Наследники Остапа Бендера: Как аферисты покоряли Формулу 1

Иван Беликов
26 августа в 10:01
Фото: DP

На фоне скандальной ситуации с Rich Energy AUTOSPORT.com.ru вспоминает, как в Формулу 1 попадали или пытались попасть аферисты, жулики и проходимцы. А их было немало...

Когда деньги карман жгут...

Жан Пьер Ван Россем © nieuwsblad.be
Жан Пьер Ван РоссемФото: nieuwsblad.be

Что бы вы сделали, если бы вам удалось сколотить состояние в размере 800 млн долларов? Эксцентричный бельгийский фанат Ferrari Жан-Пьер Ван Россем в 1989-м вложил часть такого капитала в автоспорт – в команду Ferrari Mondials в «24 часах Спа» и скромный коллектив Onyx в Формуле 1.

Начав в качестве спонсора, уже к середине сезона Ван Россем приобрел контрольный пакет акций Onyx. Команда не блистала результатами и регулярно оказывалась за бортом предквалификации, но в Эшториле усилиями Стефана Йохансона неожиданно доехала до подиума. Тем не менее, это не спасло интереса новоявленного босса. Ван Россем достаточно быстро наигрался в Ф1 и в конце года, когда сорвался контракт с Porsche на поставку моторов, продал команду.

А в 1991-м бельгийский миллионер был приговорен к пяти годам тюрьмы. Суд обвинил Россема в присвоении чужих денег через его инвестиционную схему Moneytron, на которой он и сколотил своё многомиллионное состояние.

Кредит за откат

Деймон Хилл за рулем машины Brabham на Гран При Венгрии-1992 © bandeiraverde.com.br
Деймон Хилл за рулем машины Brabham на Гран При Венгрии-1992Фото: bandeiraverde.com.br

Славную команду Brabham основал в 60-х гонщик Джек Брэбэм, а в 90-х закрыли алчные дельцы.

Последним владельцем конюшни стала японская инжиниринговая фирма Middlebridge Group. Но финансирование шло от лизинговой автомобильной компании Landhurst Leasing, которая брала кредиты в банках и отдавала за откат японцам. Схема была образована основателем компании Тедом Боллом и финансовым директором Дэвидом Эшуортом. Как в дальнейшем выяснилось, по аналогичной схеме они одновременно оказывали и платную финансовую помощь другой легендарной команде Lotus, доживавшей свои последние годы в Формуле 1.

Как умирали великие: повторит ли Williams судьбу Lotus или Brabham?

Но Lotus просуществовала еще два года без их поддержки, а Brabham, увы, обанкротилась вслед за Landhurst Leasing. К концу лета 1992-го долги компании перед банками достигли 148 млн долларов, из которых 75 млн нигде не фигурировали, как и поддержка команд Формулы 1. Следствие копнуло глубже и обнаружило поддельные счета, а вместе с ними и коррупционные схемы. Причем кредиты с откатом распространялись и за пределы Ф1. В частности, Болл и Эшуорт одалживали деньги английскому футбольному клубу «Тоттенхэм Хотспур».

Brabham таким образом лишилась последнего источника финансирования и канула в лету. В обмен на банковские 10,5 млн за два с половиной года команда заплатила 630 тысяч долларов.

Уголовное дело вокруг Landhurst Leasing продолжалось пять лет. В конце концов руководитель и финансовый директор признали свою вину. В октябре 1997-го Эшуорт был приговорен к полутора годам тюремного заключения, а Болл получил три года.

Сапожнику сапоги

Andrea Moda © motorward.com
Andrea ModaФото: motorward.com

Что может быть хуже и опаснее мошенничества? Некомпетентность вкупе с мошенничеством. У команды Coloni и так дела в Формуле 1 шли ни шатко, ни валко, а когда осенью 1991-го её приобрел владелец итальянской обувной компании Andrea Moda Андреа Сассети, всё стало ещё хуже.

Своё пребывание в Больших Призах модельер женской обуви начал с того, что отказался платить в казну FIA 100 тысяч долларов и попытался доказать, что Andrea Moda не является новой командой. Спор был проигран, а вдобавок к этому конюшне запретили использование машин Coloni. Свою машину коллектив построил только к третьему этапу, поэтому ни в ЮАР, ни в Мексике гонщики Алекс Каффи и Энрико Бертаджиа на старт не вышли. Не вышли они на стартовое поле и в Бразилии, но по той простой причине, что с подачи Сассети оба были уволены за критику подготовки команды к началу сезона.

Канадский этап уже с Роберто Морено и Перри Маккарти Andrea Moda пропустила из-за задолженности перед поставщиком моторов. А на следующий этап, в Маньи-Куре, команда просто не успела, потому что её трейлеры застряли в пробках, образовавшихся из-за забастовок французских дальнобойщиков. В принципе разницы не было, есть у Andrea Moda разрешение на участие или нет, потому что всё равно дальше предквалификации, за исключением Монако, её пилоты не проходили.

В августе FIA предупредила коллектив о снятии с чемпионата, если он не прибавит. Но ни о каком прогрессе не могло быть и речи, учитывая, что из команды постепенно уходили немногочисленные сотрудники. И после того как прямо в паддоке Андреа Сассети арестовали за подделку счетов, терпение Федерации лопнуло. На следующем этапе, в Монце, трейлеры Andrea Moda попросту не пустили на территорию автодрома. История обувной компании в Формуле 1 была закончена. В конце года Сассети подал заявку на сезон-1993, но получил отказ от FIA.

ООО «Рога и копыта»

Машина Arrows с логотипом T-Minus © vice.com
Машина Arrows с логотипом T-MinusФото: vice.com

Скандальная ситуация, в которой оказалась Haas, частично напоминает события 20-летней давности, развернувшиеся вокруг команды Arrows.

К концу 90-х «Стрелы» испытывали большие финансовые проблемы и с трудом выбирались из конца пелотона. Поэтому, когда на горизонте появился называвший себя нигерийский принцем миллионер Малик Адо Ибрагим c предложением купить 25% акций и вложить в команду 125 млн долларов, владельцы, не раздумывая, приступили к переговорам. Но сделка затянулась до осени 1999-го, а Ибрагим изначально появился в команде в качестве спонсора.

Инвестиции в Arrows принц-самозванец собирался вложить через свою компанию T-Minus, логотипы которой появились на машинах Arrows на третьем этапе сезона-1999 в Имоле. Компания будто бы специализировалась на производстве энергетических напитков, но, как в дальнейшем выяснилось, денег у неё не было, как и налаженного производства. Существовала T-Minus или нет, неизвестно, как и неизвестны мотивы Ибрагима в Формуле 1.

С одной стороны, он мечтал создать нигерийскую команду, а с другой – пиарил себя, заявляя, что хочет стать таким же известным боссом, как Эдди Джордан. Может быть, за счет связей с Arrows он собирался разрекламировать свой бренд T-Minus и в будущем вложить полученные деньги в команду... Но осенью 1999-го, когда подошел крайний срок покупки акций, он бесследно исчез из мира Формулы 1 и оставил Arrows с разбитыми надеждами, не вложив в команду ни цента.

В 2005-м Малик Адо Ибрагим вновь ненадолго появился на международной автоспортивной арене, заявив о планах по созданию нигерийской команды NASCAR. Дальше разговоров, конечно, не зашло, а в 2008-м он был арестован за присвоение 750 тысяч долларов, полученных им на развитие карьеры молодого пилота NASCAR Роберта Ричардсона-младшего.

Команда-призрак

Машина Lambo 291, построенная для команды GLAS © pinterest.ru
Машина Lambo 291, построенная для команды GLASФото: pinterest.ru

В 1989-м мексиканский бизнесмен Фернандо Гонсалес Луна объявил о планах создать мексиканскую команду Формулы 1. Он основал компанию под названием GLAS – Gonzalez Luna Associates – и занялся привлечением спонсоров из Мексики. А в начале 1990-го о поддержке проекта заявила итальянская компания Lamborghini. Была собрана техническая группа, а GLAS получила бюджет в размере 20 млн долларов, и подготовка к дебюту в 1991-м началась.

Но внезапно накануне презентации в Мексике, в конце июня 1990-го, Гонсалес Луна исчез, а вместе с ним исчезли и все собранные 20 млн! Вскоре выяснилось, что мексиканец ранее обвинялся в мошенничестве, поэтому факт аферы был налицо. За минувшие 29 лет его так и не нашли.

Lamborghini всё равно построила шасси и мотор, которые в 1991-м использовал молодой коллектив Modena Team. А проект первой мексиканской команды Формулы 1 так и остался лишь в планах…

Опасный человек

Larrousse © wheelsage.org
LarrousseФото: wheelsage.org

В 1992-м у французской команды Larrousse ненадолго появился новый совладелец. Venturi, которой принадлежал коллектив, продала долю акций Comstock Group. Компания принадлежала немецкому бизнесмену по имени Райнер Вальдорф и занималась продажей дорогих автомобилей. Но на самом деле 50-летнего немца звали Клаус Вальц, и он находился в международном розыске по подозрению в четырех убийствах. А сама компания, как выяснилось, продавала угнанные авто на «черном рынке».

Истинная личность нового совладельца Larrousse стала известна буквально через несколько недель после его первого появления в паддоке, когда полиция нагрянула в дом Вальца во Франции. «Бизнесмена» задержали в его кабинете, но уже будучи под стражей он достал из ящика в столе ручную гранату и пригрозил её взорвать, если полиция не выполнит его указания. Жандармы подчинились, и он скрылся в неизвестном направлении. Через месяц его нашли в Мюнхене. В отеле, где он находился, завязалась перестрелка, которая продолжалась девять часов. При штурме Вальц был застрелен, так и не успев поруководить командой Формулы 1.

«Деньги переведены, но нужно подождать»

Мансур Иджаз на Гран При Монако-2013 © F1i
Мансур Иджаз на Гран При Монако-2013Фото: F1i

В наше время сомнительным лицам попасть в бизнес-среду Формулы 1 достаточно тяжело. Опыт конца 80-х и начала 90-х, когда в чемпионат активно стремились мутные бизнесмены и спонсоры, не прошел бесследно. Новые команды попадают на стартовое поле лишь посредством тщательного отбора FIA, а команды при выборе партнеров и спонсоров действуют по принципу «Нет денег – нет мёда».

Эти заградительные барьеры работают. Например, сербский бизнесмен Зоран Стефанович четырежды с 1998-го по 2014-й подавал заявку на участие, но в виду отсутствия доказательств финансовой дееспособности проекта StefanGP каждый раз получал отказ от Международной автомобильной федерации.

Сработал этот фильтр и в конце 2013-го, когда претендентом на покупку 35% акций команды Lotus выступил консорциум Quantum Motorsport, в который будто бы входили богатые и влиятельные люди, включая султана Брунея. Но по факту никого из консорциума, кроме одной сомнительной личности по имени Мансур Иджаз, в Формуле 1 не видели.

Еще в конце нулевых Иджаза обвинили в мошенничестве – через две подставные компании он взял кредиты в банках и был таков. Суд обязал его выплатить 1,4 млн долларов. Так что ситуация с покупкой акций Lotus, скорее всего, была ещё одной аферой в его исполнении.

Переговоры фонда Genii Capital, которому принадлежала команда, и Quantum Motorsport длились несколько месяцев. За это время Иджаз несколько раз заявил, что сделка заключена. На словах он трудоустроил в Энстоун Нико Хюлькенберга и даже своего младшего брата Муджиба [в центре на главном фото], якобы бывшего инженера Ford и технического директора технологического инкубатора 123 Venture Technologies в Бостоне. «Я скажу прямо, просто и с уверенностью – мы станем номером один в Формуле 1 за 12 месяцев», – обещал Мансур.

Только проблема в том, что переговоры с Genii Capital не сдвинулись с мертвой точки и ни о какой покупке акций не шло речи. Ни консорциума, ни денег у Иджаза не было. Несколько раз он публично обещал перевести деньги на счет Lotus. Дошло до смешных заявлений в стиле: «Мы не мошенники, поверьте! Наша компания реальна. Деньги переведены, нужно подождать два дня, чтобы банк одобрил перевод».

Никакого перевода на счет Lotus, конечно, не поступило, и в начале 2014-го команда прекратила переговоры с Quantum Motorsport, а Иджаз обвинил в срыве переговоров своих конкурентов, которые будто бы распространяли о нем ложные сведения...

  • Поделиться: