольно вырываются капли влаги, забрызгивающее визор изнутри. Ты напрягаешь все свои мышцы, смело ждешь ровно до того момента, когда можно будет начать сбрасывать передачи, после чего нацеливаешь шасси на поребрик под оптимальным углом.

Гран При Италии-1999 © ф
Гран При Италии-1999Фото: ф

Еще больше осложняет дело то, что в Монце у тебя практически отсутствует прижимная сила, так что когда ты четко заправляешь передок машины в поворот, задняя ее часть болтается, как сумасшедшая.

Инженеры посоветовали блокировать дифференциал для повышения стабильности, но любые изменения настроек имеют свои негативные последствия, и в моем случае у шасси появлялась сильная недостаточная поворачиваемость.

В поисках лишней педали тормоза или как McLaren рулила педалями

Так что мне приходилось удерживать газ на протяжении всего поворота. Это было очень странно – здравый смысл препятствовал такому поведению, как мог, и буквально орал, что машина просто проедет прямо, – но в конечном счете это работало.

В той гонке я раз 30 проделал этот фокус, и всё было в порядке. Ну, по словам комментаторов, в тот момент я просто комфортно удерживал лидерство и всё. На самом же деле я каждый раз доходил до предела, и всего один раз ошибся, переключившись на одну передачу ниже – на первую вместо второй.

В ту же секунду я почувствовал, что задние колеса заблокировались, и понял, что уже поздно выжимать сцепление или пытаться как-то еще спасти машину. Билет в один конец уже был куплен – впереди был гравий, а в Монце он очень и очень глубокий.

Гран При Италии-1999 © ф
Гран При Италии-1999Фото: ф

Всё произошло буквально за несколько секунд. Моя машина закопалась по самую коробку передач, и выбраться из этой трясины не представлялось возможным.

В тот момент меня переполняло чувство негодования. Я очень хотел победить в Монце. В чемпионате была очень плотная борьба, мне очень нужны были очки, но тогда я обо всем этом забыл, мне просто невероятно хотелось одержать победу на итальянской земле. Больше мне ничего не было нужно.

Эмоции буквально захлестнули меня. Я просто вывалился из кокпита и побрел в сторону деревьев. У меня не было злости, которую человек обычно испытывает, когда готов содрать с себя кожу из-за допущенной ошибки. Это, скорее, была грусть.

За свою карьеру я выиграл много великих гонок на исторических трассах, включая Монако, Спа-Франкоршам, Индианаполис, Сильверстоун и Сузуку. Но Монца мне так и не покорилась – и дело здесь не в роковом стечении обстоятельств. Это была моя ошибка.

Гран При Италии-1999 © ь
Гран При Италии-1999Фото: ь

Я сел под дерево и приложил все усилия, чтобы сдержать эмоции. Тщетно. Я заплакал.

В итоге я выиграл тот чемпионат. Не знаю, что бы со мной было, если бы именно эта ошибка стоила мне титула. Так что теперь уже всё в порядке, я больше не грущу.

Но я никогда не смогу сказать, что выигрывал в Монце...

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.mclaren.com/formula1/heritage/driver/mika-hakkinen/how-monza-got-the-better-of-mika-in-1999/

  • Поделиться:
Комментарии для сайта Cackle