Когда середнячки побеждали. Единственный триумф Stewart в Формуле 1

Гэри Андерсон
28 марта в 8:31
Фото: twitter.com/1990sf1

20 лет прошло с тех пор, когда Джонни Херберт и Рубенс Баррикелло, стартовав далеко за пределами первой десятки, прорвались наверх и финишировали на пьедестале. Гэри Андерсон, бывший в то время техническим директором Stewart, вспоминает, как это было...

Новое поколение болельщиков Формулы 1, наверное, и не знает, что команды из середины пелотона способны бороться за подиумы и победы. А ведь еще два десятилетия назад это было более чем реально.

Сегодня я вспомню, как в 1999 году, когда я возглавлял технический департамент Stewart, наши гонщики Джонни Херберт и Рубенс Баррикелло покорили Нюрбургринг, по праву завоевав двойной подиум.

Это был удивительный день. Но больше остальных он, конечно, запомнился Джеки Стюарту, который сам, будучи, гонщиком, трижды побеждал здесь, в Нюрбурге, в 1968-м, 1971-м и 1973-м. Последний из этих триумфов стал заключительным в череде побед шотландца в качестве пилота Формулы 1 – в тот день я тоже там был с Brabham, – но, безусловно, четвертый успех – уже в новом качестве – запомнился ему едва ли не больше.

В этот раз он завоевал победу со своей собственной командой. Много ли гонщиков могут похвастать тем, что добивались побед в Формуле 1 с разницей в 26 лет сначала за рулем машины, а затем – в статусе владельца?

И хотя в истории этот день остался как один из самых счастливых для нас, я помню до мельчайших подробностей, как тяжело складывался тот уик-энд. Многие пилоты в то воскресенье могли выиграть гонку, но не выиграли, а ведь все мы знаем, что для того, чтобы одержать победу, нужно сначала финишировать, и не важно, как ты это сделаешь. В тот день Херберт сохранил голову на плечах до самого финиша сложной гонки, тогда как все его соперники растеряли свои по пути.

Но кто мог подумать, что успех возможен, после квалификации? Джонни вынужден был использовать в субботу запасную машину из-за возникших проблем с электрикой, и в переменчивых погодных условиях сессия приобрела отчасти лотерейный характер – всё зависело от того, кто сможет показать результат в последние 15 минут, когда чуть распогодилось.

Мы решили поставить нашим пилотам наиболее жесткий из двух оставшихся комплектов шин Bridgestone – и по тому же пути пошли только в Ferrari. Но это не окупилось – Херберт показал лишь 14-е время, а Баррикелло – 15-е.

Однако мы знали, что машина на самом деле быстрее, чем могло показаться при взгляде на квалификационный протокол. Рубенс был седьмым и пятым в двух тренировках и возглавлял таблицу после первых попыток в квалификации. Но бразилец не смог собрать лучший круг тогда, когда это было нужно, и оказался на дне стартового поля, тогда как по чистой скорости мы должны были располагаться где-то на первых трех рядах.

Stewart © autosport.com
StewartФото: autosport.com

Что касается Джонни, то ему никак не удавалось обрести уверенность на одном быстром круге в квалификации. Но мы не без оснований полагали, что старт в воскресной гонке на жестких шинах в переменчивых условиях даст нам больше свободы действий в отношении динамики погоды.

Жесткие шины в то время не были такими уж жесткими – скорее, их можно было назвать Soft или ExtraSoft, – и они были медленнее примерно на полсекунды на круге. Но мягкая резина начинала зерниться и терять скорость уже после 5-10 оборотов по трассе. В дальнейшем они более или менее приходили в порядок, но время было уже потеряно.

В наши планы входило продержаться на трассе на "сликах" (помните, они тогда были с канавками?) как можно дольше и по максимуму использовать возможную перемену погодных условий, которая должна была произойти в нужное для нас время.

На командном мостике стало очень неспокойно, когда на трассе появились первые капли дождя. В гонке лидировал стартовавший с поула Хайнц-Харальд Френтцен на Jordan, следом за которым шел Дэвид Култхард, выступавший за McLaren. Рубенс и Джонни завершили первый круг 11-м и 13-м соответственно, после чего на трассе появилась машина безопасности – Педро Диниц на Sauber столкнулся с Деймоном Хиллом (на фото ниже).

В районе 20-го круга сразу несколько гонщиков поехали в боксы за дождевыми шинами. В их числе был действующий и будущий чемпион мира Мика Хаккинен, за которым стояла вся стратегическая мощь McLaren. И это решение испортило финну гонку.

Остаться на трассе в той ситуации было невероятно трудно. Это как раз тот самый момент, когда тебя все вокруг спрашивают, уверен ли ты, что всё делаешь правильно. Иногда бывает труднее всего бездействовать.

Педро Диниц и Деймон Хилл © autosport.com
Педро Диниц и Деймон ХиллФото: autosport.com

Должен сказать, что в тот момент Джеки Стюарт проявил свое истинное понимание автоспорта. Мы недолго поговорили с ним о том, что происходит на трассе, и он понял наши планы и доводы. Джеки никогда не пользовался "служебным положением", чтобы утвердить собственную волю.

Френтцен лидировал на протяжении первых 32 кругов из 66, но стал первой жертвой из тех, кто претендовал на победу в гонке. На выезде из боксов на его машине возникли те же проблемы с электрикой, что и у его напарника Деймона Хилла на старте (на самом деле оба просто забыли отключить систему, помогающую на старте, в результате чего и возникла поломка, – прим. пер.) После этого лидерство захватил Дэвид Култхард.

Джонни проехал без остановок до 35-го круга, когда на дальней части автодрома начал накрапывать мелкий дождь. В районе пит-лейна в тот момент были тучи, но дождя не было.

Когда Херберт был уже на пит-лейне, я спросил его, какие шины поставить – "сухие" или дождевые. И в этот самый момент мне на руку упала большая капля дождя, а следом вторая. Джонни ответил: «Я не знаю», тогда я скомандовал: «Дождевые!», понадеявшись на осадки. Да, это была просто угадайка, но каждый раз, когда пытаешься достать из шляпы кролика, без нее просто не обойтись.

Рубенс заехал в боксы двумя кругами позже – на 37-м. Дождя к тому моменту всё еще не было, а бразилец отлично справлялся с машиной на "сликах" на влажной трассе. Так что он предпочел остаться на этом же типе резины. Мы не спорили с его решением – в конце концов у нас будет на трассе два пилота на разных шинах, и при любом развитии событий мы останемся в плюсе как минимум с одним из них.

Перед остановками в боксах Баррикелло был примерно в шести секундах впереди Херберта. Но дождевые шины позволили англичанину завладеть инициативой, тогда как Рубенс на "сухой" резине с трудом удерживал машину на трассе.

Култхард пролидировал в гонке не так долго – на том же круге, когда Рубенс посетил боксы, шотландец вылетел с трассы, пытаясь нарастить отрыв от преследовавшего его Ральфа Шумахера, и разбил машину. Таким образом, еще один претендент на победу самоустранился.

Шумахер потерял лидерство, заехав в боксы, и на первое место вышел очередной кандидат – Джанкарло Физикелла на Benetton.

На 47-м круге Херберт еще раз заехал в боксы и перешел на "слики".

Джанкарло Физикелла © autosport.com
Джанкарло ФизикеллаФото: autosport.com

Через два круга с трассы вылетел и Физикелла, в результате чего гонку вновь возглавил Ральф, а Джонни сумел выбраться уже на второе место, опережая Ярно Трулли из Prost.

Шумахеру не повезло – будучи лидером он проколол колесо и вынужден был ехать в боксы, что стоило ему не только победы, но и подиума. В результате Херберт впервые в гонке вышел в лидеры и удержал эту позицию на протяжении оставшихся 17 кругов, опередив в результате Трулли на 22 секунды.

Последние несколько кругов Рубенс держался у Ярно на хвосте, но так и не смог провести обгон.

В итоге два пилота Stewart поднялись на пьедестал почета. В той гонке многие команды и гонщики претендовали на триумф: Френтцен, Култхард, Шумахер и Физикелла лидировали на разных отрезках дистанции, но гонка продолжалась 66 кругов, и в нужный момент в нужном месте оказался именно Джонни Херберт.

Такие гонки, в которых соперники спотыкаются, бывают, и нужно уметь пользоваться этими моментами. Эдди Ирвайн, участвовавший в чемпионской гонке с Хаккиненом, к примеру, заехал в боксы Ferrari, когда команда была к этому не готова, – они только что обслужили Мику Сало, который свернул на пит-лейн после вылета с трассы, и не успели вынести шины.

К тому же последние круги заезда были очень непростыми. Погодные условия по-прежнему были не идеальными, и достаточно было всего на метр съехать с накатанной траектории, как ты оказался бы за пределами трассы. Но оба пилота показали высочайший профессионализм и привезли шасси домой целыми и невредимыми на трассе, которая даже после перестройки продолжала выплевывать машину за машиной.

Как много изменилось с тех пор. Тогда очки давали только первым шести пилотам, и ты вполне мог каждый раз финишировать седьмым и провести в итоге отличный сезон с нулем в графе набранных очков.

Stewart © autosport.com
StewartФото: autosport.com

К тому же та гонка лишний раз доказала, что и небольшие команды бывают способны на большие свершения. Представьте себе сегодня подобные достижения от пилотов McLaren или Renault.

Stewart-Ford SF3 была очень неплохой машиной, но она страдала от проблем с надежностью. Двигатель Cosworth Ford был довольно легким и мощным, но в начале сезона частенько ломался.

Команда продувала свое шасси в Калифорнии, в аэродинамической трубе Swift, что, согласитесь, далековато от Милтон-Кинса. Но в целом мы добились максимума возможного.

Для меня интереснее всего в том сезоне было наблюдать за Джеки Стюартом – он был настоящим гонщиком и был всецело вовлечен в этот проект. К тому же он в полной мере понимал ситуацию и, будучи гонщиком, знал, что коллективу приходится очень непросто. Он поддерживал нас всегда и во всем.

Для меня большая честь быть с ним знакомым, работать вместе и стать частью этой запоминающейся истории на Нюрбургринге...

Перевел и адаптировал материал: Александр Гинько

Источник: https://www.autosport.com/f1/feature/9542/one-of-f1-craziest-grands-prix-remembered

Stewart © autosport.com
StewartФото: autosport.com

  • Поделиться:
Комментарии для сайта Cackle