Гран При Монако: Обзор гонки от Марка Хьюза

Марк Хьюз
31 мая 2013 в 15:27

Спустя 30 лет Нико Росберг смог повторить в Монако достижение своего отца, показав при этом не менее убедительный пилотаж. Марк Хьюз объясняет, как Mercedes удалось удержать все под контролем

Тридцать лет назад, еще за два года до рождения Нико, солнце в Монако светило даже ярче. Время прошло, Кеке заметно поседел, но в это воскресенье он снова был там – на этот раз, чтобы увидеть, как его сын смог доказать превосходство над соперниками уверенно лидируя в гонке от старта до финиша – как когда-то он сам. Еще одно интересное историческое совпадение – победа на улицах княжества стала для Нико, также как в свое время для его отца, второй в Больших Призах.

После того как 1982 году Росберг-старший выиграл чемпионат, но вскоре на пути дальнейшего развития его карьеры в Формуле 1 возникло непреодолимое препятствие в лице напарника – Алена Проста. К слову, в прошедшие выходные француз также был в Монако и брал интервью у пилотов, поднявшихся для награждения в княжескую ложу. А перед стартом нынешнего сезона многие задавались вопросом, чего сможет добиться Нико, гонщик во втором поколении, на фоне Льюиса Хэмилтона.

Появление британца в команде Mercedes, как оказалось, только подчеркнуло высокий уровень выступлений Росберга, что да некоторой степени удивляет даже самого чемпиона мира 2008 года: «Я ожидал, что Нико составит мне серьезную конкуренцию, – сказал Хэмилтон, – а вот от себя самого ждал большего».

Однако Льюис все же сыграл решающую роль в победе Mercedes в минувший уик-энд. И отнюдь не за счет того, что оттормаживал соперников, как многие ожидали накануне гонки. Хэмилтон смог квалифицироваться вторым и сдержал атаку Себастьяна Феттеля перед поворотом St. Devote. Росберг же, несмотря на относительно слабый старт, смог сохранить лидирующую позицию – что и заложило фундамент успеха немецкой команды в этот день.

То, как Mercedes удавалось контролировать ход гонки, для многих стало сюрпризом. Команда изначально отказалась от лежащей на поверхности тактики, при которой Льюис сдерживал бы пелетон, а Нико в это время создал бы для себя безопасный отрыв, чтобы в дальнейшем иметь возможность действовать по ситуации. «Для подобной тактики нужны заяц и черепаха, – сказал Росс Браун, – в нашей паре пилотов черепахи нет». Понятно, что подобный план обязательно стал бы причиной недовольства и взаимных обид.

В Mercedes не захотели назначать одного из пилотов 'черепахой' © LAT
В Mercedes не захотели назначать одного из пилотов 'черепахой'Фото: LAT

То как Mercedes удавалось контролировать ход гонки, для многих стало сюрпризом. Команда изначально отказалась от лежащей на поверхности тактики, при которой Льюис сдерживал бы пелотон, а Нико в это время создал бы для себя безопасный отрыв, чтобы в дальнейшем иметь возможность действовать по ситуации. «Для подобной тактики нужны заяц и черепаха, – сказал Росс Браун, – в нашей паре пилотов черепахи нет». Понятно, что подобный план обязательно стал бы причиной недовольства и взаимных обид.

К слову, в свое время это не останавливало Брауна, когда он работал в Ferrari. Еще один момент – если бы в Mercedes решились на подобную тактику, то, возможно, Нико пришлось бы слишком атаковать на первых кругах на тяжелой машине, заправленной топливом на всю дистанцию гонки – команда не была уверена, что в свете текущих проблем с шинами они могут себе это позволить.

Росберг не уставал повторять: «Прошло всего две недели с предыдущей гонки, когда мы также стартовали с поула, а финишировали в 70 секундах позади лидера. Нам удалось кое-что улучшить, но проблемы с износом резины никуда не делись».

Риск для Mercedes заключался в том, что любой из соперников, располагающий быстрой машиной, которая при этом испытывает меньше сложностей в работе с резиной, мог рано совершить первый пит-стоп и тем самым вынудить пилотов Mercedes также отправиться в боксы, чтобы не потерять позицию.

Так что любому из тех, кто преследовал Росберга, теоретически достаточно было лишь правильно выбрать момент для заезда в боксы – Нико пришлось бы остановиться кругом позже. Он смог бы сохранить лидерство благодаря Хэмилтону, сдерживающему соперников, но позже оказался бы беззащитен. При этом для самого Льюиса гонка также оказалась бы испорчена, подведя черту под безрадостным уик-эндом.

Но на трассе, где обгонять практически невозможно, был вариант избежать такого разбития событий. Хитрый план Mercedes заключался в том, чтобы ехать как можно медленнее, чтобы весь пелетон шел как можно плотнее – в этом случае Феттель, или кто-нибудь другой, проведя ранний пит-стоп, ни в коем случае не получил бы преимущества чистой трассы. В итоге все были бы вынуждены идти на один пит-стоп – в этом и состояла задумка.

Пилоты Red Bull Racing здорово стартовали, но им не хватило места, чтобы чего-то добиться © LAT
Пилоты Red Bull Racing здорово стартовали, но им не хватило места, чтобы чего-то добитьсяФото: LAT

Пара пилотов Red Bull Racing стартовала со второго ряда гораздо лучше, чем их соперники из Mercedes с первого – но прямая до Ste. Devote оказалась просто недостаточно длинной, чтобы воспользоваться этим преимуществом. Феттелю пришлось отступить, чтобы избежать контакта с Хэмилтоном. Марк Уэббер также был рядом, так что все боролись очень плотно, но в итоге в первой шестерке позиции не изменились. Взбираясь на холм к повороту Massenet и площади Казино, за квартетом лидеров мчался Lotus Кими Райкконена, которого по пятам преследовал на Ferrari Фернандо Алонсо.

Тот факт, что Феттель не смог на старте обойти Хэмилтона, стал серьезным ударом по планам чемпиона на очередную победу. Так что на первом круге, пока все не устоялось, он и тут, и там пытался протиснуться мимо Mercedes: подныривал на спуске от Казино, и пытался выйти вперед в Mirabeau, даже заблокировал колесо, но все же вынужден был остаться позади.

Четырьмя позициями ниже Феттеля возобновился спор, так и не доведенный до логического завершения в Бахрейне: в паре пилотов McLaren Дженсон Баттон по внутреннему радиусу уже было обошел Переса, но мексиканец оказался в корне не согласен с таким развитием событий и довольно брутально подрезал товарища по команде. Пока они продолжали выяснять отношения, Адриан Сутиль в шпильке попробовал просунуть нос своей Force India мимо Баттона, однако в итоге получил лишь повреждения переднего крыла – впрочем, незначительные.

Еще глубже в пелетоне Гидо ван дер Гарде там же, в самом медленном повороте сезона приложил свой Caterham о заднюю часть Williams Пастора Мальдонадо и был вынужден ехать в боксы, сведя на нет все свои успехи в квалификации.

Феттель продолжал мелькать в зеркалах Хэмилтона, он буквально прилип к его заднему крылу в темном тоннеле, пытаясь воспользоваться эффектом аэродинамического мешка. Они вместе выскочили из мрака тоннеля под яркий свет средиземноморского солнца, жестко оттормозились в «эске» на набережной, продолжили борьбу в угрожающе быстром Tabac, где колеса машин оказались в миллиметрах от парапета бухты. Затем последовал маневр влево-вправо на входе в секцию у бассейна, жестокая атака бордюров, и они помчались дальше в Rascasse и Noghes – и по прямой вдоль боксов.

Росберг промелькнул мимо своего отца, на 1,2 секунды опережая Хэмилтона. Британец продолжал видеть Феттеля в своих зеркалах. На втором круге Себ лучше вышел из шиканы и собирался занять внутреннюю траекторию, но туда же сместился и Хэмилтон.

Стало очевидно, что обогнать соперника у немца никак не получается, и все, чего он добьется, продолжая попытки атак – это раньше времени загубит комплект шин. Даже использование DRS на стартовой прямой не давало никакого преимущества. Себ вдруг понял, какая у Mercedes будь тактика: «Обычно ты ожидаешь увидеть перед собой две «Серебряные стрелы». Сегодня же они ехали как два туристических автобуса во время неспешного круиза».

Побывав в боксах после этого происшествия, ван дер Гарде внезапно оказался быстрейшим пилотом на трассе © LAT
Побывав в боксах после этого происшествия, ван дер Гарде внезапно оказался быстрейшим пилотом на трассеФото: LAT

И действительно, возглавляющий гонку дуэт Mercedes шел по трассе в том же темпе, что и замыкающая пелотон пара пилотов Marussia. Да что там – ван дер Гарде, пытаясь отыграться после вынужденного посещения боксов, проходил круги за рулем Caterham на 2 секунды быстрее… План лидеров быстро стал понятен. Росберг задавал такой темп, что его могли поддерживать все остальные, поэтому больших «просветов» нигде не возникало. Задумка Росса Брауна не давала Red Bull Racing, Lotus или Ferrari возможности для маневра: соперники вынуждены были отказаться от идеи раннего пит-стопа и длинного второго отрезка.

Баттон попробовал пройти Переса в шикане и просунул вперед нос своего McLaren, но Серхио выехал в зону безопасности и остался впереди.

«Я знаю, что он мой напарник, – сказал Дженсон в радиообмене, – но я этого так не оставлю. Если он срезал, то должен вернуть мне позицию». Представители FIA были согласны с Батоном, и на девятом круге они с Пересом обменялись позициями. На кону стояли лишь седьмое и восьмое места, но темп лидера был настолько низким, что при этом они отставали от него меньше, чем на десять секунд.

И все же, постепенно пелотон начинал растягиваться. Уэббер немного отстал от Феттеля, а Алонсо, в свою очередь, перестал наседать на Райкконена. Оба были вынуждены сделать это, чтобы поберечь резину.

За лидером Ferrari с небольшими отрывами следовали два гонщика McLaren, Сутиль, Жан-Эрик Вернь на Toro Rosso и Нико Хюлькенберг на Sauber, а затем был уже действительно большой «просвет» до Валттери Боттаса, который мучительно старался поддерживать оптимальную рабочую температуру задней резины на своей Williams. К двадцатому кругу отрывы достигли таких значений, что Феттель, Уэббер и Райкконен уже могли попробовать что-то предпринять.

При этом стратеги команд не забывали, что Даниэль Риккардо на Toro Rosso и преследующий его Роман Грожан на Lotus используют более жесткие шины Soft, которые в теории могли позволить им продержаться на десять кругов больше, чем SuperSoft идущих впереди соперников. И хотя позади этой пары также было достаточно пространства для потенциальных конкурентов Mercedes в борьбе за лидерство, пилотам Росса Брауна не потребовалось бы менять свои планы и раньше заезжать в боксы, если бы их основные соперники застряли позади тех, кто использовал более жесткий комплект резины.

В Red Bull Racing надеялись отыграть позиции во время пит-стопов © LAT
В Red Bull Racing надеялись отыграть позиции во время пит-стоповФото: LAT

К 26-му кругу отрыв Феттеля и Уэббера был уже таким, что они могли бы вернуться на трассу даже впереди Боттаса, но говоря о Риккардо с Грожаном. В Red Bull Racing решили для начала провести эксперимент с Марком, и посмотреть получится ли подобным образом вынудить останавливаться Mercedes. Уэббер свернул в боксы в конце круга и вернулся впереди Williams на новом комплекте резины Soft.

Росберг и Хэмилтон невозмутимо продолжили наматывать круги – и объяснялось это очень просто – времена Марка по секторам на новых шинах были не такими уж и хорошими. Более жесткий комплект прогревался медленно, поэтому первый круг на нем австралиец преодолел за 1. 21,6 – даже медленнее пилотов Mercedes, которые неожиданно взвинтили темп. Фокус не прошел, и Уэббер получил указание перейти в режим экономии шин. Не подчинись Марк – возможно, в дальнейшем он смог бы оказаться впереди Феттеля.

После Марка на пит-стопы также поехали Райкконен на Lotus и Баттон на McLaren, оба продолжили гонку на новых комплектах более жесткой резины. Алонсо отправился в боксы на 28 круге, но так и остался позади Райкконена. Теперь при тактике с одним пит-стопом всем им предстояло преодолеть на этом комплекте еще 50 кругов. С учетом весьма среднего темпа задача не казалась такой уж невыполнимой.

Несмотря на весь антураж – Монако и рев моторов двух десятков автомобилей Формулы 1, что предполагает накал эмоций и игру страстей, – дальше гонка вполне могла бы получиться довольно скучной. Интригу могла принести разве что концовка: с одним заездом в боксы у кого-то к концу гонки резина могла сохраниться лучше, а у других, не исключено, начала бы стихийно разрушаться.

Но на 29-м круге все изменилось, когда Фелипе Масса, не так уж далеко и пробившийся из задних рядов за рулем Ferrari, попал практически в такую же аварию, как в субботу с утра. Бразилец останавливался в боксах за пару кругов до этого эпизода, его машина вновь наскочила на кочку там, где на подходе к Ste. Devote трасса уходит немного вправо, передние колеса снова заблокировались – и не разблокировались, когда пилот попытался зайти в поворот. Ferrari жестко налетела на стену слева, а затем срикошетила непосредственно в Ste Devote, где ударилась о заграждение во второй раз.

И после первой аварии во время субботней тренировки казалось маловероятным, что Фелипе просто слишком долго жал на педаль тормоза, но не мог же он и после этого в гонке вновь повторить ту же ошибку. В Ferrari решили более детально разобраться в ситуации, признав, что были не правы, когда в субботу заявили о том, что инцидент случился из-за ошибки пилота [и позже выявили дефект подвески].

После аварии Массе поладобилась помощь медиков
После аварии Массе поладобилась помощь медиков

Увидев, что произошло, в Red Bull Racing решили было зазвать в боксы Феттеля, но потом передумали, так как на какое-то время показалось, что машина безопасности не будет выезжать на трассу. Кругом позже команда решила в любом случае провести пит-стоп, и немец вернулся на трассу как раз тогда, когда выехал судейский автомобиль, а Массе помогли аккуратно выбраться из машины и надели «ошейник».

Машина безопасности выехала на трассу таким образом, что её пилоту предстояло довольно долго дожидаться лидера. Пара Mercedes были далеко впереди, и им предстояло меньше, чем всем остальным, ехать до боксов в необходимом в такой ситуации медленном темпе. Но Феттель был не так уж и далеко, и тоже впереди машины Бернда Майландера. Росбергу удалось совершить пит-стоп и вернуться на трассу впереди Себастьяна. Но для Хэмилтона все пошло наперекосяк.

Механикам Mercedes нужно было обслужить Льюиса сразу следом за Нико, чтобы он не потерял круг за машиной безопасности. Поэтому британца попросили отстать от Росберга на шесть секунд – столько нужно было, чтобы поменять колеса на машине лидера и подготовить новую резину для него самого. Но Хэмилтон перестарался и отстал на 11 секунд – именно из-за этой оплошности его и смогли обойти Феттель с Уэббером.

На протяжении восьми кругов автомобиль безопасности возил за собой Росберга, Феттеля, Уэббера, Хэмилтона, Райкконена, Алонсо, Баттона, Пересе, Сутиля, Верня и всех остальных. Внешний вид шин, снятых с Red Bull Феттеля, красноречиво демонстрировал, что у немца тоже не все в порядке с износом, а значит ему, несмотря на медленный темп, все же придется поберечь и новый комплект. Так что при любом развитии событий далеко не факт, что он смог бы побороться с Mercedes под конец гонки.

Рестарт состоялся на 39-м круге, и Росберг смог сразу же оторваться на 1,9 секунды. Как и Уэббер до этого, Феттель не мог сразу прогреть более жесткий комплект резины – у Mercedes этой проблемы не было.

Хэмилтон пробует атаковать Уэббера © LAT
Хэмилтон пробует атаковать УэббераФото: LAT

Самому же Марку пришлось защищаться от Хэмилтона – тот после рестрата сначала попробовал пройти его в шикане, а затем довольно дерзко атаковал в Rascasse. Уэббер смог остаться снаружи и с минимальным зазором все же нырнул раньше пилота Mercedes в поворот Noghes.

«Мне пришлось оставить для него место, – позже вспоминал Марк. – Я думаю, в такие моменты помогает опыт. Мне казалось, что мы вот-вот столкнемся… Я посмотрел в зеркала, там было видно только его машину – и тогда я подумал, что он собирается что-то предпринять. Мне нужно было оставить для него пространство, а затем благодарить Бога, что каким-то образом мы оба смогли пройти поворот».

Вскоре Хэмилтон услышал неизбежные слова с капитанского мостика о том, что ему нужно беречь резину. «Я пытаюсь обогнать», – заметил Льюис, но вынужден был подчиниться. Все же странные у нас теперь гонки…

Вскоре вновь было разрешено использовать DRS, Росберг уже на две секунды опережал Феттеля, за которым собралась очередь из семи машин. Баттон попробовал пройти Алонсо в шпильке, но на выходе машины легонько соприкоснулись и Ferrari немного проскользила в сторону.

Пока Баттон приходил в себя после этого инцидента по пути к тоннелю, а затем к шикане, Перес смог перетормозить напарника и красиво пройти вперед по внутренней стороне.

Через пару кругов Серхио попробовал предпринять тот же маневр в отношении Алонсо, но он сработал только наполовину. Фернандо пришлось уйти в зону безопасности, чтобы избежать контакта, примерно также как раньше это сделал сам Перес в борьбе с Баттоном. Судьи начали рассматривать этот эпизод, но вскоре их внимание было отвлечено на совершенно другую историю – произошла еще одна крупная авария.

Из-за аварии Мальдонадо барьеры разбросало по трассе © LAT
Из-за аварии Мальдонадо барьеры разбросало по трассеФото: LAT

Marussia Макса Чилтона была на внутренней траектории между шиканой в бухте и Tabac, его догонял Пастор Мальдонадо, занявший внешнюю сторону. Чилтон не смог верно оценить пространство и начал перед поворотом смещаться вправо, просто не оставив венесуэльцу места. В итоге тот оказался зажат между колесами Marussia и ограждением.

После контакта машина Пастора взмыла в воздух и жестко ударилась о барьер безопасности с внешней стороны Tabac. Барьер, представляющий собой длинную цельную «ленту», буквально обернулся вокруг Williams, перегородив трассу. За 33 круга до финиша гонку остановили красными флагами. Мальдонадо, по счастью, отделался лишь синяками и царапинами.

Машины выстроились на стартовой решетке, в то время как судьи пытались водрузить защитное ограждение на место. В регламенте говорится, что в подобной ситуации смена шин разрешена. Разумеется, все переобулись в свежую резину, убив последнюю надежду на смену позиций в конце гонки из-за износа шин. Большинство выбрали более мягкий состав, так как он быстрее прогревался – из первой десятки только Райкконен и Сутиль предпочли более жесткий.

Через 20 минут гонка возобновилась за машиной безопасности, которая свернула в боксы уже через круг, но за это время по решению FIA Алонсо вынужден был отдать шестую позицию Пересу. На рестарте Росберг удержал контроль над ситуацией и сразу же вновь на секунду уехал от Феттеля. Хэмилтон еще раз попытался сразиться в Уэббером внутри Ste. Devote, но маневр не удался. Кругом позже пилот Mercedes попытался сделать то же самое при помощи DRS, но вновь потерпел неудачу.

Феттель опять собрал за собой очередь из машин, а Сутиль повторил атаку на Баттона в шпильке – итогом стал прекрасный, просчитанный до миллиметра обгон.

Несколькими позициями ниже Перес в своем излюбленном месте – в шикане в бухте – попробовал на 52 круге обойти Райкконена, но был при этом менее прозорлив. Серхио начал тормозить слишком поздно, ошибся и выехал в зону безопасности, вынудив Кими сделать то же самое, чтобы избежать контакта, а затем активно маневрировать, дабы не дать себя обойти на последующей короткой прямой.

Сутиль в этот день был неудержим и пленных не брал © LAT
Сутиль в этот день был неудержим и пленных не бралФото: LAT

Росберг по-прежнему пилотировал безукоризненно, на каждом круге по несколько десятых отыгрывая у преследователей. А Сутиль продолжал атаковать и повторил свой маневр в шпильке, обогнав Алонсо в борьбе за шестое место.

«Когда не думаешь о чемпионате и тебе нечего терять, можешь себе позволить некоторые отчаянные маневры, – сказал Фернандо. – Я несколько раз проделывал подобное в 2008-09 годах. Но подобный подход не годиться, когда ведешь борьбу за титул. Я видел его в зеркалах, и у меня был выбор – или пропустить, или столкнуться».

На последних двадцати с лишним кругах Ferrari испанца явно была не в лучшей форме. Часть от переднего крыла машины Переса повредила днище, что на 3-4% понизило прижимную силу (и привело к потере примерно 0,3 секунды на каждом круге). На последних десяти кругах дополнительной помехой стал застрявший в переднем крыле пластиковый пакет.

На 63-м круге на трассу вновь выехал автомобиль безопасности: Грожан проспал торможение Риккардо перед шиканой. Lotus налетела на заднюю часть Toro Rosso, колеса сцепились, снова одна из машин оказалась в воздухе. Трасса была засыпана обломками. Это была третья авария Ромена по ходу гоночного уик-энда…

За 11 кругов до финиша гонка возобновилась, Росберг опять уехал от всех остальных, а Хэмилтон уже мучился с гранулированием передней резины.

Через круг после рестарта Перес предпринял еще более безрассудную атаку на Райкконена после тоннеля, из-за чего сам зацепил стену (но поехал дальше), однако при этом проткнул колесо на машине финна. Кими медленно покатил в боксы, из-за чего позади него возникло некое замешательство, которым воспользовался Баттон и прошел Алонсо.

В столкновении с Райкконеном Перес повредил тормоза, так что за пять кругов до финиша он сначала срезал шикану, а затем слишком широко вошел в Rascasse, где его обогнали Сутиль, Баттон и Алонсо. Вскоре он и вовсе сошел. Мимо пронесся также Вернь, поднявшийся уже на восьмую позицию.
Росберг чувствовал себя в полной безопасности, даже несмотря на то, что под конец Феттель по обыкновению решил показать лучшее время круга. Пилот Mercedes пересек финишную черту и одержал убедительную победу, хотя и не столь удалую как в свое время его отец Кеке.

Но сейчас и сами гонки уже не такие, как в былые времена, славные и лихие. Сейчас самое главное – беречь резину. Это в полной мере осознал Хюлькенберг, когда на последнем круге на истертой до стальной ленты резине пытался сохранить девятую позицию – но в итоге пал жертвой Force India Пола ди Ресты и отыгрывавшего позиции после вынужденного пит-стопа Райкконена.

Гран При Монако
Гран При Монако

  • Поделиться: